Четверг, 21 Сентября, 2017
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)


60 лет не допускают «потом» или «постепенно»
Александр Дугин

У Путина остался последний шанс отречься от любых заигрываний с либерализмом – в противном случае он будет свергнут, а вместе с ним сгинет и Россия

Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну ис­пол­ни­лось 60 лет. То, что я мог и хо­тел ска­зать о нем, я уже ска­зал в бес­чис­лен­ных ин­тервью, стать­ях и в от­дель­ной кни­ге с ис­чер­пы­ва­ю­щим наз­ва­ни­ем «Пу­тин про­тив Пу­ти­на». Я уве­рен, что Пу­тин – чрез­вы­чай­но про­ти­во­ре­чи­вая лич­ность: у не­го при­су­т­ству­ют как ге­ро­и­чес­кие чер­ты спа­си­те­ля Рос­сии в слож­ней­ший пе­ри­од на­шей ис­то­рии, так и, мяг­ко вы­ра­жа­ясь, на­ив­ные сто­ро­ны ко­леб­лю­ще­го­ся ли­бе­раль­но­го ре­фор­ма­то­ра, уме­рен­но­го за­пад­ни­ка, по­ру­ча­ю­ще­го важ­ней­шие воп­ро­сы жиз­ни го­су­да­р­ства в кри­ти­чес­кие мо­мен­ты пре­дель­но не­а­дек­ват­ным во всех смыс­лах уп­рав­лен­цам-ци­ни­кам. Это о мерт­вых – «ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го». Пу­тин жив и бодр, у влас­ти и во все­о­ру­жии – по­э­то­му не ви­жу при­чин смяг­чать то, что хо­тел бы ска­зать ему в ли­цо. Но нет ос­но­ва­ний и для осо­бен­но рез­кой кри­ти­ки, для ярос­ти и зло­ра­д­ства. У ме­ня нет. И осо­бен­но сей­час.

Вмес­то позд­рав­ле­ний и де­жур­ных слов по слу­чаю пред­ла­гаю по­го­во­рить всерь­ез и по де­лу. В чем суть по­ло­же­ния Пу­ти­на се­год­няш­не­го? Пу­ти­на треть­е­го сро­ка? Я всег­да от­но­сил се­бя к «пар­тии треть­е­го сро­ка», и вот он, на­ко­нец, нас­ту­пил, хо­тя и нес­коль­ко поз­же, чем мы рас­счи­ты­ва­ли. За­то (на­де­юсь) на­дол­го.

Фор­му­ла Пу­ти­на, о ко­то­рой я пи­сал уже мно­же­ст­во раз, прос­та и про­ти­во­ре­чи­ва од­нов­ре­мен­но: пат­ри­о­тизм плюс ли­бе­ра­лизм. Она сос­тав­ля­ет сво­е­го ро­да фир­мен­ный «пу­ти­нс­кий ко­ан», его пер­со­наль­ную иде­о­ло­ги­чес­кую ан­ти­но­мию, от­ра­жая струк­ту­ру его лич­но­ст­но­го и власт­но­го комп­ро­мис­са. Суть фор­му­лы в том, что ему оди­на­ко­во близ­ки: 1) су­ве­ре­ни­тет, го­су­да­р­ствен­ность, власт­ная вер­ти­каль, на­род­ность, ре­ли­гия и 2) за­пад­ни­че­ст­во, мо­дер­ни­за­ция, эф­фек­тив­ный ме­не­дж­мент, ли­бе­раль­ное ре­фор­ма­то­р­ство в эко­но­ми­ке. В струк­ту­ре этой фор­му­лы, со­че­та­ю­щей не­со­че­та­е­мое, в этой coincidentia oppositorum, мы про­жи­ли пос­лед­ние 12 лет, по­ка­зав­ши­е­ся веч­ностью, но од­нов­ре­мен­но про­ле­тев­шие во мгно­ве­ние ока.

