Вторник, 19 Сентября, 2017
   
(2 голоса, среднее 4.50 из 5)

Демократизация как приватизация власти глобальным олигархатом: молдавский контекст
Венедикт (Виорел) Чуботару

Специально для альманаха «Развитие и экономика»

Венедикт (Виорел) Чуботару– конфликтолог, специалист по бизнес-консалтингу, глобалистике, стратегическому управлению и социально-коммуникационным технологиям (Молдавия)

Есть экономика страны, а есть бизнес.

Бизнес имеет смыслом своего существоваания, своей деятельности добывание прибыли более или менее легальными методами и средствами (а если можно безнаказанно нелегальными или даже преступными методами – то тогда и такими тоже). Ведь у бизнеса одно мерило – прибыль, точнее, ее величина. И никаких других критериев, никаких других мерил. Да и наказание имеет смысл только в понятиях прибыли: если наказание оборачивается в конечном счете ухудшением условий доступа к прибыли – то это реальное наказание. А если нет – то это и не наказание вовсе.

Смыслом существования и функционирования экономики страны – точнее, народа, ее населяющего, а не каждого ее жителя в отдельности или всех их в совокупности – является обеспечение функционирования всех сфер общества, в первую очередь его жизненно важных сфер – национальной безопасности во всей совокупности ее измерений, от военной о духовной, демографического роста, образования, здравоохранения, культурного воспроизводства, науки и социального обеспечения. Все эти сферы не производят и в принципе не могут произвести прибыли. То есть им нечего предложить бизнесу. Следовательно, они ему неинтересны. Они только потребляют прибыль, произведенную другими отраслями. А если их перевести на бизнес-принципы, то ими смогут пользоваться не более 5 процентов населения (а в условиях Молдавии, согласно исследованиям, – около 1 процента), что означает коллапс общества и его исчезновение вместе с бизнесом, выкачавшим прибыль и из этих основополагающих сфер.

Если отрасли, производящие прибыль, ориентируются только на прибыль, то есть действуют как бизнес, то никакие их интересы не могут предполагать уменьшения добытой ими прибыли, даже если ею и необходимо поделиться с перечисленными жизнеобеспечивающими сферами. У просто бизнеса нет никакой иной логики, никакой иной рациональности кроме добывания прибыли: все что приносит прибыль – рационально, имеет смысл, а то что не приносит прибыли – иррационально, неразумно, абсурдно. С точки зрения бизнеса, любое добровольное согласие на уменьшение прибыли, пусть и путем дележа с теми же самыми жизненно важными сферами общества, является проявлением слабоумия, иррациональности, отсутствия «здравого смысла».

Поэтому бизнес-деятельность по своей сути, по своей природе несовместима с экономикой государства. И наоборот: развитие экономики страны несовместимо с бизнес-подходом. Другое дело, что интересы развития и функционирования экономики не исключают бизнес-подхода к некоторым своим отраслям и секторам – при условии обеспечения безопасности от бизнеса для существования страны.

Основное противоречие капитализма – как идеологии и соответствующей ей системы финансово-коммерческих и политических институтов, полностью спроектированных исключительно на добывание прибыли, – состоит именно в абсолютной несовместимости его сущностной нацеленности на прибыль с самим существованием человеческого общества. Поэтому страны, допустившие в свое общество принципы капитализма, вынуждены решать проблемы собственных экономик методами, которые должны либо прямо проистекать из культурного кода народа данной страны (как вариант – культурного кода населения, если народ – именно как народ – отсутствует), либо – как минимум – не противоречить ему. (Народ и население – это по своей природе принципиально разные состояния общества: народ описывается исчерпывающе в понятиях культуры, а население – в понятиях статистики. Проще говоря, народ – явление качественное, а население – количественное. А поскольку демократия зиждется на процедурах голосования, то есть подсчета голосов независимо от качества каждого голоса, то она действенна исключительно для населения и несовместима с народом.)

