Среда, 20 Сентября, 2017
   
(4 голоса, среднее 3.00 из 5)

Какая стратегия нужна России для победы в войнах нового типа
Вардан Багдасарян

В 2015 году две ведущие военные державы мира – США и Россия принимают новые стратегии национальной безопасности. Сам по себе этот факт свидетельствует о происходящих в мире системных сдвигах. Произошли некие изменения в мировой политике, заставившие Соединенные Штаты и Российскую Федерацию пересмотреть предыдущие стратегии. То, что эти изменения сопряжены с реалиями новой холодной войны, сложившимися постфактум присоединения Крыма к России.

В соответствии с американской традицией Стратегия национальной безопасности США обновляется с приходом в Белый дом очередного президента. На этот раз традиция была нарушена.

Новая Стратегия национальной безопасности США была принята в феврале 2015 года. Главная ее идея – глобальное американское лидерство. Безопасность США достигается в полной мере только при установлении системы абсолютного американского доминирования. «Успешная стратегия обеспечения безопасности американского народа и продвижения интересов нашей национальной безопасности, – декларируется в документе, – должна начинаться с одной неоспоримой истины – Америка должна быть лидером. Вопрос заключается не в том, должна или нет Америка лидировать. Вопрос состоит в том, как мы должны лидировать». «Мы, – поясняется в документе, – будем лидировать, используя все инструменты американской мощи». Доминирование Соединенных Штатов декомпозируется на три составляющие американской мощи – военной, экономической и ценностной.

Приведем положения Стратегии, иллюстрирующие подходы американской администрации по способам обеспечения лидерских позиций.

Военное лидерство: «Соединенные Штаты будут применять военную силу, при необходимости используя ее в одностороннем порядке, когда этого потребуют наши непреходящие интересы. Порог для применения военной силы будет выше, когда прямая угроза нашим интересам отсутствует». США заявляют о готовности нанести односторонний военный удар даже в тех случаях, когда угроза их интересам отсутствует. Это означает легитимность произвольного нанесения удара по любой стране.

Экономическое лидерство: «Для сохранения нашего устойчивого лидерства нам необходимо сформировать контуры нового мирового экономического порядка, который будет и впредь отражать наши интересы и ценности». «Хотя конкуренция будет обязательно, мы не верим в неизбежность конфронтации. В то же время, конкуренцией мы будем заниматься с позиции силы». Сложившаяся по факту американоцентричная модель экономики и финансов уже, таким образом, не устраивает США, выдвигающего ориентир нового экономического порядка, при котором гегемония американской нации, очевидно, приобретет абсолютный характер. В случае сопротивления со стороны экономических конкурентов предусматривается применение силы.

Ценностное лидерство: «Чтобы эффективно лидировать в мире, переживающем значительные политические изменения, Соединенные Штаты должны сохранять верность нашим ценностям дома и продвигать всеобщие ценности за рубежом… Американские ценности являются отражением всеобщих ценностей, которые мы отстаиваем во всем мире…». Утверждается, таким образом, универсальность американских ценностей, распространяемых во всем мире в противоположность ценностям национальным. В применении к сохраняющим свою ценностную идентичность государствам это означает угрозу под вывеской универсализма внешней несиловой экспансии.

Соединенные Штаты заявляют, что будут поддерживать институты и силы во всем мире, разделяющие американские ценности. Как вмешательство во внутренние дела других государств такая поддержка не квалифицируется. Экстерриториальный характер американской Стратегии вообще снимает запрет вмешиваться куда-либо вне пределов США. Весь мир оказывается даже не просто сферой американских интересов, а сферой обеспечения американской национальной безопасности. Приход поддерживаемых согласно установке Стратегии Соединенными Штатами сил к власти в национальных государствах есть ничто иное как цветная революция. Применение тактики цветных революций в интересах обеспечения глобального лидерства США оказывается, таким образом, легитимизируемо американским законодательством.

Резюме Стратегии национальной безопасности США звучит предельно жестко: «Мы будем сдерживать и уничтожать любого противника, угрожающего национальной безопасности нашей страны и наших союзников». Никаких следов пацифистской риторики! (Рис. 1)

Рис. 1. Новая Стратегия Национальной безопасности США (13.02.2015) – стратегия мировой гегемонии

Уничтожать любого противника – кому выносится данное предупреждение? В Стратегии указаны три глобальные угрозы – вирус Эбола, ИГИЛ и агрессия России. Четко номинированных политических противников, таким образом, обозначается два – ИГИЛ и Россия. Значит, когда речь идет об уничтожении американских противников к России это имеет непосредственное отношение.

Сознание американцев в значительной степени голливудизировано. По сценариям Голливуда номинированное зло должно быть триумфально побеждено. Так воспринимается и политика. Восемь лет прошло после объявления Рейганом в 1983 году СССР «империей зла», и Советский Союз распался. Джордж Буш – младший ввел в 2002 году в оборот понятие «ось зла», и далее американские удары четко обрушиваются по странам, внесенным в соответствующий перечень. В 2015 году новой глобальной угрозой объявляется Россия… Голливудская сценарная логика говорит, что план состоит не просто в ее сдерживание, а в нанесении геополитического поражения. (Рис. 2).

Рис. 2. Образы «зла» во внешней политике США



Комментарии  

 
+2 #2 Николай Иванович Ка 28.07.2016 11:08
Интересно, у российских высших деятелей есть что-нибудь подобное? Не уверен.
Цитировать
 
 
+3 #1 Оксана 14.07.2016 11:35
Очень интересная статья! Интересно, что наша Стратегия 2015 абсолютно "потерялась" в свете изменений, который коснулись Стратегии нацбезопасности США 2015 г.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 932 гостей онлайн