За пат­ри­о­тизм Пу­ти­на под­дер­жи­ва­ли рус­ские, на­род, мас­сы, прос­тые лю­ди – и мно­гие неп­рос­тые. За ли­бе­ра­лизм и сох­ра­не­ние эко­но­ми­чес­кой до­ми­на­ции круп­ной бур­жу­а­зии, по су­ти – оли­гар­хии, сло­жив­шей­ся в ли­хие 90-е, его от­но­си­тель­но, ко­неч­но, но все же тер­пе­ли эко­но­ми­чес­кие эли­ты. При этом всем ак­тив­ным по­ли­ти­чес­ким си­лам стра­ст­но хо­те­лось, что­бы Пу­тин вы­шел за пре­де­лы это­го комп­ро­мис­са, где пат­ри­о­тизм га­сил­ся ли­бе­ра­лиз­мом, а за­пад­ни­чес­кие ли­бе­раль­ные ре­фор­мы об­ну­ля­лись на­по­ром на су­ве­ре­ни­тет и кон­со­ли­да­цию вер­ти­ка­ли влас­ти. Но Пу­тин год за го­дом отк­ла­ды­вал, ко­ле­бал­ся, нас­та­и­вая на сво­ем. Он при­нуж­дал мас­сы по­кор­но тер­петь эко­но­ми­чес­кую несп­ра­вед­ли­вость рас­по­я­сав­ше­го­ся ка­пи­та­лиз­ма и вак­ха­на­лию кор­руп­ции, а эли­ты зас­тав­лял лож­но ря­дить­ся в пат­ри­о­ти­чес­кие то­ги (ци­нич­ная и не­иск­рен­няя «сур­ко­вс­кая про­па­ган­да»).

Пос­те­пен­но эта двус­мыс­лен­ность ста­но­ви­лась не­вы­но­си­мой как для ли­бе­ра­лов, так и для пат­ри­о­тов. Нуж­на бы­ла хоть ка­кая то оп­ре­де­лен­ность. Но ее не бы­ло, и не бы­ло, и не бы­ло... Год за го­дом, и ва­шим и на­шим, из­ма­ты­ва­ю­ще, ук­лон­чи­во, тош­нот­вор­но... «Пу­ти­нс­кий ко­ан», с ко­то­рым об­ще­ст­во бо­лее или ме­нее при­ми­ри­лось в на­ча­ле 2000-х, пос­те­пен­но ста­но­вил­ся не­вы­но­си­мым. Он прос­то пе­рес­тал ра­бо­тать.

В пе­ри­од пре­зи­де­н­т­ства Дмит­рия Мед­ве­де­ва сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что за­тя­ну­тый пу­ти­нс­кий пась­янс на­ко­нец-то скло­нил­ся в сто­ро­ну ли­бе­ра­лов: ульт­ра­ли­бе­раль­ный «Инс­ти­тут сов­ре­мен­но­го раз­ви­тия», став­ший идей­ным шта­бом но­вых ли­бе­раль­ных ре­форм, вос­тор­жен­но ли­ко­вал, ли­бе­ра­лы по­чу­в­ство­ва­ли, что их цель близ­ка. Сва­нид­зе приз­нал на «Эхо Моск­вы», что «ды­шать ста­ло лег­че». Это оз­на­ча­ло, что пат­ри­о­ты го­то­вы окон­ча­тель­но за­дох­нуть­ся в под­няв­шей­ся с но­вой си­лой ли­бе­раль­ной во­ни. Од­ни вздох­ну­ли, дру­гие ощу­ти­ли удушье. Пат­ри­о­ты всерь­ез при­у­ны­ли. Ка­за­лось, что фор­му­ла от­ны­не от­ме­не­на: на си­я­ю­щем ли­це Мед­ве­де­ва ни­ка­ко­го пат­ри­о­тиз­ма бо­лее не чи­та­лось – один сплош­ной ли­бе­ра­лизм.

