Понедельник, 10 Декабря, 2018
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)


60 лет не допускают «потом» или «постепенно»
Александр Дугин

У Путина остался последний шанс отречься от любых заигрываний с либерализмом – в противном случае он будет свергнут, а вместе с ним сгинет и Россия

Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну ис­пол­ни­лось 60 лет. То, что я мог и хо­тел ска­зать о нем, я уже ска­зал в бес­чис­лен­ных ин­тервью, стать­ях и в от­дель­ной кни­ге с ис­чер­пы­ва­ю­щим наз­ва­ни­ем «Пу­тин про­тив Пу­ти­на». Я уве­рен, что Пу­тин – чрез­вы­чай­но про­ти­во­ре­чи­вая лич­ность: у не­го при­су­т­ству­ют как ге­ро­и­чес­кие чер­ты спа­си­те­ля Рос­сии в слож­ней­ший пе­ри­од на­шей ис­то­рии, так и, мяг­ко вы­ра­жа­ясь, на­ив­ные сто­ро­ны ко­леб­лю­ще­го­ся ли­бе­раль­но­го ре­фор­ма­то­ра, уме­рен­но­го за­пад­ни­ка, по­ру­ча­ю­ще­го важ­ней­шие воп­ро­сы жиз­ни го­су­да­р­ства в кри­ти­чес­кие мо­мен­ты пре­дель­но не­а­дек­ват­ным во всех смыс­лах уп­рав­лен­цам-ци­ни­кам. Это о мерт­вых – «ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го». Пу­тин жив и бодр, у влас­ти и во все­о­ру­жии – по­э­то­му не ви­жу при­чин смяг­чать то, что хо­тел бы ска­зать ему в ли­цо. Но нет ос­но­ва­ний и для осо­бен­но рез­кой кри­ти­ки, для ярос­ти и зло­ра­д­ства. У ме­ня нет. И осо­бен­но сей­час.

Вмес­то позд­рав­ле­ний и де­жур­ных слов по слу­чаю пред­ла­гаю по­го­во­рить всерь­ез и по де­лу. В чем суть по­ло­же­ния Пу­ти­на се­год­няш­не­го? Пу­ти­на треть­е­го сро­ка? Я всег­да от­но­сил се­бя к «пар­тии треть­е­го сро­ка», и вот он, на­ко­нец, нас­ту­пил, хо­тя и нес­коль­ко поз­же, чем мы рас­счи­ты­ва­ли. За­то (на­де­юсь) на­дол­го.

Фор­му­ла Пу­ти­на, о ко­то­рой я пи­сал уже мно­же­ст­во раз, прос­та и про­ти­во­ре­чи­ва од­нов­ре­мен­но: пат­ри­о­тизм плюс ли­бе­ра­лизм. Она сос­тав­ля­ет сво­е­го ро­да фир­мен­ный «пу­ти­нс­кий ко­ан», его пер­со­наль­ную иде­о­ло­ги­чес­кую ан­ти­но­мию, от­ра­жая струк­ту­ру его лич­но­ст­но­го и власт­но­го комп­ро­мис­са. Суть фор­му­лы в том, что ему оди­на­ко­во близ­ки: 1) су­ве­ре­ни­тет, го­су­да­р­ствен­ность, власт­ная вер­ти­каль, на­род­ность, ре­ли­гия и 2) за­пад­ни­че­ст­во, мо­дер­ни­за­ция, эф­фек­тив­ный ме­не­дж­мент, ли­бе­раль­ное ре­фор­ма­то­р­ство в эко­но­ми­ке. В струк­ту­ре этой фор­му­лы, со­че­та­ю­щей не­со­че­та­е­мое, в этой coincidentia oppositorum, мы про­жи­ли пос­лед­ние 12 лет, по­ка­зав­ши­е­ся веч­ностью, но од­нов­ре­мен­но про­ле­тев­шие во мгно­ве­ние ока.

