Понедельник, 19 Ноября, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Stratfor: Ограничение влияния России по всему периметру ее границ входит в сферу прямых интересов США
Джордж Фридман

Статья руководителя американского разведывательно-аналитического центра Stratfor Джорджа Фридмана, в которой автор размышляет на тему американо-азербайджанских отношений и пытается обоснованно показать, как важен Баку для Вашингтона в контексте геополитического противостояния с Россией, а также Ираном. Статья приведена с сокращениями, не искажающими общий смысл.

Есть на свете место, где пересекаются три великие державы – Россия, Турция и Иран, и место это – Кавказ. На сегодняшний день интересы этих держав сосредоточены на стране под названием Азербайджан, что превращает его в своеобразное поле битвы, где схлестнулись интересы трех государств, противоборствующих на протяжении веков. До 1991 года Азербайджан входил в состав СССР, также как и другие государства Южного Кавказа. Но с развалом Союза, когда границы России сдвинулись к северу, Азербайджан оказался в наиболее выгодном геополитическом положении, разделяя границы с двумя крупнейшими региональными державами. Азербайджан также стал одним из крупнейших производителей энергоресурсов. В конце XIX-го века половина добываемой в мире нефти приходилась на долю Азербайджана, чьи нефтяные месторождения в Баку были разработаны братьями Нобель – изобретателями динамита и учредителями знаменитой премии. Именно там они и сделали свое состояние. Несколько лет назад правительственные чиновники пригласили меня на ужин, который проходил в особняке братьев Нобель. Не знаю, о чем другие могли бы думать в стенах этого элегантного помещения, но лично я думал о желании Гитлера добраться в срочном порядке до Баку и его нефти, а также о том, что фиаско под Сталинградом стало, фактически, результатом его попытки захвата азербайджанских нефтяных месторождений. Некогда Азербайджан был чем-то вроде приза в имперских играх. Азербайджан сегодня – это независимое государство, но в очень опасном месте.

Отмечу, что начиная с 2008 года, когда в свет вышла моя книга под названием «Последующие 100 лет» (Тhe Next 100 Years), я неоднократно посещал Азербайджан, где есть много людей, дружбой с которыми я дорожу. От своих друзей я часто слышу упреки в адрес моей страны, дескать, не хотят американцы с нами дружить. И так как я не люблю ругать Америку за ее пределами, то предпочитаю уводить беседу в другое русло. Дружба дружбой, как говорится...

Азербайджан жаждет дружбы с Америкой и недоумевает по поводу безразличия, с которым США к нему относятся. Интерес этот с годами только растет. Об этом мне достоверно известно от людей, которых я встречаю из года в год, в ходе визитов, которые зачастую превращаются в проверку на прочность моей печени.

Я много путешествую по долгу службы и точно знаю, что Америкой недовольны абсолютно все; кто-то за то, что она что-то сделала, а кто-то за то, что не сделала. При любом раскладе эти «все» обвиняют США в предательстве, а я вроде как лично к этому причастен. Обычно я безучастен к подобным вещам и плачу той же монетой, но в случае с Азербайджаном я склонен встать на его защиту. У азербайджанцев складывается ощущение, будто Америка их предала. И ведь так и есть на самом деле. Дело не в сантиментах. Должен признать, что у держав друзей не бывает, а США обязаны блюсти лишь свои собственные интересы.

Мой интерес к Азербайджану требует более веских объяснений. В «Тhe Next 100 Years» я сделал прогноз по ряду событий, начиная с серьезного ослабления Европы и параллельного роста относительной мощи России. У последней есть свои проблемы, но на фоне энергозависимости Европы от России и того факта, что у русских есть деньги на скупку активов в Европе, ее упадок сам по себе означает более сильную Россию. Страны, которые почувствуют на себе эту мощь – государства, граничащие с бывшим СССР: линия от Польши до Турции, далее от Турции к Азербайджану – восточному якорю Европы на Каспии.

Что касается США, то они продолжат быть доминирующей силой в мире в экономическом и военном планах. Победа в холодной войне досталась Америке, потому что СССР вышли из игры, хотя на всем протяжении двустороннего противостояния было неясно, кто в итоге окажется победителем. Оказавшись на пьедестале, США были в восторге и не имели четкого представления, что же делать дальше, хотя и говорили о новом мировом порядке. Для начала США воображали, что война оказалась позади и велась исключительно ради денег. Потом они начали думать, что проведут следующий век в борьбе с исламским терроризмом. Теперь же в Вашингтоне, кажется, полагают, что следует воздерживаться от участия в событиях, происходящих в мире – настолько, насколько страна с 25% мирового ВВП способна стоять в стороне.

