Пятница, 18 Октября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Межэтнические факторы и экономические аспекты
Ю.Г. Павленко

Источник: альманах «Развитие и экономика», №1, сентябрь 2011, стр. 138

Юрий Григорьевич Павленко – доктор экономических наук, заведующий Центром изучения институтов гражданского общества Института экономики РАН.

Я хо­тел бы ко­рот­ко об­ри­со­вать, во-пер­вых, си­ту­а­цию, ко­то­рую я наб­лю­даю по ра­бо­те в Инс­ти­ту­те эко­но­ми­ки. Я участ­вую в двух та­ких ми­нип­ро­ек­тах. Пер­вый про­ект – это зас­той вре­мен СССР. Его фи­нан­си­ру­ет фонд Эб­бер­та. И вто­рой ма­лень­кий про­ект – ана­лиз прог­но­за на 2020 год, а так­же ана­лиз и прог­но­зы на три го­да, осу­ще­с­твля­е­мый при под­де­рж­ке Ми­нэ­ко­ном­раз­ви­тия. Ра­бо­тая в этих про­ек­тах, я стал та­ким пес­си­мис­том и, ци­ти­руя од­но­го из ру­ко­во­ди­те­лей, мо­гу ска­зать, что, ана­ли­зи­руя этот прог­ноз на три го­да, соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что его ав­то­ры са­ми не ве­рят в то, что они прог­но­зи­ру­ют. По­то­му что прог­ноз на 2020 год го­во­рит о том, что к это­му вре­ме­ни мы вый­дем на уро­вень раз­ви­тия ев­ро­пейс­ких стран с точ­ки зре­ния уров­ня жиз­ни и эко­но­ми­чес­ко­го раз­ви­тия, а прог­ноз на эти три го­да го­во­рит о том, что мы вый­дем из кри­зи­са.

Я поз­во­лю се­бе выс­ка­зать точ­ку зре­ния, что мы не за­хо­дим и не вы­хо­дим из кри­зи­са, а на­хо­дим­ся уже двад­цать лет в пер­ма­не­нт­ном сис­тем­ном кри­зи­се. Он про­яв­ля­ет­ся в том, что мы вста­ли на уро­вень стран треть­е­го ми­ра. 40% ВВП мы про­из­во­дим за счет внеш­не­э­ко­но­ми­чес­ких опе­ра­ций, то есть мы чрез­вы­чай­но за­ви­си­мы. Та­кой уро­вень до­ли внеш­не­э­ко­но­ми­чес­ких опе­ра­ций в ва­ло­вом внут­рен­нем про­дук­те име­ют толь­ко та­кие стра­ны, как Венг­рия, Гол­лан­дия, то есть не­боль­шие стра­ны.

О.Т. Богомолов: Но эту циф­ра не очень вер­ная. Не 30%, а 15% или 16%.

Ю.Г. Пав­лен­ко: Вер­но. Но в кор­не это си­ту­а­цию не ме­ня­ет.

Мы не заходим и не выходим из кризиса, а находимся
уже двадцать лет в перманентном системном кризисе.