Пе­ре­лом­ным мо­мен­том ста­ло возв­ра­ще­ние Пу­ти­на. Вот это в по­ве­ст­ку ли­бе­ра­лов со­вер­шен­но не вхо­ди­ло. Их на­деж­ды рух­ну­ли в од­но­часье. Бо­лот­ная пло­щадь, свин­ство Pussy Riot, мно­го­ты­сяч­ные мар­ши так на­зы­ва­е­мых «мил­ли­о­нов» бы­ли ис­те­рич­ным от­ве­том. По­чу­в­ство­вав­шие бли­зость по­бе­ды, ли­бе­ра­лы ока­за­лись зас­тиг­ну­ты врасп­лох. По их ло­ги­ке Пу­тин дол­жен был уй­ти. А он вот ре­шил вер­нуть­ся.

В этот мо­мент ра­зог­ре­тые мед­ве­де­вс­ким прав­ле­ни­ем ли­бе­ра­лы от ужа­са пе­ред возв­ра­ще­ни­ем Пу­ти­на ре­ши­лись на до­воль­но ра­ди­каль­ные ме­ры. По су­ти, они выд­ви­ну­ли Пу­ти­ну уль­ти­ма­тум: «Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич! Для про­дол­же­ния ли­бе­раль­ных ре­форм и спа­се­ния де­мок­ра­тии у Вас есть толь­ко один вы­ход: уй­ти прочь и пе­ре­дать стра­ну в дру­гие ру­ки (фак­ти­чес­ки – Гос­де­пу)». Имен­но это, собствен­но го­во­ря, и бы­ло пос­ла­ни­ем, со­дер­жав­шим­ся в ко­щу­н­ствен­ном панк-мо­леб­не, в уль­ти­ма­ту­мах оп­по­зи­ци­он­ных сто­лич­ных «нор­ко­вых толп» и жест­ких ре­ко­мен­да­ци­ях Ва­ши­нг­то­на.

По­лу­чи­лось сле­ду­ю­щее: да­же ес­ли Пу­тин и был на­ме­рен сно­ва об­ра­тить­ся к фор­му­ле «пат­ри­о­тизм плюс ли­бе­ра­лизм», ли­бе­ра­лы и За­пад с опе­ре­же­ни­ем жест­ко за­я­ви­ли: «на сей раз на это они не пой­дут». «Хо­ро­ший Пу­тин» это... нет, «не мерт­вый Пу­тин», но «жи­вой Мед­ве­дев» – как ми­ни­мум, и как мак­си­мум – На­валь­ный.

Ко­неч­но, ли­бе­ра­лы так ре­ши­ли не са­ми, так бы­ла сос­тав­ле­на стра­те­ги­чес­кая де­пе­ша из Ва­ши­нг­то­на, под­ре­дак­ти­ро­ван­ная под до­ро­ге, су­дя по осо­бен­но аг­рес­сив­ной сти­лис­ти­ке, груп­пой оби­жен­ных биз­нес­ме­нов из Лон­до­на. От­сю­да, кста­ти, серь­ез­ность ли­бе­раль­но­го уль­ти­ма­ту­ма. Из-за спи­ны до­воль­но сом­ни­тель­ных ху­ли­га­нок из Pussy Riot явствен­но прос­ту­па­ла тень пос­лед­ней ми­ро­вой ги­пер­дер­жа­вы. Ра­ди­каль­ные тре­бо­ва­ния оп­по­зи­ции, нес­мот­ря на нич­тож­ность ее са­мой, тем не ме­нее, бы­ли серь­ез­ны­ми и со­дер­жа­тель­ны­ми: так как они бы­ли подт­ве­рж­де­ны гло­баль­ной мощью США как со сто­ро­ны soft power – ми­ро­вая прес­са, дип­ло­ма­ти­чес­кое дав­ле­ние, се­те­вые тех­но­ло­гии и вой­ны, так и со сто­ро­ны hard power – аме­ри­ка­нс­кая во­ен­ная ма­ши­на с сот­ня­ми мил­ли­ар­дов дол­ла­ров го­до­во­го бюд­же­та на во­ен­ные це­ли уг­ро­жа­ю­ще де­фи­ли­ро­ва­ла на го­ри­зон­те. Мож­но спо­рить о том, ка­ко­ва на се­год­ня эта мощь, не идет ли речь о бле­фе? Но ник­то не ста­нет от­ри­цать, что оп­ре­де­лен­ные ар­гу­мен­ты для си­ло­во­го дав­ле­ния на Рос­сию у США се­год­ня все еще име­ют­ся.

