Понедельник, 12 Ноября, 2018
   
(4 голоса, среднее 3.00 из 5)

Какая стратегия нужна России для победы в войнах нового типа
Вардан Багдасарян

В 2015 году две ведущие военные державы мира – США и Россия принимают новые стратегии национальной безопасности. Сам по себе этот факт свидетельствует о происходящих в мире системных сдвигах. Произошли некие изменения в мировой политике, заставившие Соединенные Штаты и Российскую Федерацию пересмотреть предыдущие стратегии. То, что эти изменения сопряжены с реалиями новой холодной войны, сложившимися постфактум присоединения Крыма к России.

В соответствии с американской традицией Стратегия национальной безопасности США обновляется с приходом в Белый дом очередного президента. На этот раз традиция была нарушена.

Новая Стратегия национальной безопасности США была принята в феврале 2015 года. Главная ее идея – глобальное американское лидерство. Безопасность США достигается в полной мере только при установлении системы абсолютного американского доминирования. «Успешная стратегия обеспечения безопасности американского народа и продвижения интересов нашей национальной безопасности, – декларируется в документе, – должна начинаться с одной неоспоримой истины – Америка должна быть лидером. Вопрос заключается не в том, должна или нет Америка лидировать. Вопрос состоит в том, как мы должны лидировать». «Мы, – поясняется в документе, – будем лидировать, используя все инструменты американской мощи». Доминирование Соединенных Штатов декомпозируется на три составляющие американской мощи – военной, экономической и ценностной.

Приведем положения Стратегии, иллюстрирующие подходы американской администрации по способам обеспечения лидерских позиций.

Военное лидерство: «Соединенные Штаты будут применять военную силу, при необходимости используя ее в одностороннем порядке, когда этого потребуют наши непреходящие интересы. Порог для применения военной силы будет выше, когда прямая угроза нашим интересам отсутствует». США заявляют о готовности нанести односторонний военный удар даже в тех случаях, когда угроза их интересам отсутствует. Это означает легитимность произвольного нанесения удара по любой стране.

Экономическое лидерство: «Для сохранения нашего устойчивого лидерства нам необходимо сформировать контуры нового мирового экономического порядка, который будет и впредь отражать наши интересы и ценности». «Хотя конкуренция будет обязательно, мы не верим в неизбежность конфронтации. В то же время, конкуренцией мы будем заниматься с позиции силы». Сложившаяся по факту американоцентричная модель экономики и финансов уже, таким образом, не устраивает США, выдвигающего ориентир нового экономического порядка, при котором гегемония американской нации, очевидно, приобретет абсолютный характер. В случае сопротивления со стороны экономических конкурентов предусматривается применение силы.

Ценностное лидерство: «Чтобы эффективно лидировать в мире, переживающем значительные политические изменения, Соединенные Штаты должны сохранять верность нашим ценностям дома и продвигать всеобщие ценности за рубежом… Американские ценности являются отражением всеобщих ценностей, которые мы отстаиваем во всем мире…». Утверждается, таким образом, универсальность американских ценностей, распространяемых во всем мире в противоположность ценностям национальным. В применении к сохраняющим свою ценностную идентичность государствам это означает угрозу под вывеской универсализма внешней несиловой экспансии.

Соединенные Штаты заявляют, что будут поддерживать институты и силы во всем мире, разделяющие американские ценности. Как вмешательство во внутренние дела других государств такая поддержка не квалифицируется. Экстерриториальный характер американской Стратегии вообще снимает запрет вмешиваться куда-либо вне пределов США. Весь мир оказывается даже не просто сферой американских интересов, а сферой обеспечения американской национальной безопасности. Приход поддерживаемых согласно установке Стратегии Соединенными Штатами сил к власти в национальных государствах есть ничто иное как цветная революция. Применение тактики цветных революций в интересах обеспечения глобального лидерства США оказывается, таким образом, легитимизируемо американским законодательством.

Резюме Стратегии национальной безопасности США звучит предельно жестко: «Мы будем сдерживать и уничтожать любого противника, угрожающего национальной безопасности нашей страны и наших союзников». Никаких следов пацифистской риторики! (Рис. 1)

Рис. 1. Новая Стратегия Национальной безопасности США (13.02.2015) – стратегия мировой гегемонии

Уничтожать любого противника – кому выносится данное предупреждение? В Стратегии указаны три глобальные угрозы – вирус Эбола, ИГИЛ и агрессия России. Четко номинированных политических противников, таким образом, обозначается два – ИГИЛ и Россия. Значит, когда речь идет об уничтожении американских противников к России это имеет непосредственное отношение.

Сознание американцев в значительной степени голливудизировано. По сценариям Голливуда номинированное зло должно быть триумфально побеждено. Так воспринимается и политика. Восемь лет прошло после объявления Рейганом в 1983 году СССР «империей зла», и Советский Союз распался. Джордж Буш – младший ввел в 2002 году в оборот понятие «ось зла», и далее американские удары четко обрушиваются по странам, внесенным в соответствующий перечень. В 2015 году новой глобальной угрозой объявляется Россия… Голливудская сценарная логика говорит, что план состоит не просто в ее сдерживание, а в нанесении геополитического поражения. (Рис. 2).

Рис. 2. Образы «зла» во внешней политике США



Комментарии  

 
+2 #2 Николай Иванович Ка 28.07.2016 11:08
Интересно, у российских высших деятелей есть что-нибудь подобное? Не уверен.
 
 
+3 #1 Оксана 14.07.2016 11:35
Очень интересная статья! Интересно, что наша Стратегия 2015 абсолютно "потерялась" в свете изменений, который коснулись Стратегии нацбезопасности США 2015 г.
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 953 гостей онлайн