За пат­ри­о­тизм Пу­ти­на под­дер­жи­ва­ли рус­ские, на­род, мас­сы, прос­тые лю­ди – и мно­гие неп­рос­тые. За ли­бе­ра­лизм и сох­ра­не­ние эко­но­ми­чес­кой до­ми­на­ции круп­ной бур­жу­а­зии, по су­ти – оли­гар­хии, сло­жив­шей­ся в ли­хие 90-е, его от­но­си­тель­но, ко­неч­но, но все же тер­пе­ли эко­но­ми­чес­кие эли­ты. При этом всем ак­тив­ным по­ли­ти­чес­ким си­лам стра­ст­но хо­те­лось, что­бы Пу­тин вы­шел за пре­де­лы это­го комп­ро­мис­са, где пат­ри­о­тизм га­сил­ся ли­бе­ра­лиз­мом, а за­пад­ни­чес­кие ли­бе­раль­ные ре­фор­мы об­ну­ля­лись на­по­ром на су­ве­ре­ни­тет и кон­со­ли­да­цию вер­ти­ка­ли влас­ти. Но Пу­тин год за го­дом отк­ла­ды­вал, ко­ле­бал­ся, нас­та­и­вая на сво­ем. Он при­нуж­дал мас­сы по­кор­но тер­петь эко­но­ми­чес­кую несп­ра­вед­ли­вость рас­по­я­сав­ше­го­ся ка­пи­та­лиз­ма и вак­ха­на­лию кор­руп­ции, а эли­ты зас­тав­лял лож­но ря­дить­ся в пат­ри­о­ти­чес­кие то­ги (ци­нич­ная и не­иск­рен­няя «сур­ко­вс­кая про­па­ган­да»).

Пос­те­пен­но эта двус­мыс­лен­ность ста­но­ви­лась не­вы­но­си­мой как для ли­бе­ра­лов, так и для пат­ри­о­тов. Нуж­на бы­ла хоть ка­кая то оп­ре­де­лен­ность. Но ее не бы­ло, и не бы­ло, и не бы­ло... Год за го­дом, и ва­шим и на­шим, из­ма­ты­ва­ю­ще, ук­лон­чи­во, тош­нот­вор­но... «Пу­ти­нс­кий ко­ан», с ко­то­рым об­ще­ст­во бо­лее или ме­нее при­ми­ри­лось в на­ча­ле 2000-х, пос­те­пен­но ста­но­вил­ся не­вы­но­си­мым. Он прос­то пе­рес­тал ра­бо­тать.

В пе­ри­од пре­зи­де­н­т­ства Дмит­рия Мед­ве­де­ва сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что за­тя­ну­тый пу­ти­нс­кий пась­янс на­ко­нец-то скло­нил­ся в сто­ро­ну ли­бе­ра­лов: ульт­ра­ли­бе­раль­ный «Инс­ти­тут сов­ре­мен­но­го раз­ви­тия», став­ший идей­ным шта­бом но­вых ли­бе­раль­ных ре­форм, вос­тор­жен­но ли­ко­вал, ли­бе­ра­лы по­чу­в­ство­ва­ли, что их цель близ­ка. Сва­нид­зе приз­нал на «Эхо Моск­вы», что «ды­шать ста­ло лег­че». Это оз­на­ча­ло, что пат­ри­о­ты го­то­вы окон­ча­тель­но за­дох­нуть­ся в под­няв­шей­ся с но­вой си­лой ли­бе­раль­ной во­ни. Од­ни вздох­ну­ли, дру­гие ощу­ти­ли удушье. Пат­ри­о­ты всерь­ез при­у­ны­ли. Ка­за­лось, что фор­му­ла от­ны­не от­ме­не­на: на си­я­ю­щем ли­це Мед­ве­де­ва ни­ка­ко­го пат­ри­о­тиз­ма бо­лее не чи­та­лось – один сплош­ной ли­бе­ра­лизм.

