Пятница, 24 Ноября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Преступление и наказание
Ростислав Ищенко

Начавшаяся в Киеве серия политических убийств, уже открытых, уже не маскируемых под самоубийства – яркое свидетельство агонии режима. Как правило к открытому террору прибегают тогда, когда любые другие методы уже недостаточны, чтобы удерживать ситуацию под контролем. Даже у Гитлера и даже в апреле 1945 года гестапо работало в рамках нацистских, но все же законов, процедура соблюдалась. Группенфюреру Фегелейну, прежде, чем расстрелять его по личному приказу фюрера 29 апреля 1945 года гестаповцы аккуратно зачитали приговор. Эскадроны смерти и бессудные убийства появляются тогда, когда режим уже не в состоянии существовать по своим же законам, но и ответственность за политические убийства на себя взять боится.

Это период наибольшей опасности режима для людей, проживающих на подконтрольных ему территориях.

Во-первых, ввиду того, что единственной задачей режима становится уже не выживание, а продление агонии, будущее страны и народа его абсолютно перестает интересовать. Все ресурсы бросаются на то, чтобы выторговать у истории несколько лишних часов. Если для этого надо лишить средств к существованию и обречь на смерть миллионы или десятки миллионов сограждан, это будет сделано.

Во-вторых, начав убивать режим уже не может остановиться. Террор быстро становится массовым и теряет избирательность. Подобные режимы состоят из трусов, верящих в абсолютное торжество насилия. Вспомнив обвинения, предъявлявшиеся «кровавому режиму» Януковича со сцены майдана, легко установить, что наци и их пособники облыжно обвиняли Виктора Федоровича ровно в тех преступлениях, которые совершили потом сами. И четко формулировали цель таких преступлений — запугать политических оппонентов. Наци знают, что сами бы они такой власти страшно боялись. Вот и пытаются парализовать страхом своих врагов.

Но поскольку интересы режима, а фактически нескольких десятков политиков, приходят в противоречие с интересами всего народа, то и во врагах у режима очень быстро оказывается весь народ. Даже активные сторонники режима, еще сами того не зная, уже постепенно переходят в разряд врагов.

Поначалу репрессии падают на головы людей заметных, знаковых или чем-либо досадивших конкретным руководителям режима. Именно так (в качестве личных врагов), во время второго триумвирата Лепид внес в списки подлежащих убийству своего брата Луция Эмилия Павла, а Антоний своего дядю Луция Юлия Цезаря и известного оратора Цицерона. Затем география репрессий расширяется на все сопротивление, на следующем этапе репрессиям подвергается уже и лояльная режиму официальная политическая оппозиция. В конце концов, даже сторонники режима оказываются в рядах врагов народа. Кто-то не успел вовремя уловить колебание генеральной линии и не вписался в очередной тренд, а кто-то оказался конкурентом в борьбе за иссякающие дефицитные ресурсы. Кого-то же могут убить и для организации пиар-акции – вот, мол, посмотрите, наших же тоже убивают, так что это не мы.

Но расширяясь, репрессии сужают сферу безопасного существования. Как бы громко Вы ни кричали «хайль!», это уже не гарантирует выживание. На определенном этапе самым широким слоям населения становится понятно, что обезопасить себя от пули «патриотического» убийцы или от ночного стука в дверь, после которого человек уходит и не возвращается, можно только свернув шею режиму. И тогда режим обречен, поскольку миллионы, ранее разделенные идеологическими, этническими, конфессиональными противоречиями, объединяются в одном стремлении – вначале спастись от режима убийц, а уж затем выяснять отношения между собой.

Так что, подкиевскую Украину ждут тяжелые времена. Вот именно сейчас начинается последний, самый кровавый этап ее существования, когда вначале режим попытается напоследок забрать с собой всех, а затем будут ловить и вешать верхушку и обслугу режима. Если до сих пор Вы считали, что на Украине происходит что-то ужасное, Вы ошибались – все только начинается.