Но вот итог: ли­бе­раль­ная сос­тав­ля­ю­щая из фор­му­лы Пу­ти­на бы­ла не­об­ра­ти­мо и на­силь­ствен­но вы­пи­ле­на. Ес­ли он сно­ва по­пы­та­ет­ся в со­тый раз к ней об­ра­тить­ся, боль­ше в это уже ник­то не по­ве­рит. И са­мое глав­ное: ник­то из тех, ко­му этот пу­ти­нс­кий ли­бе­ра­лизм всег­да прин­ци­пи­аль­но ад­ре­со­вал­ся. Для ли­бе­ра­лов Пу­тин уже сей­час – окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но – яв­ля­ет со­бой дру­гую фор­му­лу: «пат­ри­о­тизм ми­нус ли­бе­ра­лизм». И пе­ре­у­бе­дить их в об­рат­ном не­воз­мож­но, что бы он ни де­лал. Кро­ме од­но: уй­ти и как мож­но быст­рее по­доб­ру– поз­до­ро­ву. Тог­да по­ве­рят.

И что те­перь бу­дет де­лать Пу­тин? Су­ще­ст­ву­ет все­го три пу­ти.

Пер­вый: уй­ти и пе­ре­дать власть пре­ем­ни­ку окон­ча­тель­но. Ли­бе­ра­лы и США нас­та­и­ва­ют имен­но на этом и, ско­рее все­го, подк­ре­пят этот план действий се­ри­ей конк­рет­ных стра­те­ги­чес­ких ша­гов. Но мо­жет ли Пу­тин пой­ти на это? Ду­маю, та­кой сце­на­рий се­год­ня ма­ло­ве­ро­я­тен. Пу­тин толь­ко вер­нул­ся, а тут – сно­ва ухо­дить... Да еще в та­кой неп­рив­ле­ка­тель­ной ма­не­ре... Это был бы пол­ный про­вал с лич­ной точ­ки зре­нии, с ис­то­ри­чес­кой, по­ли­ти­чес­кой, но, вдо­ба­вок, и пре­да­тель­ство стра­ны и на­ро­да.

По­э­то­му ско­рее все­го Пу­тин ос­та­нет­ся.

Но здесь сно­ва вы­бор, би­фур­ка­ция или-или.

Пер­вая воз­мож­ность, что Пу­тин по инер­ции об­ра­тит­ся к ап­ро­би­ро­ван­ной фор­му­ле. Но мы ви­де­ли, что ее боль­ше не при­мут ли­бе­ра­лы, а зна­чит, в их от­но­ше­нии она га­ран­ти­ро­ван­но ра­бо­тать не бу­дет. А вот пат­ри­о­ты, ко­то­рым в нее ве­рить сов­сем не обя­за­тель­но, как раз по­ве­рить мо­гут. Это зна­чит, что Пу­тин всерь­ез рис­ку­ет по­те­рять свой нас­то­я­щий на­род­ный элек­то­рат, свой стра­те­ги­чес­кий ре­зерв – до­ве­рие пат­ри­о­ти­чес­ких масс. Ины­ми сло­ва­ми, фор­му­ла «пат­ри­о­тизм плюс ли­бе­ра­лизм» в но­вых ус­ло­ви­ях прос­то не бу­дет ра­бо­тать. Во­об­ще не бу­дет. Мож­но, ко­неч­но, поп­ро­бо­вать, но луч­ше не на­до. Это со­вер­шен­но дру­жес­кая ре­ко­мен­да­ция. Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, не на­до...

Ос­та­ет­ся од­но – пат­ри­о­тизм без вся­ких при­ме­сей. То есть ев­ра­зий­ство, кон­сер­ва­тизм – и без вся­ких си­му­ляк­ров и пост­мо­дер­низ­ма. Един­ствен­ный ло­гич­ный и от­ве­т­ствен­ный вы­бор треть­е­го сро­ка.