Пе­ре­лом­ным мо­мен­том ста­ло возв­ра­ще­ние Пу­ти­на. Вот это в по­ве­ст­ку ли­бе­ра­лов со­вер­шен­но не вхо­ди­ло. Их на­деж­ды рух­ну­ли в од­но­часье. Бо­лот­ная пло­щадь, свин­ство Pussy Riot, мно­го­ты­сяч­ные мар­ши так на­зы­ва­е­мых «мил­ли­о­нов» бы­ли ис­те­рич­ным от­ве­том. По­чу­в­ство­вав­шие бли­зость по­бе­ды, ли­бе­ра­лы ока­за­лись зас­тиг­ну­ты врасп­лох. По их ло­ги­ке Пу­тин дол­жен был уй­ти. А он вот ре­шил вер­нуть­ся.

В этот мо­мент ра­зог­ре­тые мед­ве­де­вс­ким прав­ле­ни­ем ли­бе­ра­лы от ужа­са пе­ред возв­ра­ще­ни­ем Пу­ти­на ре­ши­лись на до­воль­но ра­ди­каль­ные ме­ры. По су­ти, они выд­ви­ну­ли Пу­ти­ну уль­ти­ма­тум: «Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич! Для про­дол­же­ния ли­бе­раль­ных ре­форм и спа­се­ния де­мок­ра­тии у Вас есть толь­ко один вы­ход: уй­ти прочь и пе­ре­дать стра­ну в дру­гие ру­ки (фак­ти­чес­ки – Гос­де­пу)». Имен­но это, собствен­но го­во­ря, и бы­ло пос­ла­ни­ем, со­дер­жав­шим­ся в ко­щу­н­ствен­ном панк-мо­леб­не, в уль­ти­ма­ту­мах оп­по­зи­ци­он­ных сто­лич­ных «нор­ко­вых толп» и жест­ких ре­ко­мен­да­ци­ях Ва­ши­нг­то­на.

По­лу­чи­лось сле­ду­ю­щее: да­же ес­ли Пу­тин и был на­ме­рен сно­ва об­ра­тить­ся к фор­му­ле «пат­ри­о­тизм плюс ли­бе­ра­лизм», ли­бе­ра­лы и За­пад с опе­ре­же­ни­ем жест­ко за­я­ви­ли: «на сей раз на это они не пой­дут». «Хо­ро­ший Пу­тин» это... нет, «не мерт­вый Пу­тин», но «жи­вой Мед­ве­дев» – как ми­ни­мум, и как мак­си­мум – На­валь­ный.

Ко­неч­но, ли­бе­ра­лы так ре­ши­ли не са­ми, так бы­ла сос­тав­ле­на стра­те­ги­чес­кая де­пе­ша из Ва­ши­нг­то­на, под­ре­дак­ти­ро­ван­ная под до­ро­ге, су­дя по осо­бен­но аг­рес­сив­ной сти­лис­ти­ке, груп­пой оби­жен­ных биз­нес­ме­нов из Лон­до­на. От­сю­да, кста­ти, серь­ез­ность ли­бе­раль­но­го уль­ти­ма­ту­ма. Из-за спи­ны до­воль­но сом­ни­тель­ных ху­ли­га­нок из Pussy Riot явствен­но прос­ту­па­ла тень пос­лед­ней ми­ро­вой ги­пер­дер­жа­вы. Ра­ди­каль­ные тре­бо­ва­ния оп­по­зи­ции, нес­мот­ря на нич­тож­ность ее са­мой, тем не ме­нее, бы­ли серь­ез­ны­ми и со­дер­жа­тель­ны­ми: так как они бы­ли подт­ве­рж­де­ны гло­баль­ной мощью США как со сто­ро­ны soft power – ми­ро­вая прес­са, дип­ло­ма­ти­чес­кое дав­ле­ние, се­те­вые тех­но­ло­гии и вой­ны, так и со сто­ро­ны hard power – аме­ри­ка­нс­кая во­ен­ная ма­ши­на с сот­ня­ми мил­ли­ар­дов дол­ла­ров го­до­во­го бюд­же­та на во­ен­ные це­ли уг­ро­жа­ю­ще де­фи­ли­ро­ва­ла на го­ри­зон­те. Мож­но спо­рить о том, ка­ко­ва на се­год­ня эта мощь, не идет ли речь о бле­фе? Но ник­то не ста­нет от­ри­цать, что оп­ре­де­лен­ные ар­гу­мен­ты для си­ло­во­го дав­ле­ния на Рос­сию у США се­год­ня все еще име­ют­ся.

