Четверг, 20 Сентября, 2018
   
(2 голоса, среднее 4.50 из 5)

Демократизация как приватизация власти глобальным олигархатом: молдавский контекст
Венедикт (Виорел) Чуботару

Специально для альманаха «Развитие и экономика»

Венедикт (Виорел) Чуботару– конфликтолог, специалист по бизнес-консалтингу, глобалистике, стратегическому управлению и социально-коммуникационным технологиям (Молдавия)

Есть экономика страны, а есть бизнес.

Бизнес имеет смыслом своего существоваания, своей деятельности добывание прибыли более или менее легальными методами и средствами (а если можно безнаказанно нелегальными или даже преступными методами – то тогда и такими тоже). Ведь у бизнеса одно мерило – прибыль, точнее, ее величина. И никаких других критериев, никаких других мерил. Да и наказание имеет смысл только в понятиях прибыли: если наказание оборачивается в конечном счете ухудшением условий доступа к прибыли – то это реальное наказание. А если нет – то это и не наказание вовсе.

Смыслом существования и функционирования экономики страны – точнее, народа, ее населяющего, а не каждого ее жителя в отдельности или всех их в совокупности – является обеспечение функционирования всех сфер общества, в первую очередь его жизненно важных сфер – национальной безопасности во всей совокупности ее измерений, от военной о духовной, демографического роста, образования, здравоохранения, культурного воспроизводства, науки и социального обеспечения. Все эти сферы не производят и в принципе не могут произвести прибыли. То есть им нечего предложить бизнесу. Следовательно, они ему неинтересны. Они только потребляют прибыль, произведенную другими отраслями. А если их перевести на бизнес-принципы, то ими смогут пользоваться не более 5 процентов населения (а в условиях Молдавии, согласно исследованиям, – около 1 процента), что означает коллапс общества и его исчезновение вместе с бизнесом, выкачавшим прибыль и из этих основополагающих сфер.

Если отрасли, производящие прибыль, ориентируются только на прибыль, то есть действуют как бизнес, то никакие их интересы не могут предполагать уменьшения добытой ими прибыли, даже если ею и необходимо поделиться с перечисленными жизнеобеспечивающими сферами. У просто бизнеса нет никакой иной логики, никакой иной рациональности кроме добывания прибыли: все что приносит прибыль – рационально, имеет смысл, а то что не приносит прибыли – иррационально, неразумно, абсурдно. С точки зрения бизнеса, любое добровольное согласие на уменьшение прибыли, пусть и путем дележа с теми же самыми жизненно важными сферами общества, является проявлением слабоумия, иррациональности, отсутствия «здравого смысла».

Поэтому бизнес-деятельность по своей сути, по своей природе несовместима с экономикой государства. И наоборот: развитие экономики страны несовместимо с бизнес-подходом. Другое дело, что интересы развития и функционирования экономики не исключают бизнес-подхода к некоторым своим отраслям и секторам – при условии обеспечения безопасности от бизнеса для существования страны.

Основное противоречие капитализма – как идеологии и соответствующей ей системы финансово-коммерческих и политических институтов, полностью спроектированных исключительно на добывание прибыли, – состоит именно в абсолютной несовместимости его сущностной нацеленности на прибыль с самим существованием человеческого общества. Поэтому страны, допустившие в свое общество принципы капитализма, вынуждены решать проблемы собственных экономик методами, которые должны либо прямо проистекать из культурного кода народа данной страны (как вариант – культурного кода населения, если народ – именно как народ – отсутствует), либо – как минимум – не противоречить ему. (Народ и население – это по своей природе принципиально разные состояния общества: народ описывается исчерпывающе в понятиях культуры, а население – в понятиях статистики. Проще говоря, народ – явление качественное, а население – количественное. А поскольку демократия зиждется на процедурах голосования, то есть подсчета голосов независимо от качества каждого голоса, то она действенна исключительно для населения и несовместима с народом.)