Прог­рам­ма та­ко­го кон­сер­ва­тив­но­го по­во­ро­та пре­дель­но яс­на, и для са­мо­го Пу­ти­на во мно­гом ес­те­ст­вен­на.

Ско­рее все­го, он так и по­ни­ма­ет мир, стра­ну и ис­то­рию – ор­га­ни­чес­ки. Но рань­ше бы­ли сдер­жи­ва­ю­щие фак­то­ры – не бу­дем те­перь спо­рить: обос­но­ван­ные или ил­лю­зор­ные. Они бы­ли. А боль­ше их нет. По­э­то­му ос­та­ет­ся толь­ко пат­ри­о­тизм – один го­лый пат­ри­о­тизм, – и та­кой жест под­го­тов­лен. Ли­бе­ра­лы уже без­во­зв­рат­но отож­де­ст­ви­ли Пу­ти­на имен­но с пат­ри­о­тиз­мом и при­го­во­ри­ли его имен­но как пат­ри­о­та, кон­сер­ва­то­ра, тра­ди­ци­о­на­лис­та и на­род­ни­ка.

Пу­ти­ну ос­та­лось толь­ко стать на са­мом де­ле та­ким, ка­ким его ви­дят его се­год­няш­ние неп­ри­ми­ри­мые вра­ги. И ка­ким хо­тят ви­деть его се­год­няш­ние вер­ные друзья – пат­ри­о­ты и ев­ра­зий­цы. Де­ло за ма­лень­ким: проч­но вой­ти в об­раз, ко­то­рый сфор­ми­ро­ван у про­ат­лан­ти­с­тско­го мень­ши­н­ства, ко­то­рый был бы на ура восп­ри­нят на­род­ным боль­ши­н­ством и ко­то­рый при этом впол­не ор­га­ни­чен и ес­те­ст­ве­нен для са­мо­го Пу­ти­на.

Ес­ли это, на­ко­нец, слу­чит­ся, – а пред­вы­бор­ные статьи, Пок­лон­ная, соз­да­ние Из­бо­рс­ко­го клу­ба, не­ко­то­рые сим­во­ли­чес­кие кад­ро­вые пе­рес­та­нов­ки и т. д. да­ют ос­но­ва­ния счи­тать, что это все-та­ки мо­жет про­и­зой­ти, – то че­го нам ожи­дать?

От­ве­тить лег­ко: в 60 лет нам явит­ся но­вый Пу­тин. Пу­тин пат­ри­от. Ми­нус ли­бе­рал.

Для че­ло­ве­ка 60 лет – мно­го. Для по­ли­ти­чес­ко­го де­я­те­ля – в са­мый раз. Но все же… Пра­ва на ошиб­ку прак­ти­чес­ки боль­ше нет. В сле­ду­ю­щие 12 лет – на сей раз пос­лед­ние – при­дет­ся ли­бо вы­иг­рать бит­ву за Рос­сию, ли­бо… (не хо­чет­ся и про­из­но­сить вслух).

Да­лее ждем сле­ду­ю­ще­го:

ре­аль­ные ша­ги по ин­тег­ра­ции пост­со­ве­тс­ко­го прост­ра­н­ства и соз­да­ние Ев­ра­зийс­ко­го со­ю­за;

мощ­ный ры­вок в обо­рон­ной сфе­ре;

вы­ра­бот­ка кон­со­ли­ди­ру­ю­щей идеи, приз­ван­ной ук­ре­пит куль­тур­ный код;

по­во­рот в поль­зу кон­сер­ва­тив­ных цен­нос­тей и да­же тра­ди­ци­о­на­лиз­ма, мо­ра­ли, ду­хов­нос­ти, нрав­ствен­нос­ти в об­лас­ти об­ра­зо­ва­ния, куль­ту­ры, ин­фор­ма­ции;