Но вот итог: ли­бе­раль­ная сос­тав­ля­ю­щая из фор­му­лы Пу­ти­на бы­ла не­об­ра­ти­мо и на­силь­ствен­но вы­пи­ле­на. Ес­ли он сно­ва по­пы­та­ет­ся в со­тый раз к ней об­ра­тить­ся, боль­ше в это уже ник­то не по­ве­рит. И са­мое глав­ное: ник­то из тех, ко­му этот пу­ти­нс­кий ли­бе­ра­лизм всег­да прин­ци­пи­аль­но ад­ре­со­вал­ся. Для ли­бе­ра­лов Пу­тин уже сей­час – окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но – яв­ля­ет со­бой дру­гую фор­му­лу: «пат­ри­о­тизм ми­нус ли­бе­ра­лизм». И пе­ре­у­бе­дить их в об­рат­ном не­воз­мож­но, что бы он ни де­лал. Кро­ме од­но: уй­ти и как мож­но быст­рее по­доб­ру– поз­до­ро­ву. Тог­да по­ве­рят.

И что те­перь бу­дет де­лать Пу­тин? Су­ще­ст­ву­ет все­го три пу­ти.

Пер­вый: уй­ти и пе­ре­дать власть пре­ем­ни­ку окон­ча­тель­но. Ли­бе­ра­лы и США нас­та­и­ва­ют имен­но на этом и, ско­рее все­го, подк­ре­пят этот план действий се­ри­ей конк­рет­ных стра­те­ги­чес­ких ша­гов. Но мо­жет ли Пу­тин пой­ти на это? Ду­маю, та­кой сце­на­рий се­год­ня ма­ло­ве­ро­я­тен. Пу­тин толь­ко вер­нул­ся, а тут – сно­ва ухо­дить... Да еще в та­кой неп­рив­ле­ка­тель­ной ма­не­ре... Это был бы пол­ный про­вал с лич­ной точ­ки зре­нии, с ис­то­ри­чес­кой, по­ли­ти­чес­кой, но, вдо­ба­вок, и пре­да­тель­ство стра­ны и на­ро­да.

По­э­то­му ско­рее все­го Пу­тин ос­та­нет­ся.

Но здесь сно­ва вы­бор, би­фур­ка­ция или-или.

Пер­вая воз­мож­ность, что Пу­тин по инер­ции об­ра­тит­ся к ап­ро­би­ро­ван­ной фор­му­ле. Но мы ви­де­ли, что ее боль­ше не при­мут ли­бе­ра­лы, а зна­чит, в их от­но­ше­нии она га­ран­ти­ро­ван­но ра­бо­тать не бу­дет. А вот пат­ри­о­ты, ко­то­рым в нее ве­рить сов­сем не обя­за­тель­но, как раз по­ве­рить мо­гут. Это зна­чит, что Пу­тин всерь­ез рис­ку­ет по­те­рять свой нас­то­я­щий на­род­ный элек­то­рат, свой стра­те­ги­чес­кий ре­зерв – до­ве­рие пат­ри­о­ти­чес­ких масс. Ины­ми сло­ва­ми, фор­му­ла «пат­ри­о­тизм плюс ли­бе­ра­лизм» в но­вых ус­ло­ви­ях прос­то не бу­дет ра­бо­тать. Во­об­ще не бу­дет. Мож­но, ко­неч­но, поп­ро­бо­вать, но луч­ше не на­до. Это со­вер­шен­но дру­жес­кая ре­ко­мен­да­ция. Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, не на­до...

Ос­та­ет­ся од­но – пат­ри­о­тизм без вся­ких при­ме­сей. То есть ев­ра­зий­ство, кон­сер­ва­тизм – и без вся­ких си­му­ляк­ров и пост­мо­дер­низ­ма. Един­ствен­ный ло­гич­ный и от­ве­т­ствен­ный вы­бор треть­е­го сро­ка.

