Понедельник, 10 Декабря, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Новый осиновый кол в русофобское кубло
Дмитрий Андреев

Источник: devec.ru

Джульетто Кьеза в очередной раз продемонстрировал свое отточенное и абсолютно верное понимание процессов, происходящих в мире. Его новая книга «Русофобия 2.0: болезнь или оружие Запада?» посвящена теме, которая долгое время находилась у нас, в постсоветской России, фактически под запретом, если говорить о том ее аспекте, который касается русофобии своей, «родной», внутренней. Да и сейчас в определенных сегментах российского общества само слово «русофобия» воспринимается как нечто мракобесное, а использующие его мыслители представляются нерукопожатными, такими, с которыми, дескать, «всё понятно». Правда, для моих сограждан такого рода и с Джульетто Кьезой тоже давно «всё понятно», но тем не менее в нашей стране, как и всегда, слово, сказанное на Западе, уже по определению заслуживает внимания. В случае с новой книгой итальянского журналиста и общественного деятеля эта наша национальная привычка оглядываться на Европу, пожалуй, действительно может оказаться полезной: во всяком случае, такую книгу не замолчат, она не останется незамеченной, на нее будут шипеть – но при этом, шипя, и неизбежно пропагандировать, интерпретируя и передергивая – но рассказывать о ней, а значит – пропагандировать ее. Ведь еще один непреложный закон нашего общественного поведения – это буквально магическое воздействие на него «черного пиара», только с прямо противоположным оценочным программированием. Так что «Русофобия 2.0» обречена у нас на успех – в первую очередь благодаря самим русофобам.

Можно без преувеличения сказать, что книга Джульетто Кьезы – это самый настоящий учебник для всех тех, кто хочет разобраться в корнях русофобии и понять, что она собой представляет сегодня. Именно учебник, краткий путеводитель по проблеме, потому что многие авторские мысли лишь фиксируют положение дел, но нуждаются в более детальном разборе. Но, в конце концов, именно в указании такой вот путеводной нити и заключается смысл любого учебника: он – необходимое, но явно недостаточное условие для получения знаний. Так, например, в самом начале книги Джультетто Кьеза делает исключительно важное утверждение, что «мировая западная литература насквозь пропитана русофобией» (с. 39). А вот детальной иллюстрацией, убедительным подтверждением приведенного заявления может стать переведенная на русский язык книга швейцарца Ги Меттана, прослеживающего историю русофобии с эпохи… Карла Великого, то есть со времени, когда и самой-то Древней Руси как государственного образования еще не существовало.

Однако Джульетто Кьеза концентрирует внимание не на истории русофобии, а именно на современном ее состоянии, на ее своего рода новом издании – «2.0», по словам самого автора. Да, безусловно, «русофобия 2.0» произошла из традиционной русофобии, или «русофобии 1.0», но при этом она представляет собой качественно новое явление. «Русофобия 2.0» – это идеология конца западноцентричной эпохи, «своего рода предупреждение о грядущем бедствии» (с. 43). И поэтому, как и любое финалистское учение, она более исступленная, буквально эсхатлогически заостренная – русофобия восторженного Просвещения и бодрого Модерна была иной: боле наивной – и одновременно более основательной, несуетливой, в чем-то даже респектабельной и абсолютно уверенной в своей правоте. «Русофобия 2.0», как следует из книги Джульетто Кьезы, – это, напротив, во многом результат неуверенности Запада в собственном завтрашнем дне. Отсюда – ее надрывность, экзальтированность, какая-то внутренняя смятенность, элементарная некомпетентность, изо всех сил ретушируемая нахрапистостью и крикливостью. «В настоящее время Россия – единственная страна, чьи граждане в состоянии противостоять Западу», – считает автор (с. 63). И именно поэтому Запад – и в первую очередь Соединенные Штаты – считает, что Россию необходимо ликвидировать как геополитического конкурента, способного предложить миру альтернативную модель развития. Следовательно, «русофобию 2.0» следует рассматривать как «оружие Запада», и ее нагнетание «пропорционально нарастанию кризисных явлений на Западе» (с. 271–272). В практическом ключе «русофобия 2.0» – это в настоящий момент «путинофобия», так как Владимир Путин сегодня стал «знаменосцем» национальной идентичности (с. 201). В отдельной главе книги, которая называется «Путин под прицелом», Джульетто Кьеза систематизирует предпринимаемые западными СМИ и политическими деятелями попытки дискредитировать российского президента, анализирует их основные приемы, отмечая при этом как общий примитивный уровень подобных медийных акций, так и отдельные безусловно проработанные технологические приемы. Автор далек от недооценки деструктивного для российской власти потенциала «русофобии 2.0». Так, он считает, что Россия реально «намного слабее соперника» в области «массовых коммуникаций» (с. 272). Поэтому здесь, в информационном пространстве, ей сложнее всего сдерживать натиск и отстаивать право на собственный суверенитет.

