Четверг, 21 Сентября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Между бандитами «патриотичными» и космополитичными

Юрий Болдырев о параллелях между Украиной, Россией и СССР

Наблюдая за событиями на Украине, невольно проводишь параллели между происходящим там и у нас, в России, а также событиями нашими общими – почти четвертьвековой давности.

Неожиданно для себя оказался я лауреатом премии газеты «Советская Россия». И об этом не стал бы здесь писать, если бы не специфика премии - называется она «Слово к народу» и обращает нас к тому «Слову к народу», которое было подписано в июле далекого 1991 года группой политических и общественных деятелей, как тогда это представлялось, охранительско-консервативной направленности. О чем было «Слово»? Об опасности, нависшей над всей страной – СССР, а также и над тогдашним политическим строем и его завоеваниями. И теперь главное: реальной ли была опасность? Совершенно реальной. Но было ли услышано «Слово»? Нет, не было – и мы это хорошо помним.

Именно об этом я счел возможным говорить на церемонии вручения премии. Не просто почему «Слово» не было тогда услышано и воспринято, но еще и почему мы, в том числе, нынешние лауреаты – те, кто, безусловно, за свою страну, тем не менее, оказались тогда по разные стороны баррикад. И как сделать так, чтобы в будущем национально ориентированные силы не могли быть обмануты, манипулируемы нашими врагами и разведены по разные стороны. В этом был поддержан еще одним лауреатом – депутатом Думы Оксаной Дмитриевой. И, главное, кажется, был услышан собравшимися.

Но вернемся к тому «Слову к народу» - почему оно не было воспринято?

Тогда это воззвание, да еще и написанное весьма метафоричным языком, не соответствовало массовым представлениям о происходящем, казалось демагогией, используемой лишь для отвода глаз. Воспринималось «Слово» тогда не как призыв к спасению страны, но как попытка сохранить все без изменений, и прежде всего, позиции «начальства», тогдашней «партноменклатуры». И воспринималось это так не одними лишь «революционерами», но, без преувеличения, большинством жителей, как минимум, России. Во всяком случае, со своими питерскими (тогда еще ленинградскими) избирателями в таком своем отношении к этому мы были тогда едины.

И мы не видели за ним, кроме охранительной идеи, какого-либо варианта движения вперед. Да этот путь там и не предлагался. А возврат назад – к унизительным очередям за самым элементарным, при господстве «торговых работников» как некоего высшего класса, да еще и под уже очевидно лицемерные «ленинские зачеты», представлялся совершенно невозможным. Притом, что путь вперед, к экономическим и политическим реформам, тогда воспринимался как путь к бОльшей справедливости и уж точно не ассоциировался с катастрофическим ростом социальной несправедливости, масштабным разграблением страны, отказом от основных социальных завоеваний и еще более масштабным унижением всех и каждого, но иными методами. Не говоря уже о прямой измене Родине и сдаче внешнеполитических и оборонных позиций. Такой грядущий непременно деградационный путь еще совершенно не просматривался.

Был ли деградационный путь для нашей страны, вступившей тогда на путь политических и экономических реформ, в принципе неизбежен? Вопрос остается спорным, но нам, к несчастью, деградационного сценария избежать не удалось.

Возвращаясь же вновь почти на четверть века назад, обратим внимание еще на один факт: важно не только то, что говорится, но и кем говорится. Вопрос не только в том, что авторитеты в тот период были, зачастую, подменены, а истинные и заслуженные, нередко, подорваны. Даже такие имена, как писателей Валентина Распутина и Юрия Бондарева, не повышали доверия к обращению – представлялось, что людей «использовали» как каких-нибудь «подписантов». Конечно, проблема еще и в том, что это все были «официальные авторитеты». Но кого они могли убедить в период массового (как стало ясно позже, спровоцированного самой же тогдашней высшей властью) ниспровержения вообще любых официальных авторитетов?

И переносимся в современную Россию и на Украину. Начнем с последней. Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы увидеть всю безысходность ситуации для элементарно ответственного гражданина Украины – он оказался, буквально, между молотом и наковальней.

С одной стороны – нынешние власти, особого доверия у граждан даже и в восточной части страны обоснованно не вызывающие. Рассказывать читателям в России о масштабах коррупции на Украине, социальном расслоении и деградации прежнего научно-производственного потенциала особой нужды нет. Все примерно так же, как у нас, но только без смягчающей положение подушки из запасов нефти и газа, которые можно некоторое время безответственно проедать. Но, вроде как, с идеями сохранения промышленности и тесного сотрудничества с Россией, которое, опять же, вроде как, должно дать Украине какое-то развитие и какие-то рабочие места. Но идеей, скажем так, реализуемой не вполне последовательно. Скорее, с маневрированием между этой единственной собственной идеей и идеей противоположной – подчинения Западу - идеей своих же политических противников. То есть, подытоживаем: с нынешней властью на Украине все примерно так же, как у нас, в том числе, столь же непоследовательно, но только материально еще хуже и бесперспективнее.

С другой стороны, «оппозиция» - уже совсем подзападная, для которой «ценности», в данном случае – «ценность» недвусмысленной сдачи страны под контроль Запада, превыше всего. Превыше даже и вопроса об элементарном материальном выживании населения страны.

И кто в этой ситуации и что может предложить народу страны, да еще и расколотому по линии Восток-Запад? Да, сегодня яснее и однозначнее многое из того, что четверть века назад было еще под вопросом. Интересы внешних (по отношению к Украине) сил, а также собственного олигархата всех видов и криминалитета являются более явственными. Но это никак не добавляет гражданам четкости видения цели и путей ее достижения, не говоря уже о единстве такой цели для разных социальных и национальных групп, региональных общностей. Кто же и с каким «Словом к народу» может обратиться сегодня ко всей Украине? То есть, во-первых, с чем обратиться? И, во-вторых, кого сегодня там могут услышать, у кого еще есть реальный незамаранный авторитет?

С нынешней Россией нам, гражданам России, все еще яснее и понятнее. В конце прошлого года на телепередаче «К барьеру» у В.Соловьева я проводил аналогию между так яростно осужденным (по сути, осужденным совершенно обоснованно) нашим агитпропом обманным втягиванием Украины в «ассоциацию» с ЕС (не переведенные толком тысячестраничные документы, отказ в общенациональном референдуме и т.п.) и ситуацией у нас – те же не переведенные на русский многотысячестраничные документы об условиях присоединения страны к ВТО, отказ в референдуме, по сути – та же сдача суверенитета страны тому же Западу, тем же обманным путем.

И куда в этих условиях мы зовем Украину? Ведь никакого всерьез альтернативного пути мы не предлагаем. Таможенный союз, но в рамках ВТО на нынешних условиях – это, увы, всего лишь некоторая частность, способная позволить Украине на какое-то время перевести дыхание, но не дающая всерьез никакой альтернативной перспективы.

Ответ напрашивается сам собой – сдаваться Западу, но не самостоятельно, а вместе с нами, вслед за нами, в нашем кильватере…


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1000 гостей онлайн
бюро переводов днепропетровск, besttranslated.net посуда luminarc купить интернет магазин, luminaric.ru редуктор Ц2У-160 купить, reductor58.ru