Среда, 22 Ноября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Сергей Непобедимый: «Ликвидация ракет «Ока» была государственной изменой»

Его фамилия стала символом мощи советской военной техники. Генеральный конструктор Коломенского КБ машиностроения, академик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР Сергей Непобедимый за свою жизнь создал 28 ракетных комплексов и их модификаций. Многие из них — впервые в мире. В этом году он ушел из жизни. В распоряжении «Культуры» оказалась запись одного из его последних интервью.

культура: Сергей Павлович, когда Вы начали заниматься конструированием?
Непобедимый: С детства, сколько себя помню. И сразу начал с оружия.

культура: Делали деревянные ружья?
Непобедимый: Почему деревянные? Металлические. Из обрезков труб и прочего лома. Пушки и ружья делали с ребятами еще в младших классах — все стреляло, как настоящее. Пушку, например, соорудили так: притащили ось старого плуга с двумя колесами. Водопроводную трубу обрезали, один конец сплющили. Зарядили охотничьей картечью — доску с 20 метров разбивала в щепки.

Все это, конечно, втайне от родителей. Как ни странно, серьезных травм ни у кого не было. Только однажды случилось, когда парня из нашей компании ранило в руку. Мы ему пригрозили: «Если кому-нибудь расскажешь — побьем и дружить с тобой не будем». Увлечение техникой от отца пошло. У него было множество рабочих профессий — от кузнеца до механика и шофера.

культура: А откуда фамилия такая?
Непобедимый: Павел Федорович, мой отец, был мастер кулачных боев. Фамилия пошла от прозвища, которое дали ему на «сшибках».

культура: Папа Ваш, пишут, во время Гражданской был личным шофером Ворошилова. Красная номенклатура...
Непобедимый: Да, отец возил Ворошилова, а во время боев за Царицын — и Сталина, но в номенклатуру не попал, да и не стремился. После Гражданской он поселился в Рязани, где познакомился с мамой — она работала телефонисткой на вокзале. Там я и родился. Мама ездила за продуктами в деревню. Оставить меня было не с кем — отец на работе — поэтому брала с собой. Однажды мы ехали в поезде, мне тогда год исполнился. Мама вышла на станции за кипятком, оставив меня под присмотром попутчицы, возвращается — а поезд ушел.  Догнала на разъезде. Когда влетела в вагон, женщина сказала ей: «Если бы вы не появились, я бы вашего мальчика себе взяла». Часто думаю: что было бы тогда со мной? Кем бы вырос?

А в 14 лет я по журнальным эскизам изготовил свою первую модель. Это был глиссер с паровой турбиной, отлично ходил по воде — мы с друзьями испытали его на городском пруду. Глиссер я отправил посылкой на Всесоюзный конкурс судомоделистов журнала «Знание — сила», и хоть не завоевал призового места, но получил благодарность за творческую изобретательность. Первую в жизни. Появилась жажда знаний, и в 8 классе я уже погрузился в учебу с головой.

культура: Трудно было в провинциальном городке готовиться в престижный вуз?
Непобедимый: Школа у нас была с традициями — там еще старые гимназические педагоги работали. Уровень преподавания точных и естественных наук, особенно физики, был очень высок. Школьный учитель Лунев рассказывал нам о последних исследованиях того времени в области ядерной физики. Именно от него я впервые услышал о первых попытках расщепления атома.

Но, конечно, готовиться пришлось серьезно. Сразу после выпускного вечера я засел в библиотеке, перерешал все задачники, прочитал всю нужную литературу.

В июле 1938 года поехал в Москву, поступать в краснознаменный Механико-машиностроительный институт имени Баумана. Родители справили первый в жизни костюм — 160 рублей стоил. На ботинки денег не хватило, поэтому поехал в тапочках.

Прибыл на Курский вокзал в шесть утра. Чтобы сэкономить, пешком пошел в приемную комиссию, к Слободскому дворцу. Раннее утро, улицы пустые, по ним поливальные машины едут — меня поразило, насколько чисто вымыт был асфальт... Месяц сдавал экзамены. Конкурс был жесточайший — из 36 человек моего потока на факультет боеприпасов поступили только четверо. И я в том числе.

культура: Вы разрабатывали страшное оружие. Не чувствуете ли себя причастным к гибели тех людей, которых оно убило? Тем более, что оно попадало в руки разных международных подонков.
Непобедимый: За то, что в руках у бандитов оказались мои зенитно-ракетные комплексы, должны отвечать те, кто их продал. Что же касается смертоносности моего оружия... Вы были в ситуации, когда прямо на вас на малой высоте летит вражеский самолет, а у вас нет даже винтовки? А я был. Сентябрь 1941 года. Из 300 студентов нашего третьего курса был сформирован строительный батальон и направлен в прифронтовую зону, под Ельню. Мы сооружали противотанковый ров. Режим был жестким: в 4 утра — подъем, в 23 часа — отбой. Руки порой лопату не держали. Обстрелы и бомбежки были часто. Но вот налет 8 сентября я запомнил на всю жизнь. На меня, снижаясь и стреляя из пулемета, пошел «Мессершмитт». Я прыгнул в окоп. Упал на спину и глянул вверх. И на всю жизнь запомнил лицо немецкого летчика. Напряженное лицо человека, который хотел меня убить.

культура: Вас не взяли на фронт. Почему?
Непобедимый: Первый раз я подал заявление о зачислении меня в действующую армию на второй день войны, в 19 лет. И потом не раз подавал снова. Но призыву подлежали только первый и второй курсы. Старшекурсники учебу прекратили и были направлены на оборонные предприятия. А мы, третий курс, днем учились, а с восьми вечера и до двух ночи работали на заводах. Выходные и отпуска на время войны были отменены.

культура: Как получилось, что вы занялись именно ракетами?
Непобедимый: Перед тем как мы начали подготовку дипломов, было обсуждение тем — что наиболее востребовано. Как выяснилось, реактивные системы. И я попал к Юрию Александровичу Победоносцеву — одному из создателей легендарной «Катюши». Потом он рекомендовал меня Борису Шавырину — руководителю Специального конструкторского бюро гладкоствольной артиллерии, созданного в подмосковной Коломне. Но мне в Коломне дали делать миномет...



Комментарии  

 
0 #1 Марина Тимонина 18.09.2014 11:32
Сергей Павлович Непобедимый - выдающийся создатель ракетных комплексов, установок и орудий - от "Шмеля" до "Оки" и "Искандера". Уникальный по твердости и порядочности человек. Интервью же пустозвонное, написанное "дамской ручкой".Даже я в серии интервью с Непобедимым 15 и 20 лет назад "копнула глубже"... Жаль, что тема загублена! Судьба Сергея Павловича достойна другого подхода и осмысления.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 680 гостей онлайн