Воскресенье, 18 Ноября, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Зачем Украине Новороссия?
Армен Асриян

Если Новороссию сдадут – там все закончится очень скоро. Нацисты, пришедшие к власти, не ограничатся языковым террором

Для внешнего наблюдателя, не погруженного в историю процесса, вынесенный в заголовок вопрос ответа не имеет. Отношения Украины и Новоросии исчерпывающе описывается старой идиомой про чемодан без ручки – «нести неудобно, а бросить жалко»…
На рассвете украинской государственности российских читателей потрясло интервью известной тогда украинской писательницы, «полевой исследовательницы украинского секса» Оксана Забужко. Вернувшись из европейской поездки, она оживленно щебетала о том, какое счастье перестать оглядываться на русскую культуру, избавиться от вечного комплекса неполноценности… Достаточно осмотреться в «естественном окружении» украинской культуры – Чехия, Словакия, Румыния – чтобы понять, что отставание Украины совсем невелико, совершенно не катастрофично…
Это было действительно потрясение. Человек радуется тому, что «совсем некатастрофично» отстает от культур словацкой и румынской. Если бы в качестве «естественного окружения» были бы выбраны культуры Папуа-Новой Гвинеи, Микронезии и Кирибати – так не исключено, что можно было бы даже обнаружить, что украинская культура их в чем-то даже превосходит…
Но потрясение это оставалось чисто в культурной плоскости – ну, если человек (или сообщество людей, или даже целая нация) считает необходимым предельно снизить планку, уровень культурных притязаний – ну, это его право, в конце концов – хотя наблюдать со стороны такое опрощение предельно странно. Но именно тогда впервые и возник вопрос – а зачем такой вот Украине, собирающейся стать этнографически-фольклорной безделушкой, космический Южмаш? Зачем ей вообще вся огромная Новороссия, отнюдь не считающая своим «естественным культурным окружением» Папуа-Новую Словакию? Не желающая становиться на четвереньки?
В конце концов, есть исторические прецеденты – к примеру, в 1965-ом годы Малайзия практически выгнала из своего состава Сингапур – по этническим и экономическим соображениям. Слишком богатый и развитый – по малайзийским меркам – Сингапур создавал «перекосы в экономическом развитии страны», а кроме того, большинство населения Сингапура составляли китайцы, что тоже не очень нравилось властям федерации…
Но, как показали дальнейшие события, место новой Украины на планете определяла отнюдь не полевая щебетунья Забужко.

На протяжении последних двух веков человечество не раз сталкивалось с созданием «проектных этносов». Изначально, впрочем, речь шла всего лишь о «проектных государствах», возникающих по самым разным причинам – технические трудности двух крупных союзников в разделе свежеотвоеванной территории (Румыния), нежелательности для крупного соседа обретения слабым противником выхода к морю (Албания), необходимости привести территорию к свежесозданному стандарту «национальных союзных республик» (Азербайджан). Во всех случаях в течении двух-трех поколений на территории «проектного государства» этнос худо-бедно складывался. Во второй половине XX века в уже традиционную практику было привнесено принципиальное новшество – конструирование в «лагерях беженцев» проектного этноса не под существующее государство, а под конкретную военно-политическую задачу – бескомпромиссной борьбы с соседним государством (палестинцы). Опыт показал, что проектный этнос под конкретную задачу формируется в течение одного поколения – ну, бройлер и есть бройлер.

Я сознательно не включаю в этот ряд арабские «нации», возникшие (или якобы возникшие) в границах молодых арабских государств. Во-первых, потому что, что раскол на государственные «нации» единого древнего этноса – явление совсем другого порядка, нежели формирование новой общности из полудиких племен. Во-вторых же – и это главное – там речь шла именно о «нациях», которые завтра достаточно легко можно будет переформатировать под новые границы, что прекрасно проиллюстрировали ирредентистские эксперименты партии БААС в середине XX века, в первую очередь проект ОАР – восторженно принимаемые населением вовлеченных стран и гибнущие исключительно по вине амбиций региональных лидеров. Не случайно единственный случай «этно-» а не «нацбилдинга» – палестинцы – произошел за колючей проволокой «лагерей для беженцев».