пе­ре­ход от ли­бе­раль­ной эко­но­ми­чес­кой по­ли­ти­ки к со­ци­аль­ной и мо­би­ли­за­ци­он­ной;

разг­ром ат­лан­ти­с­тских се­тей вли­я­ния в эли­те, куль­ту­ре, экс­пе­рт­ном со­об­ще­ст­ве, пра­ви­тель­стве;

ре­ор­га­ни­за­ция струк­ту­ры в об­лас­ти ме­жэт­ни­чес­ких от­но­ше­ний;

став­ка на об­нов­ле­ние по­ли­ти­чес­ких и уп­рав­лен­чес­ких элит на ос­но­ве но­вых пат­ри­о­ти­чес­ких пас­си­о­нар­ных кад­ров;

опо­ра на вы­со­кие тех­но­ло­гии и ре­аль­ный сек­тор;

ужес­то­че­ние реп­рес­сив­ных мер про­тив кор­руп­ции, осо­бен­но про­тив кор­руп­ции, за­вя­зан­ной на транс­на­ци­о­наль­ные струк­ту­ры;

пе­ре­ход на сто­ро­ну на­ро­да как ши­ро­ких рос­сийс­ких ев­ра­зийс­ких масс и но­вый на­бор в эли­ты;

при­ня­тие во внеш­ней по­ли­ти­ке од­ноз­нач­ной ори­ен­та­ции на мно­го­по­ляр­ность, по­ли­це­нт­ризм и про­ти­вос­то­я­ние аме­ри­ка­нс­кой ге­ге­мо­нии.

Мож­но ли осу­ще­ст­вить все это при сох­ра­не­нии инер­ци­аль­но­го хо­да ве­щей в ны­неш­ней Рос­сии? При ны­неш­них кад­рах и пси­хо­ло­ги­чес­ком сос­то­я­нии об­ще­ст­ва? От­ве­чу па­ра­док­саль­но: да, мож­но. Де­ло в том, что Рос­сия по­ли­ти­чес­ки уст­ро­е­на по прин­ци­пу вер­ти­каль­ной сим­мет­рии: тот, кто на вер­ху – тот есть все. Чем вы­ше и са­мов­ла­ст­нее пра­ви­тель, тем бли­же он мас­сам и тем ус­той­чи­вей его власть. Эли­ты же, дро­бя­щие об­ще­ст­во и свер­ху, и сни­зу, всег­да про­ти­вос­то­ят и пра­ви­те­лю, и на­ро­ду. Ес­ли пра­ви­тель де­ла­ет один един­ствен­ный шаг – ищет опо­ры на ши­ро­кие на­род­ные мас­сы, – то он при­об­ре­та­ет не­ог­ра­ни­чен­ные воз­мож­нос­ти. Пос­ле это­го он мо­жет во­об­ще ни с кем и ни с чем кро­ме на­ро­да не счи­тать­ся. Пусть это на­зы­ва­ет­ся как угод­но по-рус­ски – так бы­ло и, ско­рее все­го, так бу­дет.

Бла­го­да­ря этой осо­бен­нос­ти рус­ско­го об­ще­ст­ва мож­но осу­ще­с­твлять лю­бые ме­ры и ре­фор­мы или, нап­ро­тив, во­об­ще ни­че­го не осу­ще­с­твлять. По­э­то­му, ес­ли Пу­тин в 60-ле­тие при­мет ре­ше­ние, то уже это­го бу­дет дос­та­точ­но. И кад­ры по­я­вят­ся, и пси­хо­ло­ги­чес­кое сос­то­я­ние из­ме­нит­ся, и си­лы об­на­ру­жат­ся, и ре­сур­сы по­я­вят­ся, и инер­ция ис­чез­нет. Это не зна­чит, что все пой­дет как по мас­лу – не­до­оце­ни­вать про­за­пад­ные эли­ты и осо­бен­но их аме­ри­ка­нс­ких пок­ро­ви­те­лей нель­зя. Но шан­сы – и очень, очень серь­ез­ные – есть.