Вто­рое – на­ша вот эта сырь­е­вая за­ви­си­мость, то есть мы це­ли­ком за­ви­сим от цен на сырье. В ре­зуль­та­те ни­ка­ких фак­то­ров и действий по вы­хо­ду из сис­тем­но­го кри­зи­са не наб­лю­да­ет­ся. С мо­ей точ­ки зре­ния, ког­да мы го­во­рим о мо­дер­ни­за­ции, это при­мер­но то же са­мое, что и во­люн­та­ризм при сня­тии Хру­ще­ва. То есть все по­ни­ма­ли при Хру­ще­ве, что это пло­хо, но ник­то не знал, что это та­кое. И то же са­мое с мо­дер­ни­за­ци­ей: все по­ни­ма­ют, что это хо­ро­шо, но что это та­кое? По­э­то­му я не бу­ду опе­ри­ро­вать этим тер­ми­ном. Мне хо­те­лось бы опе­ри­ро­вать по­ня­ти­ем эко­но­ми­чес­ко­го ус­пе­ха, о ко­то­ром мы за­бы­ли. Эко­но­ми­чес­кий ус­пех – с мо­ей точ­ки зре­ния, это та­кое сос­то­я­ние эко­но­ми­ки, ко­то­рое обес­пе­чи­ва­ет ей ста­биль­ный эко­но­ми­чес­кий рост и при ко­то­ром пло­да­ми это­го эко­но­ми­чес­ко­го рос­та поль­зу­ет­ся все на­се­ле­ние стра­ны. У нас был, действи­тель­но, эко­но­ми­чес­кий рост, но эко­но­ми­чес­кий рост без раз­ви­тия, и по­то­му он не был ста­биль­ным. Дос­та­точ­но бы­ло не­ко­то­рых из­ме­не­ний внеш­не­э­ко­но­ми­чес­кой конъ­ю­нк­ту­ры, и это­го эко­но­ми­чес­ко­го рос­та не ста­ло, по­то­му что ста­биль­ный эко­но­ми­чес­кий рост пред­по­ла­га­ет струк­тур­ные из­ме­не­ния. У нас они есть, но со зна­ком «ми­нус». То есть на­ша струк­ту­ра не улуч­ша­ет­ся и да­же не ста­би­ли­зи­ру­ет­ся, а ухуд­ша­ет­ся. И те па­ра­мет­ры и на­мет­ки, ко­то­рые за­ло­же­ны в прог­но­зе, по су­ще­ст­ву, как бы ста­би­ли­зи­ру­ют (внеш­не) по­ло­же­ние, а на са­мом де­ле оно толь­ко ухуд­ша­ет­ся – как от­но­си­тель­но, так и аб­со­лют­но. С на­шей точ­ки зре­ния, здесь, ко­неч­но, нуж­на мо­би­ли­за­ци­он­ная эко­но­ми­ка. Я знаю, что не­ко­то­рые, в том чис­ле и впол­не ра­зум­ные го­су­да­р­ствен­ни­ки, как-то нас­то­ро­жен­но от­но­сят­ся к та­кой фор­му­ли­ров­ке, но мне ка­жет­ся, что здесь нет ни­че­го об­ще­го ни с ла­ге­ря­ми, ни с на­си­ли­ем, – это прос­то нор­маль­ная тер­ми­но­ло­гия. С мо­ей точ­ки зре­ния, ки­тайс­кая эко­но­ми­ка яв­ля­ет­ся мо­би­ли­за­ци­он­ной. Они мо­би­ли­зу­ют свои ре­сур­сы как во вре­ме­ни, так и в прост­ра­н­стве, на оп­ре­де­лен­ные точ­ки рос­та, и они зна­ют, что бу­дут иметь че­рез пять, че­рез двад­цать лет и так да­лее.

Экономический успех – с моей точки зрения, это такое состояние экономики,
которое обеспечивает ей стабильный экономический рост и при котором
плодами этого экономического роста пользуется все население страны.

По­э­то­му что здесь мож­но бы­ло бы пред­ло­жить? Нап­ри­мер, ин­вен­та­ри­за­цию на­ших ре­сур­сов. Ре­сур­сов как ма­те­ри­аль­но-тех­ни­чес­кой ба­зы, так и че­ло­ве­чес­ко­го и со­ци­аль­но­го ка­пи­та­ла, и, на­ко­нец, ре­сур­сов иде­о­ло­гии. Поз­во­лю ос­та­но­вить­ся на этом важ­ном, на мой взгляд, фак­то­ре. Де­ло в том, что проб­ле­ма на­шей стра­ны, как се­год­ня уже го­во­ри­лось, зак­лю­ча­ет­ся в па­де­нии рож­да­е­мос­ти. Кро­ме то­го, мы так и не оп­ре­де­ли­лись с сис­те­мой цен­нос­тей, ко­то­рых при­дер­жи­ва­ем­ся. И ког­да мы го­во­рим о зас­тое, в чем проб­ле­ма? Я вни­ма­тель­но наб­лю­дал, по­че­му у нас про­и­зо­шел пер­вый зас­той, а в Ки­тае, нап­ри­мер, про­ис­хо­дит бур­ный эко­но­ми­чес­кий рост. Де­ло в том, что в Ки­тае пос­ле Мао Цзе Ду­на сра­зу приш­ла но­вая ко­ман­да, и не бы­ло вот это­го пе­ри­о­да пер­во­го зас­тоя. У нас, к со­жа­ле­нию, этот пе­ри­од сде­лал на­шу эли­ту нес­по­соб­ной, по су­ще­ст­ву, к даль­ней­ше­му раз­ви­тию. То есть мы по­лу­чи­ли в ре­зуль­та­те пер­во­го, бреж­не­вс­ко­го зас­тоя, эли­ту, ко­то­рая по сво­им ка­че­ст­вам – про­фес­си­о­наль­ным, мо­раль­ным и так да­лее, – не мо­жет де­лать то, что де­ла­ют ки­тай­цы. Ес­ли бы пос­ле Ста­ли­на сра­зу на­ча­лись ре­фор­мы та­ко­го ти­па, как ки­тайс­кие, я ду­маю, ре­зуль­тат был бы дру­гой.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1533 гостей онлайн