Украинский проект выламывается из общего ряда по многим причинам.
Во-первых – не самое важное, но бросающееся в глаза в первую очередь – это один из старейших проектов. На сегодняшний день его возраст перевалил за полторы сотни лет. Во-вторых, это, кажется, единственный проект, у которого сменилось несколько хозяев (Австро-Венгерская империя, межвоенная Польша, СССР, германский рейх, США), каждый из которых, пытаясь несколько переформатировать задачи, в целом продолжал вкладывать усилия в развитие проекта.
В-третьих, это самый неудачный (на сегодняшний день) проект – несмотря на солиднейший для такого рода предприятий возраст, процесс этногенеза сдвинулся с мертвой точки только на протяжении последних двадцати лет.
И наконец, самое главное: изначально это был проект, сильно опередивший свое время – проект бройлера палестинского типа – формировавшийся не «под территорию», а «под задачу».

Утверждение, что единственное определение Украины негативно – «Украина – не Россия» – давно уже стало общим местом. Но ведь именно такова была изначальная задача, поставленная австрийскими зачинателями проекта – переформатировать последовательно пророссийских русинов Галиции в «Нероссию». К чести проектировщиков, впрочем, надо заметить, что австрийцам нужна была всего лишь «Нероссия» – задача «москалей на ножи» тогда не ставилась, превращение «Нероссии» в «Антироссиию» – заслуга уже следующих, польских и немецких хозяев. При этом, разумеется, никакой потребности в позитивном самоопределении конструируемой «Нероссии» австрийцы не испытывали – она всего лишь должна была стать одной из второстепенных строительных конструкций для планирующегося переформатирования двуединой Австро-Венгрии в триединую Австро-Венгро-Славию. Но даже для превращения пророссийской Галиции в в сравнительно мирную «Нероссию» пришлось приложить неимоверные усилия. В частности – практически поголовно уничтожить русинскую интеллигенцию и заменить ее дюжиной полуобразованных ренегатов – первым поколением «украинизаторов».
Однако следующие хозяева превратили просто «Нероссию» именно в «Антироссию».
Вообще, судьба Галиции – трагедия, не имеющая исторических аналогов. Что-то подобное описывается только фентезийной макулатуре – эльфы, попавшие в руки Черного властелина и после многолетних мучений обращенные им в орков.

Сегодняшняя Галичина сформирована межвоенной Польшей и нацистской Германией. И это именно «Антироссия». Во всех войнах и локальных конфликтах 90-ых годов принимали участие отряды УНА-УНСО: Карабах, Приднестровье, Абхазия, Югославия, Чечня… Никаких государственных интересов Украины ни в одном из этих конфликтов не было и быть не могло. Как и не существовало у «украинцев» никаких исторических связей ни с азербайджанцами, ни с грузинами, ни с чеченцами, ни с хорватами, ни с мусульманами Боснии и Герцоговины. У галичан был только один мотив к участию во всех перечисленных войнах – на противоположной стороне воевали русские добровольцы. Желание воевать против русских в любой точке земного шара – это единственная задача, прошитая в программе сегодняшнего галичанина. Да, знание истории позволяет понимать, что это не столько их вина, сколько их беда. Но бешенство – тоже не вина, а беда зараженных животных. Это не отменяет необходимости защищаться от опасности.
Галичане в сегодняшнем изводе – смертники. Единственная осознаваемая ими задача невыполнима по причине несоизмеримости сил. Но отказаться от нее и попытаться выработать позитивную программу самостоятельного созидательного существования без постоянного поиска возможности нового конфликта с Россией они и не пытаются. Не хотят или принципиально неспособны – пока сказать трудно… Здесь не идет речь о добре и зле. Речь идет только о жизни и смерти. Люди, не имеющие позитивных ценностей, не могущие сформулировать смысл своего существования и существования своего государства без упоминания имени «врага» – не просто хотят убивать. Они и сами не хотят жить. У них нет программы для жизни. Они служат смерти в самом прямом смысле слова.
Поэтому не надо удивляться выступлению Дмитрия Корчинского и идее «украинского Талибана». Ничего нового. Просто Галичина.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 869 гостей онлайн