Четверг, 21 Сентября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Украинский консенсус:
Сергей Белкин про восточноукраинский конфликт

На вопросы отвечает Сергей Николаевич Белкин, главный редактор альманаха и портала «Развитие и экономика»

Прежде чем попытаться отвечать на полученные вопросы, я задаю самому себе ещё один: а есть ли у меня собственное внутреннее ощущение того, что я могу, имею право на эти вопросы отвечать? Ведь все они сформулированы так, что любой ответ будет звучать как рекомендация, по крайней мере – как совет, исходящий от меня. Причём, адресованный ни много ни мало, а Украине, украинскому обществу! Мне важно найти оправдание – перед самим собой: почему я берусь рассуждать о том – «что Украине нужно»? Я не из тех расторопных и скорых на суждения по любому поводу журналистов и политработников, называющих себя теперь «политологами», которые знают ответы на все вопросы, и дай им только возможность «себя показать» — они тут как тут. И если бы речь шла о другой стране, которую я воспринимаю как некий внешний «мировой фактор» – США или Китай, например, то я бы не испытывал подобных проблем. Но Украина – это другое. Это не «внешний» для меня фактор, а часть меня самого. И эти размышления и сомнения – не политкорректность, а разговор со своей совестью… А совесть знает, что Украина для меня не просто соседнее государство и не только часть моей большой Родины, но и часть истории семьи: моя мать родом из Мариуполя, мои родители встретились в Днепропетровске, там же родились мои братья… Так что, с самим собой я хочу оставаться в ладу, принимаясь за обдумывание ответов на вопросы.

1. Вокруг каких ценностей может сегодня сплотиться украинское общество? Что может объединить людей из разных областей Украины? На чей опыт можно опираться Украине при поиске путей развития?

Разговор на языке ценностей, видимо, единственно возможный путь поиска зоны консенсуса для расколотых обществ, к которым относятся и Украина, и Россия. Ценности же присутствуют и формируют свои иерархии, шкалы в разных измерениях: политическом, экономическом, культурном и многих других, которые мы используем, описывая общество.
В пространстве политических и экономических ценностей найти согласие в обществе, накалённом до уровня противостояния, на мой взгляд, невозможно.

Политические ценности – это вторичные сущности, производные от более фундаментальных основ бытия. Причём не органические производные, а искусственно сконструированные деривативы, произведённые политиками и идеологами, преследующими конкретные цели. Язык политики – язык лозунгов, ярлыков, язык манипуляций, электоральных политтехнологий.

Экономические ценности могут сформировать остов единения народа, но так бывает либо в состояниях крайней, трагической нужды, когда, например, после братоубийственного взаимного уничтожения, оставшиеся в живых на уровне инстинктов осознают что от всеобщей погибели спасёт лишь единство и взаимопомощь, либо, наоборот, в условиях благополучия, в обществе находящемся в устойчивой фазе бесконфликтного развития, при стремлении от хорошего к ещё лучшему. То есть, экономические ценности могут образовать консенсусную зону в обществе, сформировавшем и принявшем общее для всех понимание угроз, целей и справедливости.

Подобные рассуждения мне кажутся применимыми и в отношении многих других аспектов жизнеустройства.
Существуют ли фундаментальные аспекты социального бытия, в которых можно искать и находить опору в любых периодах существования социума? Мне кажется, что такой базис в общественном сознании имеется. Наиболее фундаментальной сферой общественного бытия мне представляется сфера этики: обретя консенсус в этическом базисе общества, можно найти если не консенсус, то приемлемые компромиссы в остальных аспектах – экономическом, политическом, культурном и пр., представляющимися мне вторичными, производными от этической системы, моральных норм и приоритетов. Чтобы не перегружать анкету многословием, позволю себе сослаться на свою статью, в которой я предлагаю некоторые подходы к анализу взаимосвязи ценностной матрицы народа и его этической системы [1].

