Воскресенье, 26 Марта, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Слово в защиту неслухов
Владимир Курашов

Три эпохи детского городского досуга и конец истории детской городской субкультуры

Поделюсь размышлениями о трёх эпохах детского городского досуга, которые прошли в Казани на моих глазах, когда я сам был мальчишкой, когда стал родителем и когда — дедушкой.

К первой эпохе отношу, конечно, и всю детскую городскую субкультуры прошлых веков, хотя я описал только конец этой эпохи, который застал именно в детском возрасте.

Места обитания детей и светлые радости детства — важная тема. Детские парки теперь превратились в места острых ощущений: монстры в потёмках, закладывающий уши звук, сверкание неоновых вспышек и пронизывающие лазерные лучи. Вспоминаю совсем другое — хорошее.

Старинный парк в Казани, называвшийся с позапрошлого века «Русская Швейцария». Лето, ветерок, говор людей, пение птиц, умиротворяющий шелест листьев... На лужайке, поросшей полевой травой (нестриженый газон), устроена круговая железная дорога. Маленький паровозик с маленькими скрипучими вагончиками. Дети покупают билетики в дощатой будочке и передают их вежливому человеку. Рассаживаются по вагончикам, поезд отправляется в путь по кругу, а дети машут родителям. Вокруг зелено, запах чуть пожухлой травы. Мизерная цена, и, конечно, никакой рентабельности в коммерческом смысле.

Это было по-человечески. Это было хорошо не только для ушедшего века, это хорошо для детей и родителей во все времена.

В детском возрасте человек сладостно ощущает главную ценность человеческой жизни — свободу, без которой невозможны ни добродетельность, ни счастье, ни любовь. Посмотрим на ребёнка в том возрасте, когда на него ещё не навалился социум со своими бесконечными требованиями, нормами, правилами, идеологиями, то есть ребёнка двух-трёх лет.

Он любит бескорыстно, поскольку не знает, от кого и откуда что-то возникает; он изучает природу и созерцает её. Он двигается, когда хочет двигаться, рисует, когда хочет это делать, ест столько, сколько хочется, играет, когда играется, плачет, когда расстраивается, и смеётся, когда весело. Ребёнка не интересуют ни власть над кем-то, ни количество комнат в доме, в столице или в провинции он живёт, превосходит или не превосходит он кого-то своими внешними или интеллектуальными данными. Дети любят шлёпать по лужам, а взрослые любят материальный успех и карьеру. Первые любят природу, а вторые мало что любят, находясь в тенётах движения к успеху, в котором не остаётся места для жизни.

Для счастливого детства должны быть ниши обитания без окриков любящих родителей, пусть даже ценой рисков отморозить или прищемить пальчик, отбить пятки от прыжка с забора, расцарапать ноги и руки от залезания на дерево. Думаю, что непослушание детей во многих случаях — это первичная форма борьбы за свободу зарождающейся личности. Не всегда плохо, когда дети нарушают запреты — в ряде случаев это проявление свободы воли и свободы мышления ребёнка, формирование которых ему необходимы. Послушный на все сто процентов ребёнок — это потенциальный конформист и блёклая личность.

В отличие от взрослых дети живут практически полностью в сегодняшнем дне, то есть обретаются в действительности, а не виртуально. Дети оценивают счастье здесь и теперь, поскольку они ещё сохранили мудрость жить одним днём, данную им от рождения.

Эпоха первая: далёкое прошлое и первые две трети XX века

Самодеятельность в сохранении и приумножении детских игр: догонялки, прятки, вышибалы, штандр, белочка на дереве — собачка на земле, испорченный телефон, классики, стрелы, разрывные цепи, городки, дымовушка, стукалка, махнушка, чика, пристенок, в садовника; колечко-колечко, выйди на крылечко; царь горы, куча мала, снежки, сражения сосульками, замри, разнообразные игры в войну с самодельным оружием. Самодеятельные занятия как выжигание на берёсте и на деревянных дощечках лупой (увеличительным стеклом), изготовление по весне свистков из отрезка ветки липы, воздушные змеи (конечно, самодельные: бумага, дранка, мятый хлеб как клей, бечёвка), самодельные самокаты (из досок и больших подшипников)…

Все подвижные игры придумывались и происходили на основе того, что окружало ребят: кусты, сараи, заборы, холмы и спуски. Главным инструментом творчества мальчиков был, конечно, перочинный ножичек.

Самобытная жизнь детей этой эпохи в яркой образной форме изображена в стихотворении Татьяны Нужиной «Старый двор», которая посвятила его соседям по дому № 25 на улице Ленина (ныне Кремлёвская) в Казани.

Огромный двор, где множество квартир,
Здесь жили без удобств и без затей.
Как был безмерен этот детский мир,
Как много было здесь у нас друзей.

Богаты были — ножички, махнушки,
«Секреты» из красивых черепков,
Порой ходили грязные, как чушки,
А на ногах — десятки синяков.

Здесь было всё — обиды, дружба, драки,
А как отважно мы сигали с крыш…
Был свой театр, где даже забияки
В душе мечтали покорить Париж.

Играли в «стрелы», вышибалы, прятки,
Скакалки, «классы», прыгали с мячом,
Меняли марки, клея их в тетрадки,
И сковородки тёрли кирпичом.

Был свой «профессор» и свои «бандиты» —
Такие же, как все мы, малыши,
Давали сдачи и бывали квиты,
Смеялись и грустили от души.

Цветы акаций мы, как козы, ели,
Кусты огромной были высоты…
Потом в стручки заливисто свистели
И ошалело бегали коты.

Как в нас тогда энергия кипела,
На дальний пляж компанию вела.
И чья-то бабка в поисках седела.
А чья-то мать полночи не спала.

Мы ни минуты не были без дела,
Куда нас только чёрт не заносил —
На клён высокий залезали смело,
Носились так, что падали без сил.

Десятки лиц — был двор такой огромный,
Мне не забыть ничто и никого —
И этот двор, и быт донельзя скромный,
И чистый воздух детства моего.

Все наши плюсы, минусы — из детства,
Там каждый кустик помню до сих пор.
И защемит печальной грустью сердце,
Когда порой зайду на старый двор…



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1014 гостей онлайн