Прог­рам­ма та­ко­го кон­сер­ва­тив­но­го по­во­ро­та пре­дель­но яс­на, и для са­мо­го Пу­ти­на во мно­гом ес­те­ст­вен­на.

Ско­рее все­го, он так и по­ни­ма­ет мир, стра­ну и ис­то­рию – ор­га­ни­чес­ки. Но рань­ше бы­ли сдер­жи­ва­ю­щие фак­то­ры – не бу­дем те­перь спо­рить: обос­но­ван­ные или ил­лю­зор­ные. Они бы­ли. А боль­ше их нет. По­э­то­му ос­та­ет­ся толь­ко пат­ри­о­тизм – один го­лый пат­ри­о­тизм, – и та­кой жест под­го­тов­лен. Ли­бе­ра­лы уже без­во­зв­рат­но отож­де­ст­ви­ли Пу­ти­на имен­но с пат­ри­о­тиз­мом и при­го­во­ри­ли его имен­но как пат­ри­о­та, кон­сер­ва­то­ра, тра­ди­ци­о­на­лис­та и на­род­ни­ка.

Пу­ти­ну ос­та­лось толь­ко стать на са­мом де­ле та­ким, ка­ким его ви­дят его се­год­няш­ние неп­ри­ми­ри­мые вра­ги. И ка­ким хо­тят ви­деть его се­год­няш­ние вер­ные друзья – пат­ри­о­ты и ев­ра­зий­цы. Де­ло за ма­лень­ким: проч­но вой­ти в об­раз, ко­то­рый сфор­ми­ро­ван у про­ат­лан­ти­с­тско­го мень­ши­н­ства, ко­то­рый был бы на ура восп­ри­нят на­род­ным боль­ши­н­ством и ко­то­рый при этом впол­не ор­га­ни­чен и ес­те­ст­ве­нен для са­мо­го Пу­ти­на.

Ес­ли это, на­ко­нец, слу­чит­ся, – а пред­вы­бор­ные статьи, Пок­лон­ная, соз­да­ние Из­бо­рс­ко­го клу­ба, не­ко­то­рые сим­во­ли­чес­кие кад­ро­вые пе­рес­та­нов­ки и т. д. да­ют ос­но­ва­ния счи­тать, что это все-та­ки мо­жет про­и­зой­ти, – то че­го нам ожи­дать?

От­ве­тить лег­ко: в 60 лет нам явит­ся но­вый Пу­тин. Пу­тин пат­ри­от. Ми­нус ли­бе­рал.

Для че­ло­ве­ка 60 лет – мно­го. Для по­ли­ти­чес­ко­го де­я­те­ля – в са­мый раз. Но все же… Пра­ва на ошиб­ку прак­ти­чес­ки боль­ше нет. В сле­ду­ю­щие 12 лет – на сей раз пос­лед­ние – при­дет­ся ли­бо вы­иг­рать бит­ву за Рос­сию, ли­бо… (не хо­чет­ся и про­из­но­сить вслух).

Да­лее ждем сле­ду­ю­ще­го:

ре­аль­ные ша­ги по ин­тег­ра­ции пост­со­ве­тс­ко­го прост­ра­н­ства и соз­да­ние Ев­ра­зийс­ко­го со­ю­за;

мощ­ный ры­вок в обо­рон­ной сфе­ре;

вы­ра­бот­ка кон­со­ли­ди­ру­ю­щей идеи, приз­ван­ной ук­ре­пит куль­тур­ный код;

по­во­рот в поль­зу кон­сер­ва­тив­ных цен­нос­тей и да­же тра­ди­ци­о­на­лиз­ма, мо­ра­ли, ду­хов­нос­ти, нрав­ствен­нос­ти в об­лас­ти об­ра­зо­ва­ния, куль­ту­ры, ин­фор­ма­ции;

