Пятница, 24 Ноября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Хватит терять голову из-за Путина
Фарид Закария

Владимир Путин заставил внешнеполитический истэблишмент США восторгаться собой. Один обозреватель восхищается той «решительностью», с которой российский президент занял «водительское место» на Ближнем Востоке. Ветеран дипломатии мрачно замечает: «Это низшая со времен Второй мировой войны точка отлива американского влияния и активности в регионе». А здравомыслящий ученый муж объявляет: «Никогда со времен окончания холодной войны четверть века тому назад Россия не проявляла такой напористости, а Вашингтон — такой уступчивости».

Действительно, прошла уже четверть века с тех пор, как Москва в последний раз осуществляла интервенцию за пределами своих границ. В последний раз она делала это в конце 1970-х и в 1980-е годы, когда вторглась в Афганистан и осуществляла вмешательство в ряде других стран. Тогда комментаторы точно так же приветствовали эти действия, называя их признаком того, что Москва побеждает в холодной войне. И что в итоге стало с Советским Союзом?

У вашингтонской внешнеполитической элиты сложился такой менталитет, при котором активность ошибочно воспринимается как достижение. Она полагает, что все кризисы в мире можно и нужно решать посредством энергичного утверждения американской власти, причем предпочтительно военными средствами. Если этого нет, значит, Америка пассивна, а следовательно - слаба. Если следовать такой логике, то Россия и Иран стали новыми хозяевами Ближнего Востока. И неважно, что эти страны отчаянно пытаются спасти тонущего союзника. Их сателлиты, сирийские алавиты, - это режим меньшинства, представляющий менее 15% населения страны — и ему противостоит смертоносное повстанческое движение, которое поддерживает значительная часть населения. Иран растрачивает в Сирии свои ресурсы. А если Россия и Иран каким-то образом вопреки всему победят, то они получат в Сирии не приз, а кипящий котел. Соединенные Штаты занимают «водительское место» в Афганистане уже 14 лет. Укрепило ли это Америку?

В 1870-х и 1880-х годах ведущие державы Европы отчаянно боролись за влияние в Африке, которая стала последней невостребованной землей на свете. Все, кроме Германии. Ее железный канцлер Отто фон Бисмарк считал, что такие интервенции ослабят немецкую мощь и влияние, и отвлекут ее от главных стратегических вызовов. Как-то раз канцлеру показали карту континента, чтобы соблазнить его. Посмотрев на нее, он ответил: «Ваша карта Африки - это очень хорошо, даже прекрасно, но моя карта Африки находится в Европе. Вот Россия, вот Франция, а мы посередине. Это моя карта Африки».

Представьте себе: интервенционисты добиваются своего, президент Обама наращивает силы, и режим Асада терпит крах. Какой будет итог? Вот некоторые подсказки. Вашингтон ликвидировал режим Саддама Хусейна в Ираке (это ближайший сосед Сирии, там живут те же самые племена, и существуют те же самые межконфессиональные разногласия). В Ираке он сделал гораздо больше, чем сегодня от него просят сделать в Сирии. США потратили почти два триллиона долларов и на пике кампании довели численность своей группировки в Ираке до 170 тысяч военнослужащих. Тем не менее, там произошла гуманитарная катастрофа — примерно четыре миллиона беженцев и 150 тысяч убитых. Вашингтон сместил режим Муаммара Каддафи в Ливии, но решил оставить вопросы государственного строительства на откуп местному населению. В результате там сегодня «истерзанная боями пустошь», как выразился журналист из New Yorker. В Йемене Соединенные Штаты поддержали смену режима и новые выборы. Результат - гражданская война, которая разрывает страну на части. Тем, кто с такой неподдельной уверенностью говорит, что следующая интервенция приведет к спасению жизней, было бы неплохо, по меньшей мере, сделать паузу и задуматься о гуманитарных последствиях последних трех вмешательств.

Читая умную и интересную книгу Найэла Фергюсона (Niall Ferguson) о раннем периоде жизни Генри Киссинджера, я был поражен тем, как сегодняшние настроения напоминают обстановку 1950-х годов. Нам сегодня кажется, что это десятилетие было высшей точкой Америки; однако в то время внешнеполитическая элита страны сокрушалась по поводу того, что Вашингтон пассивен и парализован перед лицом кипучей активности Советов. «Еще 15 лет такого ослабления наших позиций в мире, — написал Киссинджер в предисловии к своей книге The Necessity for Choice (Необходимость выбора), — и мы превратимся в крепость „Америка“ и будем совершенно несущественны для окружающего нас мира». А за несколько лет до этого он написал книгу Nuclear Weapons and Foreign Policy (Ядерное оружие и внешняя политика), которая положила начало его карьере. В ней он выступает за тактическое применение ядерного оружия, чтобы хоть как-то отреагировать на советскую активность. А ведь Киссинджер был одним из самых здравомыслящих и умных людей в этой компании.

В 1950-е годы было множество кажущихся сегодня опасными предложений, призванных продемонстрировать американскую силу и энергию, в том числе, о свержении египетского президента Гамаля Абдель Насера, о военной конфронтации в Венгрии и о применении ядерного оружия в тайванском конфликте. Ученые мужи были возмущены тем, что Северный Вьетнам и Куба стали коммунистическими, в то время как Соединенные Штаты пассивно наблюдали за этим, ничего не предпринимая.

И посреди всей этой шумихи с призывами действовать только один человек, Дуайт Эйзенхауэр, сохранял невозмутимость, хотя его рейтинги падали. (Администрация Кеннеди/Джонсона покончила с пассивностью на Кубе и во Вьетнаме, и результаты оказались катастрофическими.) На мой взгляд, по прошествии десятилетий мы будем радоваться тому, что Барак Обама предпочел путь Эйзенхауэра к глобальному влиянию, а не Путина.

Источник: inosmi.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 626 гостей онлайн