Так, страны Запада решают проблемы своих экономик за счет прямого и непрямого ограбления всего остального мира (в первую очередь путем внеэкономического принуждения к неэквивалентному обмену своих электронных безделушек – айфонов, музцентров, ноутбуков, мобильных телефонов и прочих «стеклянных» побрякушек и «зеркалец», легковушек, туризма, шоу-бизнеса и прочего энтертейнмента – на природные и человеческие ресурсы других стран). Эти страны находятся под тотальным – точнее, под тоталитарным – контролем глобального бизнеса, который делает свой бизнес за пределами Запада. В свою очередь сами страны Запада компенсируют глобальному бизнесу прибыль, недополученную им внутри них, путем обеспечения его интересов всей своей мощью – военной, дипломатической, экономической и иной (секретными службами, научными разработками и пр.). Посредством такой мощи Запад и принуждает остальные страны к неэквивалентному обмену, а также насаждает в них своих олигархов, свой крупный и средний бизнес, а также «свободное» перемещение капиталов, товаров и рабсилы (всякие там публичные стратегии экономического развития, привлечения инвестиций, борьбы с бедностью и прочая дребедень для туземцев).

Незападные зависимые от экспорта (в основном нефтедобывающие) страны существуют за счет перераспределения выручки от экспорта в пользу приоритетных сфер жизнеобеспечения и воспроизводства общества.

Остальные страны, лишенные природных ресурсов, выживают за счет жесткого надзора за бизнесом и даже прямого управления им (то есть институтами капитализма), а также воздействия на уровень и качество потребления всех или почти всех членов общества. Некоторые из таких стран даже вынуждены в принципе отказаться от бизнес-подхода, от капиталистических институтов, полностью исключая их из собственных обществ.

Таким образом, в условиях капитализма иных способов решения проблем национальных экономик не существует. Либо за счет других стран, либо путем постоянного удерживания капитализма в рамках, безопасных для человеческого общества. Если бы власть не вмешивалась в бизнес, то такое общество разрушилось бы на протяжении жизни одного поколения или даже еще быстрее.

Следует подчеркнуть, что под бизнесом здесь понимается исключительно крупный бизнес – тот, который способен взять под свой контроль, подчинить своим интересам государственную власть – силовые структуры и суды, – а также политический процесс – Минюст, Конституционный суд, Центральную избирательную комиссию, СМИ. Потому что только крупный бизнес функционирует согласно принципам капитализма и только он нацелен исключительно на добывание прибыли любыми путями – то есть только он представляет собой смертельную опасность для общества и для страны.

Средний бизнес поставляет кадры как для крупного, так и для малого бизнеса путем обратного скатывания в малый бизнес тех, кому не удалось переключиться на принципы функционирования крупного бизнеса.

То, что называют малым бизнесом, собственно бизнесом ни в коей мере не является, поскольку он не действует по принципам капитализма, по принципам крупного бизнеса. В абсолютном большинстве случаев малый бизнес затевается не для получения прибыли, а исключительно для социального выживания путем самоэксплуатации. Другое дело, что из его среды могут выйти кандидаты в средний и далее – в крупный – бизнес. Но природа малого бизнеса такова, что 99 и более процентов занимающихся им никогда не выходят даже в средний бизнес – просто потому, что они функционируют по совсем другим принципам и в соответствии с совершенно другой мотивацией, нежели представители крупного и даже среднего бизнеса. Словом, малый бизнес – это не бизнес как таковой, а социальное явление, нечто вроде самосоцобеспечения, когда власть, не имея возможности должным образом трудоустроить или обеспечить достаточными социальными пособиями всех нуждающихся, создает условия для «лишних» и не вписывающихся в капиталистические институты добывания безусловной прибыли людей, чтобы они имели возможность попросту прокормить себя и свои семьи за счет собственного труда и труда минимального числа нанятых – родственников, друзей, соседей, родственников друзей и соседей, друзей и соседей родственников и т.п.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 625 гостей онлайн