пе­ре­ход от ли­бе­раль­ной эко­но­ми­чес­кой по­ли­ти­ки к со­ци­аль­ной и мо­би­ли­за­ци­он­ной;

разг­ром ат­лан­ти­с­тских се­тей вли­я­ния в эли­те, куль­ту­ре, экс­пе­рт­ном со­об­ще­ст­ве, пра­ви­тель­стве;

ре­ор­га­ни­за­ция струк­ту­ры в об­лас­ти ме­жэт­ни­чес­ких от­но­ше­ний;

став­ка на об­нов­ле­ние по­ли­ти­чес­ких и уп­рав­лен­чес­ких элит на ос­но­ве но­вых пат­ри­о­ти­чес­ких пас­си­о­нар­ных кад­ров;

опо­ра на вы­со­кие тех­но­ло­гии и ре­аль­ный сек­тор;

ужес­то­че­ние реп­рес­сив­ных мер про­тив кор­руп­ции, осо­бен­но про­тив кор­руп­ции, за­вя­зан­ной на транс­на­ци­о­наль­ные струк­ту­ры;

пе­ре­ход на сто­ро­ну на­ро­да как ши­ро­ких рос­сийс­ких ев­ра­зийс­ких масс и но­вый на­бор в эли­ты;

при­ня­тие во внеш­ней по­ли­ти­ке од­ноз­нач­ной ори­ен­та­ции на мно­го­по­ляр­ность, по­ли­це­нт­ризм и про­ти­вос­то­я­ние аме­ри­ка­нс­кой ге­ге­мо­нии.

Мож­но ли осу­ще­ст­вить все это при сох­ра­не­нии инер­ци­аль­но­го хо­да ве­щей в ны­неш­ней Рос­сии? При ны­неш­них кад­рах и пси­хо­ло­ги­чес­ком сос­то­я­нии об­ще­ст­ва? От­ве­чу па­ра­док­саль­но: да, мож­но. Де­ло в том, что Рос­сия по­ли­ти­чес­ки уст­ро­е­на по прин­ци­пу вер­ти­каль­ной сим­мет­рии: тот, кто на вер­ху – тот есть все. Чем вы­ше и са­мов­ла­ст­нее пра­ви­тель, тем бли­же он мас­сам и тем ус­той­чи­вей его власть. Эли­ты же, дро­бя­щие об­ще­ст­во и свер­ху, и сни­зу, всег­да про­ти­вос­то­ят и пра­ви­те­лю, и на­ро­ду. Ес­ли пра­ви­тель де­ла­ет один един­ствен­ный шаг – ищет опо­ры на ши­ро­кие на­род­ные мас­сы, – то он при­об­ре­та­ет не­ог­ра­ни­чен­ные воз­мож­нос­ти. Пос­ле это­го он мо­жет во­об­ще ни с кем и ни с чем кро­ме на­ро­да не счи­тать­ся. Пусть это на­зы­ва­ет­ся как угод­но по-рус­ски – так бы­ло и, ско­рее все­го, так бу­дет.

Бла­го­да­ря этой осо­бен­нос­ти рус­ско­го об­ще­ст­ва мож­но осу­ще­с­твлять лю­бые ме­ры и ре­фор­мы или, нап­ро­тив, во­об­ще ни­че­го не осу­ще­с­твлять. По­э­то­му, ес­ли Пу­тин в 60-ле­тие при­мет ре­ше­ние, то уже это­го бу­дет дос­та­точ­но. И кад­ры по­я­вят­ся, и пси­хо­ло­ги­чес­кое сос­то­я­ние из­ме­нит­ся, и си­лы об­на­ру­жат­ся, и ре­сур­сы по­я­вят­ся, и инер­ция ис­чез­нет. Это не зна­чит, что все пой­дет как по мас­лу – не­до­оце­ни­вать про­за­пад­ные эли­ты и осо­бен­но их аме­ри­ка­нс­ких пок­ро­ви­те­лей нель­зя. Но шан­сы – и очень, очень серь­ез­ные – есть.