Состояние режима хорошо понимают США, которые денег не дают, но усиленно готовят его к войне. Американские «советники» на Украине, американские вооружения и учения в Прибалтике, американские заявления за гранью приличия и даже здравого смысла, призваны показать украинским, а в идеале и восточноевропейским трусам, что Америка с ними и толкнуть их на открытую войну с Россией. Ибо хотят, но боятся, так как понимают, что могут не успеть убежать. И прекрасно знают, что статья 5 Вашингтонского значит для США не больше, чем британские гарантии Польше в 1939 году значили для правительства Его Величества. Но Британия, хоть и не стала спасать Польшу, войну Германии объявила. США даже формально в конфликт за Украину или за Прибалтику не вступят. Поэтому наци-лимитрофам необходимо как можно более существенное американское военное присутствие на передовой линии, чтобы быть уверенными, что в случае войны войска США попадут под огонь и Вашингтон не сможет отвертеться. США играют в опасную игру, полагая, что они смогут и союзников успокоить, и войска в последний момент из-под удара убрать. В конце концов, США могут и пожертвовать сотней-другой собственных маргиналов (приличные люди в американскую армию служить не идут). Но, с учетом острой внутренней борьбы в Вашингтоне, которая давно вышла за рамки правил и здравого смысла, игра крайне опасная и в любой момент события могут выйти из-под контроля администрации США.

Однако, как бы ни развивались события для США и России, для Польши и Прибалтики, да и для всего человечества в конечном итоге, для Украины вариантов нет. Она все равно будет воевать и воевать, скорее всего не с Россией, а с освободительной армией народных республик. Россию втянуть в войну уже не вышло. Остался последний способ – самим объявить войну России. Нынешнее руководство слишком трусливо для такого решения. А наци, которые готовы объявить войну кому угодно не могут прийти к власти легально. В случае же очередного государственного переворота с крючка США может соскочить Европа, которая и так уже жалеет, что по глупости поддержала «демократическую революцию», против «кровавого тирана». Да и сам приход неприкрытых наци к власти даст старт дальнейшему территориальному распаду Украины.

Поэтому более перспективным, с точки зрения организации, является вариант возобновления боевых действий в ДНР/ЛНР, с одновременным валом политических репрессий в тылу, в том числе в Киеве, который до сих пор массовых репрессий избегал. В столице бывшей Украины оставаться теперь не просто небезопасно, но смертельно опасно. Отказ сторонника Русского мира от эмиграции или ухода в подполье сегодня равносилен самоубийству.

Не думаю, что США рассчитывают использовать Украину еще раз. Скорее всего режим поет им свою лебединую песню. Это значит, что никакой экономической, финансовой, а тем более военной помощи в сколько-нибудь существенных количествах режим не получит. Массовые репрессии дестабилизируют тыл и еще более усложнят отношения с ЕС. После поражений на фронте он останется и без дипломатической поддержки. Развал и падение режима после этого могут наступить очень быстро. Те кто считает, что режим может укрепиться, что у него много ресурсов, что он запугает одних и купит других, что ему помогут США, забывают, как в одну ночь рухнул казавшийся несокрушимым режим Януковича. 19 февраля 2014 года в предутренние часы будущие лидеры хунты еще разбегались с майдана, а нацистское пушечное мясо взывало о помощи, а 20-го к вечеру Киев уже был в их руках и они начинали устанавливать контроль над страной. Вот так же в один прекрасный момент исчезнет и действующая власть.

Но, если майдан хотел убить Януковича, который так и не дал приказ стрелять в путчистов, то можете себе только представить какое количество людей будет гореть жаждой мести (и в Донбассе, и в Одессе, и в Харькове, ив Киеве). И скольким тысячам активных нацистов, совершивших изуверские преступления они будут желать отомстить.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 625 гостей онлайн