Так, страны Запада решают проблемы своих экономик за счет прямого и непрямого ограбления всего остального мира (в первую очередь путем внеэкономического принуждения к неэквивалентному обмену своих электронных безделушек – айфонов, музцентров, ноутбуков, мобильных телефонов и прочих «стеклянных» побрякушек и «зеркалец», легковушек, туризма, шоу-бизнеса и прочего энтертейнмента – на природные и человеческие ресурсы других стран). Эти страны находятся под тотальным – точнее, под тоталитарным – контролем глобального бизнеса, который делает свой бизнес за пределами Запада. В свою очередь сами страны Запада компенсируют глобальному бизнесу прибыль, недополученную им внутри них, путем обеспечения его интересов всей своей мощью – военной, дипломатической, экономической и иной (секретными службами, научными разработками и пр.). Посредством такой мощи Запад и принуждает остальные страны к неэквивалентному обмену, а также насаждает в них своих олигархов, свой крупный и средний бизнес, а также «свободное» перемещение капиталов, товаров и рабсилы (всякие там публичные стратегии экономического развития, привлечения инвестиций, борьбы с бедностью и прочая дребедень для туземцев).

Незападные зависимые от экспорта (в основном нефтедобывающие) страны существуют за счет перераспределения выручки от экспорта в пользу приоритетных сфер жизнеобеспечения и воспроизводства общества.

Остальные страны, лишенные природных ресурсов, выживают за счет жесткого надзора за бизнесом и даже прямого управления им (то есть институтами капитализма), а также воздействия на уровень и качество потребления всех или почти всех членов общества. Некоторые из таких стран даже вынуждены в принципе отказаться от бизнес-подхода, от капиталистических институтов, полностью исключая их из собственных обществ.

Таким образом, в условиях капитализма иных способов решения проблем национальных экономик не существует. Либо за счет других стран, либо путем постоянного удерживания капитализма в рамках, безопасных для человеческого общества. Если бы власть не вмешивалась в бизнес, то такое общество разрушилось бы на протяжении жизни одного поколения или даже еще быстрее.

Следует подчеркнуть, что под бизнесом здесь понимается исключительно крупный бизнес – тот, который способен взять под свой контроль, подчинить своим интересам государственную власть – силовые структуры и суды, – а также политический процесс – Минюст, Конституционный суд, Центральную избирательную комиссию, СМИ. Потому что только крупный бизнес функционирует согласно принципам капитализма и только он нацелен исключительно на добывание прибыли любыми путями – то есть только он представляет собой смертельную опасность для общества и для страны.

Средний бизнес поставляет кадры как для крупного, так и для малого бизнеса путем обратного скатывания в малый бизнес тех, кому не удалось переключиться на принципы функционирования крупного бизнеса.

То, что называют малым бизнесом, собственно бизнесом ни в коей мере не является, поскольку он не действует по принципам капитализма, по принципам крупного бизнеса. В абсолютном большинстве случаев малый бизнес затевается не для получения прибыли, а исключительно для социального выживания путем самоэксплуатации. Другое дело, что из его среды могут выйти кандидаты в средний и далее – в крупный – бизнес. Но природа малого бизнеса такова, что 99 и более процентов занимающихся им никогда не выходят даже в средний бизнес – просто потому, что они функционируют по совсем другим принципам и в соответствии с совершенно другой мотивацией, нежели представители крупного и даже среднего бизнеса. Словом, малый бизнес – это не бизнес как таковой, а социальное явление, нечто вроде самосоцобеспечения, когда власть, не имея возможности должным образом трудоустроить или обеспечить достаточными социальными пособиями всех нуждающихся, создает условия для «лишних» и не вписывающихся в капиталистические институты добывания безусловной прибыли людей, чтобы они имели возможность попросту прокормить себя и свои семьи за счет собственного труда и труда минимального числа нанятых – родственников, друзей, соседей, родственников друзей и соседей, друзей и соседей родственников и т.п.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 935 гостей онлайн