По­лу­ча­ет­ся, хо­чет шес­ти­де­ся­ти­лет­ний пре­зи­дент треть­е­го сро­ка или не хо­чет, у не­го ос­та­ет­ся толь­ко один вы­бор: стро­го го­во­ря, он мо­жет выб­рать толь­ко од­но из од­но­го – пат­ри­о­тизм. И все.

Это не уль­ти­ма­тум и не са­мос­бы­ва­ю­ще­еся про­ро­че­ст­во. Ни­че­го лич­но­го. Та­ко­вы цик­лы и их ло­ги­ка в по­ли­ти­ке, в иде­о­ло­гии, в из­би­ра­тель­ном про­цес­се, и да­же в би­ог­ра­фии. Хо­лод­ная ма­те­ма­ти­ка, на сей раз да­ю­щая всем нам шанс и все­ля­ю­щая на­деж­ду.

Ког­да Пу­ти­ну бы­ло 48 лет, ког­да он толь­ко по­я­вил­ся на не­бо­ск­ло­не по­ли­ти­ки, я ис­пы­ты­вал в от­но­ше­нии его ре­аль­ных дел (вто­рая Че­че­нс­кая кам­па­ния, удар по оли­гар­хии, ос­та­нов­ка по­то­ков ру­со­фо­бии на цент­раль­ных ка­на­лах, од­ним сло­вом – лик­ви­да­ция ель­ци­низ­ма) и чет­ких дек­ла­ра­ций (приз­на­ние су­ве­ре­ни­те­та выс­шей цен­ностью, мно­го­по­ляр­ность, ори­ен­та­ция на Ев­ра­зийс­кий Со­юз) не­под­дель­ный эн­ту­зи­азм. Это вы­ра­зи­лось в мо­ем прог­ра­м­мном текс­те «За­ря в са­по­гах». Но вре­мя по­ка­за­ло, что тог­да я пос­пе­шил. Впе­ре­ди бы­ли Сур­ков и Пав­ло­вс­кий, Вал­дайс­кий клуб и Инс­ти­тут сов­ре­мен­но­го раз­ви­тия, разг­ром «Ро­ди­ны», ЕГЭ и за­иг­ры­ва­ние с США. Впе­ре­ди бы­ли 12 лет за­де­рж­ки, топ­та­ния на мес­те, пус­тых по­лит-тех­но­ло­ги­чес­ких трю­ков. Это был си­му­лякр за­ри. 12 лет, од­ним сло­вом, у стра­ны, ис­то­рии, по­ли­ти­ки, ев­ра­зий­ства, у ме­ня лич­но бы­ли ук­ра­де­ны. За­быть об этом мгно­вен­но не по­лу­чит­ся. Преж­нее до­ве­рие, увы, по­дор­ва­но. Преж­них эмо­ций нет. В той или иной сте­пе­ни то же ис­пы­ты­ва­ет пат­ри­о­ти­чес­кое боль­ши­н­ство. Мо­жет, оно и не ска­жет и не сфор­му­ли­ру­ет, но чувству­ет имен­но это.

По­э­то­му се­год­ня, ког­да пре­зи­ден­ту ис­пол­ня­ет­ся 60, со­вер­шен­но спо­кой­но и на сей раз без на­дежд, разд­ра­же­ния и зло­ра­д­ства, мы мо­жем ска­зать: «Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, это Ваш пос­лед­ний шанс». И наш пос­лед­ний шанс – ведь ес­ли они сбро­сят Пу­ти­на, вмес­те с ним рух­нет стра­на.

Ос­та­ет­ся од­но: пос­лед­ний жест. Ра­ди­каль­ная транс­фор­ма­ция фор­му­лы. Ми­нус ли­бе­ра­лизм. Но вре­ме­ни для рас­кач­ки нет. Оно пол­ностью по­те­ря­но. Сей­час или ни­ког­да. 60 лет не до­пус­ка­ют «по­том» или «пос­те­пен­но».

Вы по­ня­ли, по ком зво­нит ко­ло­кол?

Источник: evrazia.org
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1027 гостей онлайн