Среда, 22 Ноября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Барометр интеграции
Александр Шустов

Останется ли Россия центром притяжения для стран бывшего СССР?

Доклад на открытии IV Летней школы «Сути времени». Александровское, Костромская область, 13 июля 2014 года

Третья волна исследований общественного мнения «Интеграционный барометр ЕАБР», проводимых Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) и агентством «Евразийский монитор», выявила ряд новых тенденций в восприятии евразийской интеграции населением бывшего СССР.

Серия опросов «Интеграционного барометра» проводилась в апреле-мае 2014 г. на территории 10 стран Содружества (за исключением Туркмении) и Грузии, покинувшей СНГ после «пятидневной» войны 2008 г. В каждой стране было опрошено не менее 1 тыс. чел., а общее количество участников опроса превысило 13 тыс. Отношение жителей бывших союзных республик к интеграционным процессам изучалось в политическом, экономическом и культурном аспектах, позволившим охватить все основные моменты восприятия евразийской интеграции. В качестве инструмента анализа использовалось понятие притяжения, включавшее родственные и деловые связи, наличие интереса и симпатии к той или иной стране, а также готовность к взаимодействию с ней на разных уровнях.

Ключевой вопрос исследования – отношение населения стран СНГ к главным интеграционным проектам постсоветского пространства - Таможенному союзу (ТС) и Единому экономическому пространству (ЕЭП), на базе которых с 1 января 2015 г. будет создан Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Позиции населения России, Казахстана и Белоруссии, уже являющихся участниками этих объединений, и остальных государств СНГ в этом плане заметно различаются. В странах интеграционной «тройки» ТС и ЕП одобряют от 2/3 до 3/4 населения, что говорит об их широкой общественной поддержке. Наиболее высокий уровень одобрения евразийской интеграции зафиксирован в Казахстане (84%), за которым следуют Россия (79%) и Белоруссия (68%). Причем в Казахстане число одобряющих ТС по сравнению с прошлым годом выросло на 11%, в России – на 12%, а в Белоруссии – всего на 3%. Уровень общественной поддержки евразийской интеграции в Белоруссии – наименьшей экономике союза, сильно зависящей от России, остается на самом низком уровне начиная с 2012 г.

Среди тех стран, которые участниками ТС не являются, наиболее высокий уровень его общественной поддержки был зафиксирован в Таджикистане (72%) и Узбекистане (68%), которые являются лидерами Центральной Азии по числу работающих в России трудовых мигрантов. Между тем обе страны от участия в евразийской интеграции дистанцируются.

Особенно разительными различия между политикой правящих элит, последовательно отказывающихся от участия в любых интеграционных проектах, и позицией населения, 2/3 которого ориентированы на ТС, выглядят в Узбекистане. Уровень поддержки евразийской интеграции в Армении (64%), которая с 1 января 2015 г. станет участником ТС, ниже, чем в Таджикистане и Узбекистане, но значительно выше, чем в другом государстве-кандидате на присоединение к союзу – Киргизии (50%).

Ситуация в Киргизии выглядит все более тревожной. Несмотря на то, что о своем желании присоединиться к Таможенному союзу руководство республики заявило еще в 2011 г., на пути евразийской интеграции Бишкек заметно отстал от Еревана. Более того, уровень поддержки ТС жителями страны по сравнению с 2013 г. снизился с 67 до 50%. Экономика Киргизии после распада СССР строилась на реэкспорте китайских товаров, а также импорте тканей и фурнитуры из КНР для местной швейной промышленности. Ориентированы эти отрасли были на рынки России и Казахстана, доступ на которые после образования Таможенного союза оказался затруднен. Популярности идее евразийской интеграции эта ситуация отнюдь не прибавила. Недостаточно внимания работе с общественным мнением уделяют и сами киргизские власти. После состоявшегося 29 мая в Астане саммита ТС, на котором была подписана дорожная карта по присоединению Киргизии к союзу, в республике появилась масса публикаций, продвигавших проект евразийской интеграции. Однако затем их число вновь снизилось, что не замедлило сказаться на настроениях населения. Как отмечают авторы доклада, «в Кыргызстане идет снижение интереса к региону СНГ практически по всем показателям интеграционных ориентаций населения, а также рост показателей автономности».

Если в странах-участницах Таможенного союза положительное отношение к нему в среднем выразили 77% населения, то в Армении, Киргизии, Таджикистане и Узбекистане, которые являются кандидатами на присоединение к ТС, относятся к нему с симпатией – 63%, а в Грузии, Молдавии, Азербайджане и на Украине, ориентирующихся на Запад – всего 39%.

В основных чертах деление республик СНГ на сторонников и противников евразийской интеграции сложилось еще на рубеже 1990-х и 2000-х гг., когда оформились межгосударственные объединения ГУУАМ, с одной стороны, и ОДКБ и ЕврАзЭС – с другой. Членство в этих объединениях менял лишь Узбекистан, который с 1999 по 2005 г. был участником ГУУАМ, после чего покинул ее и присоединился к ОДКБ, вновь оставив ее ряды в 2012 г. Впрочем, принадлежность стран СНГ к числу про- или антироссийских определяется не столько отношением к России населения, сколько позицией ориентированных на Запад политических и экономических элит. Контролируя СМИ, они формировали общественное мнение в нужном для себя русле. Так, уровень поддержки ТС на Украине и в Молдавии вплоть до последнего времени был выше 50%, и лишь после начала активной PR-кампании за евроинтеграцию начал снижаться.

Примечательно, что присоединение к ТС до сих пор поддерживает более половины населения Грузии (53%), которое после «пятидневной» войны 2008 г. и окончательной потери Абхазии и Южной Осетии особых симпатий к России питать вроде бы не должно. Правда, за последний год уровень одобрения евразийской интеграции снизился в Грузии на 6%. К Таможенному союзу позитивно настроено и около половины населения Молдавии, численность которого (49%) более чем вдвое превышает долю противников евразийской интеграции (23%). В Азербайджане, главным ориентиром которого является Турция, и без того самый низкий в СНГ уровень поддержки ТС уменьшился с 37 до 22%, а негативное отношение к нему, напротив, увеличилось с 53 до 64%.

По отрицательному отношению к евразийской интеграции Азербайджан в два с половиной раза опережает Грузию, хотя военных конфликтов с РФ у него не было. Одной из главных причин этого, по-видимому, стало начало процесса вступления в союз Армении, которая из-за карабахского конфликта рассматривается Баку в качестве главного врага.

Негативный образ Армении проецируется и на ее основного военно-политического союзника – Россию.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 622 гостей онлайн