Однако, чтобы искать зону морального согласия, этического консенсуса, надо иметь соответствующий инструментарий: понятийный и методологический аппарат. А этого у нас пока нет. Все, что «про этику и мораль», либо относят к сфере деятельности религиозных конфессий, либо ограничиваются упоминанием «принципов гуманизма» и скудного набора моральных императивов, оставленных нам классиками философии. Попытки постсоветских государств оперировать общественной моралью, вернее даже не попытки действий подобного рода, а лишь размышлений на эту тему, чаще всего, ограничиваются брезгливым отбрасыванием опыта внедрения «Морального кодекса строителя коммунизма» в СССР. На мой взгляд, такое нерачительное отношение к собственному историческому опыту не просто расточительно, но и бесперспективно. Этический консенсус надо искать на базе собственного опыта. Причём именно в светской, надэтнической и надрелигиозной сферах. Подчеркну, что ни у кого нет возможности просто позаимствовать чужой опыт, единственный путь – всё придумывать самим, проверять на практике, чутко улавливая отклик народа.

От ответа на вопрос «Что может объединить людей из разных областей Украины?» я в существенной мере уклонюсь, полагая, что недостаточно чувствую реальные настроения людей. Умозрительные рассуждения об истории складывания паззла «Украина» делались многими, и мне нечего к этому добавить.

2. Какие усилия Украина должна приложить для вхождения в западноевропейское цивилизационное пространство на правах самостоятельного субъекта?

Полагаю, что Украине – да и любой другому государству – не следует стремиться к вхождению «в западноевропейское цивилизационное пространство». Считаю конструкт «западноевропейское цивилизационное пространство» с политической точки зрения эфемерным. С цивилизационной точки зрения Украина всегда была и является сейчас частью европейской цивилизации. Для разделения европейской цивилизации на два разных цивилизационных пространства – западное и восточное – я не вижу достаточных оснований. Отличия, разумеется, есть, они известны, но, на мой взгляд, они не обретают качества отдельных цивилизаций. В моем понимании Европа в цивилизационном измерении целостна, хотя нельзя не согласиться, что понятие цивилизация имеет множество трактовок и разные исследователи насчитывают разное количество цивилизаций: от нескольких штук до нескольких десятков. Так что Украине не надо никуда «двигаться» в цивилизационном измерении, кроме как к себе самой.

3. Насколько важен религиозный фактор в нынешних мировых конфликтах? Является ли он причиной противостояния или служит дополнением к другим факторам?

Считаю, что религиозный фактор носит определяющий характер в современных мировых конфликтах, таким он был и в прошлом. Полагаю, что и в будущем тоже. Под религиозным фактором я имею в виду не «столкновение религий» и даже не столкновение конфессий, церквей и пр., а тот способ размышлений о мире, который заложен в общественном и индивидуальном сознании большинством религий: разделение мира на добро и зло, на должное и недолжное, на верное и неверное, на наших и не наших и т.д. Путь от двоичности к троичности, к гармонии многомерной целостности человека и человечества ещё очень долог и тернист.

4. Какие отрасли экономики должны стать приоритетными для Украины в краткосрочной и долгосрочной перспективе? От чего следует отказаться?

Отказаться надо не от «отраслей экономики», а от «экономикс», то есть от той системы политизированных, идеологизированных заблуждений, которые внедрены повсеместно и на которые опираются правительства и «политические стратеги». Производить следует то, что народ потребляет сам или может кому-то с выгодой продать – это критерий простого здравого смысла. В этой связи именно рынки сбыта производимой продукции становятся определяющим фактором структуры экономики и моделей управления ею.

5. Что могут предложить украинские интеллектуалы обществу для нормализации конфликтной ситуации?

Интеллектуалы могли бы предложить народу (сперва сами найти, конечно) зону возможного общественного консенсуса и вероятные пути его обретения через диалог. И искать его следует, на мой взгляд, в сфере этики. Каковая в значительной мере осознается через эмоциональный, образный мир, а не через рациональные конструкции и умозаключения.

6. Каковы перспективы гражданского общества в Украине? Может ли волонтёрское движение считаться гражданским обществом?

Концепт «гражданское общество» считаю крайне вредным, лишающим народ возможности ощущать и, следовательно, не утрачивать своё единство и целостность. Этот концепт призван разъять народ и власть, противопоставить их друг другу. А потом сформировать некую касту надсмотрщиков, пастухов, занимающихся (за счёт народа) «построением демократии в интересах гражданского общества».

1. Сергей Белкин. Скрещивание (не)возможно. // «Развитие и экономика», №12, февраль 2015, стр. 10-14. http://www.devec.ru/almanah/12/1788-sergej-belkin-skreschivanie-nevozmozhno.html

Источник: uisgda.com

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 974 гостей онлайн