Пятница, 15 Декабря, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Нам надо снова изучать военное искусство и большую стратегию
Найэл Фергюсон

Запад промотал свои мирные дивиденды за 20 лет безудержного потребления и спекуляций

Холодную войну называли «долгим миром». На самом деле, те двадцать лет, что прошли после распада Советского Союза, кажутся намного более мирными. Наверное, было бы логичнее назвать кратким миром период с 1991 по 2010 годы. То была эпоха, вдохновившая кое-кого на заявления о том, что верх одержали «лучшие ангелы нашей натуры». Плохая новость состоит в том, что этот краткий мир по всей видимости закончился.

Взгляд на 1970-е напоминает о том, какой «горячей» в действительности была холодная война. В 1970-е годы в результате инициированных государствами вооруженных конфликтов погибло более двух миллионов человек, в то время как в 2000-х — менее 270 000. Вьетнам для США оказался намного более смертоносной войной, нежели Ирак (47 424 погибших во Вьетнаме и 3 527 в Ираке).

Как сообщает Институт исследования проблем мира в Осло, пик боевых потерь от вооруженных конфликтов между государствами пришелся на 1971 год (около 380 000 погибших), а также на период с 1982 по 1988 год, когда за год в среднем погибало почти 250 000 человек. В период с 2002 по 2007 год среднегодовой показатель составлял менее 17 000.

Такое снижение количества смертей объясняется как минимум шестью причинами. Психолог Стивен Пинкер (Steven Pinker) аргументирует это тем, что в результате длительного процесса человек становится все более цивилизованным. Другая теория приписывает это распространению демократии и развитию наднациональных институтов. Демографические тенденции, в частности, сокращение числа молодежи в общей численности населения могли уменьшить армию людей, склонных к насилию. Технологии, начиная с атомной бомбы и кончая телевидением и интернетом, также ослабили стимулы для начала крупномасштабной войны.

Наряду со структурными объяснениями можно привести исторический ответ, состоящий в том, что лидеры сверхдержав проделали отличную работу в целях прекращения гонки вооружений и в конечном итоге завершения самой холодной войны. И наконец, те идеологии, которые так сильно способствовали расширению насилия в 20-м столетии (фашизм и коммунизм), были решительно разгромлены, о чем еще в 1989 году говорил Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama).

Так что же это, «вечный мир», который предсказывал Иммануил Кант? Или это нечто более эфемерное? Ответ зависит от того, насколько прочными и долговечными считать эти примиряющие силы. Те тенденции, которые выделял профессор Пинкер, знаменитый автор «Черного лебедя» Нассим Николас Талеб (Nassim Nicholas Taleb) назвал статистическими иллюзиями.

В абсолютном, да и в относительном выражении нам не грозит дефицит молодых людей. История 20-го века говорит о том, что развитие демократии и наднациональных институтов возможно повернуть вспять, особенно в условиях мощных экономических потрясений. Технологии способствуют появлению конфликтов нового типа, а распространение ядерного оружия усиливает риск ядерной войны. А что касается здравомыслия лидеров сверхдержав, то мало кто из исследователей внешней политики станет утверждать, что стандарты 1980-х годов сохранились.

Но самый мощный аргумент против гипотезы о «вечном мире» носит идеологический характер. После иранской революции 1979 года мы видим, как возрождается старая идеология — политический ислам, который в итоге может оказаться таким же жестоким и пагубным для западных ценностей, как фашизм и коммунизм. Уже сейчас из-за этой идеологии примерно с 2010 года заметно расширяются войны, растет политическое насилие и особенно усиливается терроризм.

Война вернулась, и во многом это священная война. По данным Международного института стратегических исследований, общее количество потерь от вооруженных конфликтов с 2010 года увеличилось в четыре раза. По моим подсчетам, в 2000 году 35% потерь были из-за войн с участием мусульман. В 2014 году эта цифра выросла до 79%.

Это не столкновение цивилизаций, предсказанное Сэмюэлом Хантингтоном (Samuel Huntington); в значительной мере конфликты сегодня происходят между мусульманами. На самом деле, религия не единственная причина нарастания конфликтов, но нельзя назвать случайностью то, что войны сегодня в основном сосредоточены в мусульманском мире.

Такое уже было. Федор Достоевский еще в 19-м веке блестяще препарировал светских экстремистов, дав им оценку в своем романе «Бесы». В 20-м веке смерть и разрушения сеяли фанатичные националисты и коммунисты. Но в наше время на смену «Капиталу» пришел Коран. Сегодняшние бесы выступают под личиной религиозной чистоты.

Нужен новый Панглосс (персонаж романа Вольтера «Кандид», безосновательный оптимист — прим. пер.), чтобы немедленно развернуть вспять тенденцию разрастания насилия в мусульманском мире. Более вероятный сценарий – продолжение эскалации в так называемой рекурсивной геометрии межконфессиональных конфликтов, которые происходят от Магриба до Гиндукуша и распространяются дальше в виде массовой миграции населения, а также в форме терроризма там, где экстремистские группировки могут вербовать сторонников.

Краткий мир на нашей планете заканчивается. Ошибками западной политики, начиная с неумелой интервенции в Ираке и кончая непонятной интервенцией в Сирии, можно лишь отчасти объяснить возвращение конфликтов. Здесь важнее гремучая смесь из экономической нестабильности, взрывного роста численности молодежи, подрывных технологий и быстрого распространения смертоносной идеологии.

Запад получил свои мирные дивиденды после 1991 года. Но мы промотали их за 20 лет безудержного потребления, кредитных пузырей и спекуляций. Сначала наступило финансовое похмелье, а теперь пришло время расплачиваться по геополитическим счетам. Чтобы справиться с возникающими проблемами, надо снова изучать военное искусство и большую стратегию.

Я буду скучать по лучшим ангелам нашей натуры. Но на всем протяжении недолговечного мира у меня было тошнотворное подозрение, что бесы Достоевского вернутся.

Источник: inosmi.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 838 гостей онлайн