Словом, феномен «русофобии 2.0» разобран автором буквально по косточкам, и книгу можно смело назвать осиновым колом в кубло русофобов всех мастей. Как говорится, ни убавить, ни прибавить. Хотя не то чтобы прибавить, но немного подточить этот кол, то есть поразмышлять о том, о чем в книге Джульетто Кьезы не сказано или же сказано недостаточно, а то и не совсем точно, все-таки надо. Да, действительно, следует согласиться с автором в том, что «пропускать мимо ушел дружный лай против России» – это «серьезная и опасная ошибка», потому что «лай» этот свидетельствует о «всеобщей мобилизации Запада», имеющей целью уничтожить нашу политическую субъектность (с. 158). Всё это действительно так, только вот сам по себе «лай» даже полезен. Он обнажает истинные намерения наших – употреблю здесь любимый термин Владимира Путина применительно к его западным коллегам – «партнеров». Причем обнажает настолько откровенно и явственно, что даже упертые почитатели всего иноземного начинают более трезво оценивать своих авторитетов. А если говорить о «лае» внутреннем, домашнем, то он тем более на пользу. «Беспросветный расизм», как его называет Джульетто Кьеза, Лилии Шевцовой (с. 146) вообще находится за пределами здравого смысла и вносит сумятицу в стан наших собственных русофобов. Побольше бы таких глашатаев русофобии, как Шевцова! И чем чаще носители подобного «беспросветного расизма» станут мелькать на телеканалах, тем разобщеннее и слабее будет русофобская среда в самой России.

Гораздо опаснее те, о ком в книге ничего не говорится. Это – своего рода потенциальные потребители русофобской идеологии. Подчеркиваю – именно потенциальные, поскольку сегодня они в массе своей – очень даже «правильно сориентированные» в своих политических представлениях граждане, входящие в то самое «путинское большинство», о сохранении и приумножении которого так заботятся кремлевские политтехнологи. Однако это большинство всё время подсчитывают и пересчитывают количественно, не заботясь о его качестве, которое оставляет желать лучшего. Есть у нас одна национальная черта, которую я называю синдромом пушкинского Германна: далеко не все из нас готовы «жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее». О том же самом – популярная метафора: борьба «телевизора» и «холодильника». Но эта метафора неточная. Дело вовсе не в том, что суровые реалии жизни – например, опустевший холодильник – заставляют «здравый смысл», убаюканный телепропагандой, проснуться и критически взглянуть на власть. Это не так! На самом деле мы имеем дело с двумя абсолютно идеологическими – а значит, пропагандистскими – конструкциями. Всё прямо по «Пиковой даме» – есть «необходимое» и есть «излишнее». Исчез хамон, скакнул доллар, не получилось съездить летом на Средиземноморье – и зачем при таком раскладе Крым и тем паче Новороссия?! Что здесь «холодильник», а что «телевизор» – каждый понимает по-своему. Вообще-то, на мой взгляд, именно результаты «русской весны» 2014 года и есть самый что ни на есть «холодильник», без которого не прожить – если, конечно, приоритетно именно чувство национального достоинства. Но в том-то и дело, что разного рода «моральные авторитеты» и «лидеры общественного мнения» в последнее время начинают всё громче убеждать нас в обратном: мол, главное – это «нормальная жизнь», которая была уничтожена «непродуманными и скоропалительными» действиями Кремля весной 2014 года. Пропагандистский эффект подобных мантр колоссален. Джульетто Кьеза ошибается, считая, что «русские гораздо менее доверчивы, чем американцы», и что у нас «выработался стойкий иммунитет на пропаганду» (с. 204). Ничего подобного, как раз всё ровно наоборот. Нас, как и прежде, если и можно уничтожить, то только идеологически, изнутри, вытравив одну пропаганду другой пропагандой. И та пропаганда, которая сейчас исподволь распространяется как бы сама по себе – а на самом деле при активной поддержке многих группировок российской элиты – и призывает к «здравому смыслу» во внешней политике, к «возвращению в сообщество цивилизованных стран», и есть самая опасная и разрушительная. Это – завтрашняя русофобия, или, если пользоваться образностью Джульетто Кьезы, «русофобия 3.0», главной целью которой станет тотальная политическая «стерилизация» России под разговоры о наступлении новой эпохи, в которую отмирают государства и устанавливаются новые правила игры – якобы в пользу свободной и ничем и никем не стесняемой личности.

К величайшему сожалению, Кремль явно недооценивает эту угрозу. Во всяком случае, во всей нынешней провластной думской кампании явственно прослеживается исступленное желание потрафить такого рода взглядам и их носителям, особенно если последние по какой-то непонятной причине считаются выразителями чаяний и надежд общества, чуть ли не этическим ориентирами. Чьи выразители? Для кого ориентиры? Откуда у власти этот латентный либерализм, который для нее смертельно опасен? Спотыкались ведь уже – и не один раз. Помнится, в 2008 году, когда начался кризис, провластное большинство, этот пресловутый «средний класс», казавшийся прежде абсолютно лояльным, стал громче всех предъявлять претензии «наверх», а в экспертном сообществе пошли пересуды чуть ли не о заговоре «стабилитета». А кто буянил в конце 2011-го – начале 2012-го с белыми ленточками? Разве не в массе своей «рассерженные» отсутствием «здравого смысла» представители ранее как бы аполитичного большинства? Ну, тут снова неизбежно скатываешься к «старой песне о главном»: о необходимости возвращения подлинной, настоящей идеологии, а не идеологического эрзаца, пытающегося примирить национальный суверенитет с либеральными ценностями, а также о ротации российской элиты и кооптации в нее тех самых «фанатиков-аскетов», по поводу отсутствия которых в элите нынешней с облегчением вздыхает еще один адепт «русофобии 2.0» Андрей Пионтковский, которого, как и Лилию Шевцову, следовал бы почаще пиарить на федеральных телеканалах. С соответствующими комментариями, разумеется.

А вот без всяких комментариев нам как можно регулярнее надо видеть, слушать и читать Джульетто Кьезу – друга России, который регулярно напоминает российской аудитории прописные истины, которые далеко не все готовы и желают принимать.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1081 гостей онлайн