Вторник, 25 Июля, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Фрэнсис Фукуяма: «Демократия не создает идентичность»
Тьерри Мейсан

Не является ли модель Запада уже исчерпанной? Беседа с американским политологом Фрэнсисом Фукуямой

Die Zeit, Германия: Михаэль Туман (Michael Thumann), Томас Ассхойер (Thomas Assheuer)

«Там, где модернизация функционирует, она создает свою собственную легитимацию» (Фрэнсис Фукуяма)

Американский политолог Фрэнсис Фукуяма получил известность во всем мире после выхода в 1992 году его книги «Конец истории». Для Фукуямы было ясно одно: после падения Берлинской стены и победы Запада либеральная демократия стала безальтернативной, и она после этого будет постоянно побеждать во всем мире. Мы встретились с Фукуямой в Берлине, куда он приехал по приглашению Американской Академии в Германии.

Die Zeit: Г-н Фукуяма, от Дональда Трампа до партии Альтернатива для Германии (АдГ) — популизм повсюду ставит в сложное положение традиционных политиков. Насколько опасным является данный феномен?
Фрэнсис Фукуяма: Это серьезная опасность. Популистские партии имеют общую социальную основу для усиления своих позиций. Речь идет не только о низших слоях, поскольку в первую очередь представители старого рабочего класса и нижнего среднего класса потеряли почву под ногами и испытывают страх по поводу дальнейшего скатывания вниз по социальной лестнице. Другие боятся, что они будут полностью ввергнуты в состояние бедности. Все вместе они составляют группу тех людей, которые в Америке голосуют за Трампа, в Польше за Качиньского, в Венгрии за Орбана, а во Франции за Марин Ле Пен.

— Но ведь есть различие между Европой и Америкой.
— Европейцы за счет более развитого государства всеобщего благосостояния лучше защищены, однако многочисленные социальные проблемы везде вызывают недовольство. Сторонники популистских партий убеждены в том, что глобализация поставила их в невыгодное положение.

— Что будет с Америкой, если Дональд Трамп станет президентом?
— Если мне нужно сделать прогноз, то, по моему мнению, следующим президентом США будет Хиллари Клинтон. Однако при определенных условиях Трамп может добиться успеха: Хиллари Клинтон в настоящее время является довольно уязвимой.  В деле об использовании электронной почты может еще появиться кое-что новое, и то же самое можно сказать и о некоторых других неприятных моментах из ее прошлого. Люди не доверяют Хиллари Клинтон. И ее дискредитация может оказаться успешной.

— Допустим, Дональд Трамп стал президентом — будет ли, в соответствии с вашими предсказаниями, либерализм и дальше побеждать во всем мире в долгосрочной перспективе?
— Подобный вариант, несомненно, было бы шагом назад. Что касается Америки, то я считаю, что американская вера в институции достаточно сильна, и Трамп не будет в состоянии разрушить систему в целом. На оптимистичный лад меня настраивает то обстоятельство, что Трамп является оппортунистом и не имеет глубоких идеологических убеждений. Он предприниматель — если он придет к власти, то будет заниматься заключением сделок. Но, естественно, следует иметь в виду: сама мысль о том, что подобный человек может оказаться во главе страны, является разрушительной.

— Свидетельствует ли успех Трампа о наличии кризиса культуры?
— Вовсе нет. Его сторонники, в основном, являются представителями старого белого рабочего класса. Это люди, чьи доход сегодня ниже, чем доходы поколения их отцов. Они чувствуют себя членами нового низшего класса, они чувствуют себя так, как чувствовали себя 20 или 30 лет назад афроамериканцы. А когда Трамп им обещает: «Мы вновь сделаем Америку великой», то для них его слова имеют конкретное социальное значение. Они хотели бы вернуться назад в 50-е и 60-е годы.

— Это было золотое время для Америки.
— Да, в то время в Америке были высокие темпы роста, высокие доходы, высокая занятость и, прежде всего: богатство было достаточно равномерно распределено. Как демократы, так и республиканцы хотят вернуться в старые добрые времена: демократы хотят этого, потому что, по их мнению, тогда ощущалось большое влияние «Нового курса», было много социальной политики, а правительство в то время еще играло решающую роль. А республиканцы прославляют это время, потому что Америка и патриотизм тогда были значимыми. Однако вернуться в золотой век нельзя.

— Цифровые технологии также пожирают рабочие места…
… они не только делают низкоквалифицированный труд ненужным, но и во все большей мере делают то же самое с рабочими местами среднего класса. Пока утраченные рабочие места заменялись на новые. Сначала человек был фермером, потом фабричным рабочим, а затем переходил на работу в сервисный центр. Это время уже прошло. Мы уже больше не можем исходить из того, что технологический процесс создает новые рабочие места — такой закономерности больше не существует. Таким образом, технологии оказываются бременем для демократии, так же как потепление климата и другие ограничения роста. Стабильность демократии и капитализма в значительной мере зависят от постоянного роста. Без роста нечего распределять. Возникает значительное неравенство, что представляет собой вызов для легитимности системы. В результате появляется шанс для популистов.

— Что могут предпринять против этого правительства?

— Демократии должны услышать голос этих людей. Возможно, даже будущее демократии зависит от этого — в любом случае это центральный вопрос, с которым она столкнется. Часть проблемы состоит еще и в том, что старые социал-демократические левые привыкли получать ответ: социальные гарантии и перераспределение. Я не уверен, что сегодня эта система еще работает.

— Почему? Потому что проблемы больше не решаются на национальном уровне?

— Это очень важный пункт. Исключительно сложно создавать идентичность и чувство общности, не прибегая к помощи национального государства. Серьезная проблема в Европейском Союзе состояла в том, что там необычайно технократично подходили к решению вопросов. Там велись разговоры об экономической интеграции, но никто не позаботился о формировании более глубокой европейской идентичности. Вот почему правым популистом не составляет труда в условиях кризиса использовать существующее в стране недовольство. Короче говоря, чисто экономической интеграции недостаточно.

— Однако идентичность нельзя просто так создать.

— Конечно, можно. Соединенные Штаты являются в этом отношении лучшим примером. Здесь идентичность основывается не на этнических или религиозных категориях. Она базируется на лояльности по отношению к принципам конституции и к принципам демократии.

— Дефицит идентичности создает шансы для Орбана и для Путина?
— Орбанизм и путинизм долго существовать не могут. В условиях глобализации общества будут все более мультикультурными. Восточная Европа как раз в настоящее время переживает такой процесс. Либерализм появился в конце европейских религиозных войн, когда Европа вынуждена была учиться жить в условиях религиозного многообразия. Рациональным решением стало учение о религиозной терпимости, что позволило католикам и протестантам жить рядом друг с другом. На Ближнем Востоке единственной возможностью прекращения гражданской войны между суннитами и шиитами является объявление религии частным делом. Государственная власть не должна больше вставать на сторону какеой-то определенной конфессии. Либерализм является рациональным решением для осуществления управления в условиях многообразия. Тогда как орбанизм и путинизм отвергают многообразие.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 495 гостей онлайн