Воротилы американской внешней политики представлены двумя лагерями. Первый – реалисты, которые утверждают, что Соединенные Штаты должны продвигать свои национальные интересы. Это звучит резонно, но до тех пор, пока вы не спросите их: «А что это за национальные интересы?»? Второй лагерь состоит из идеалистов, которые придерживаются мнения о том, что США должны использовать свою мощь во имя добра, будь то строительство демократии или борьба с нарушением прав человека. Это хорошая идея, но до тех пор, пока вы не спросите их: «А как вы собираетесь делать это?». Обычно ответ таков: вторгаться, но убивать только плохих.

Смысл в том, что США, глобальная сила, мечется от конфликта к конфликту, от одной концепции к другой. Нужно время, чтобы понять, как пользоваться силой. Британцы потеряли Америку, и лишь после к ним пришло само понимание. США повезло, они богаты и изолированы, и если даже террористы убивают некоторых из нас, нам не грозит оккупация, как Франции и Польше. У нас есть время для роста. Это доставляет дискомфорт остальному миру. Порой американцы делают необъяснимые вещи, иногда не делают нужных. Когда США допускают ошибку, в основном страдают или оказываются под угрозой другие страны. Ввиду этого некоторая часть мира хочет, чтобы США исчезли с карты. Но этого не случится. Кое-кто желает, чтобы США взяли на себя ответственность за их безопасность. Но этого не случится.

Но.... Вернемся к Азербайджану. Эта страна граничит с Дагестаном внутри России и с провинцией Восточный Азербайджан в Иране. В ИРИ живет много-много азербайджанцев, это самое большое национальное меньшинство страны (аятолла Али Хаменеи – азербайджанец). Сам Азербайджан – светская по большей части страна, над которой нависла угроза иранского шиитского террора, а с севера – суннитского. В 90-х Азербайджан проиграл в войне Армении (которую поддержала Россия) за территорию под названием Нагорный Карабах. Сегодня в Армении дислоцированы российские военные. В Грузии формально проамериканское правительство было сменено фигурами, имеющими, как видимо, тесные отношения с Россией. И вот тут находится Азербайджан, географическое расположение которого между Ираном и Россией просто критично. Светское мусульманское государство, граничащее с враждебными Ираном и Россией – это редкость.

С точки зрения США Азербайджан представляет стратегический интерес из-за своих энергоносителей. Российская стратегия направлена на то, чтобы усилить зависимость Европы от российских ресурсов. В теории это приведет к росту влияния России и снижению рисков для ее нацбезопасности. Вторая фаза этой стратегии – ограничить выбор европейцев, включая Турцию. Иными словами, Россия не желает, чтобы Европе были доступны внешние источники, неподконтрольные Москве. В сложившейся ситуации, при дезорганизованности Европы ограничение влияния России по всему периметру ее границ и стабилизация прозападных государств входит в сферу прямых интересов США.

Также в интересах США сдержать иранское проецирование силы и сохранить платформу для влияния на азербайджанское население ИРИ. Но американским интересам и возможностям есть предел. США могут поддержать страны, которые сами обеспечивают свою национальную безопасность. Соединенные Штаты не могут быть основным источником этой безопасности. И вот где отношения Вашингтон-Баку становятся интересными: стратегически Азербайджан находится между антагонистичными США двумя силами. Азербайджан служит как основной пункт для транзита натовских военных в Афганистан. Азербайджан хочет получить возможность закупать американское оружие, но США во многих случаях отказывали ему в этом. Теперь азербайджанцы обратились к израильтянам, с которыми поддерживают тесные отношения.

У Азербайджана есть все признаки полноценного союзника США. Стратегическое положение страны позволяет оказывать влияние на события в Иране, лимитировать влияние России в Европе. В силу своей географической локации Азербайджан нуждается в оружии, за которое он готов платить. США не продает, и на то две основные причины – мощная армянская община США и правозащитники, которые упрекают правительство Азербайджана в недемократичности и коррумпированности. По поводу последнего я так не думаю. В любом случае, за немногим более 20 лет страна не может пройти путь от советской республики до государства с экономикой, лишенной коррупции. Азербайджан не стал полноценной либеральной демократией, да и не мог, когда окружен враждебными силами – Ираном, Россией и Арменией.

Что касается критики режима, сложно представить, чтобы какие-либо другие власти были бы более либеральными или прозрачными. Если придет к власти оппозиция, спонсируемая Ираном, мы получим еще один Иран. Если придут оппозиционеры пророссийского толка, все будет похоже на Россию. Положение о том, что американцы не должны продвигать свои стратегические интересы в ситуации, когда действующий режим морально превосходит поддерживаемую Россией или Ираном оппозицию – извращение. Азербайджан важен для США не из-за своего морального облика, а в силу того, что это клин между Россией и Ираном. Любой режим, пришедший на смену существующему в Азербайджане, может быть гораздо хуже в моральном плане, а также враждебным США.

Источник: regnum.ru
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1102 гостей онлайн