По­лу­ча­ет­ся, хо­чет шес­ти­де­ся­ти­лет­ний пре­зи­дент треть­е­го сро­ка или не хо­чет, у не­го ос­та­ет­ся толь­ко один вы­бор: стро­го го­во­ря, он мо­жет выб­рать толь­ко од­но из од­но­го – пат­ри­о­тизм. И все.

Это не уль­ти­ма­тум и не са­мос­бы­ва­ю­ще­еся про­ро­че­ст­во. Ни­че­го лич­но­го. Та­ко­вы цик­лы и их ло­ги­ка в по­ли­ти­ке, в иде­о­ло­гии, в из­би­ра­тель­ном про­цес­се, и да­же в би­ог­ра­фии. Хо­лод­ная ма­те­ма­ти­ка, на сей раз да­ю­щая всем нам шанс и все­ля­ю­щая на­деж­ду.

Ког­да Пу­ти­ну бы­ло 48 лет, ког­да он толь­ко по­я­вил­ся на не­бо­ск­ло­не по­ли­ти­ки, я ис­пы­ты­вал в от­но­ше­нии его ре­аль­ных дел (вто­рая Че­че­нс­кая кам­па­ния, удар по оли­гар­хии, ос­та­нов­ка по­то­ков ру­со­фо­бии на цент­раль­ных ка­на­лах, од­ним сло­вом – лик­ви­да­ция ель­ци­низ­ма) и чет­ких дек­ла­ра­ций (приз­на­ние су­ве­ре­ни­те­та выс­шей цен­ностью, мно­го­по­ляр­ность, ори­ен­та­ция на Ев­ра­зийс­кий Со­юз) не­под­дель­ный эн­ту­зи­азм. Это вы­ра­зи­лось в мо­ем прог­ра­м­мном текс­те «За­ря в са­по­гах». Но вре­мя по­ка­за­ло, что тог­да я пос­пе­шил. Впе­ре­ди бы­ли Сур­ков и Пав­ло­вс­кий, Вал­дайс­кий клуб и Инс­ти­тут сов­ре­мен­но­го раз­ви­тия, разг­ром «Ро­ди­ны», ЕГЭ и за­иг­ры­ва­ние с США. Впе­ре­ди бы­ли 12 лет за­де­рж­ки, топ­та­ния на мес­те, пус­тых по­лит-тех­но­ло­ги­чес­ких трю­ков. Это был си­му­лякр за­ри. 12 лет, од­ним сло­вом, у стра­ны, ис­то­рии, по­ли­ти­ки, ев­ра­зий­ства, у ме­ня лич­но бы­ли ук­ра­де­ны. За­быть об этом мгно­вен­но не по­лу­чит­ся. Преж­нее до­ве­рие, увы, по­дор­ва­но. Преж­них эмо­ций нет. В той или иной сте­пе­ни то же ис­пы­ты­ва­ет пат­ри­о­ти­чес­кое боль­ши­н­ство. Мо­жет, оно и не ска­жет и не сфор­му­ли­ру­ет, но чувству­ет имен­но это.

По­э­то­му се­год­ня, ког­да пре­зи­ден­ту ис­пол­ня­ет­ся 60, со­вер­шен­но спо­кой­но и на сей раз без на­дежд, разд­ра­же­ния и зло­ра­д­ства, мы мо­жем ска­зать: «Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, это Ваш пос­лед­ний шанс». И наш пос­лед­ний шанс – ведь ес­ли они сбро­сят Пу­ти­на, вмес­те с ним рух­нет стра­на.

Ос­та­ет­ся од­но: пос­лед­ний жест. Ра­ди­каль­ная транс­фор­ма­ция фор­му­лы. Ми­нус ли­бе­ра­лизм. Но вре­ме­ни для рас­кач­ки нет. Оно пол­ностью по­те­ря­но. Сей­час или ни­ког­да. 60 лет не до­пус­ка­ют «по­том» или «пос­те­пен­но».

Вы по­ня­ли, по ком зво­нит ко­ло­кол?

Источник: evrazia.org
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 994 гостей онлайн