Воскресенье, 18 Ноября, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Это безумное, безумное, безумное телевидение
Виталий Третьяков

О некоторых особенностях российского ТВ

Главный пост в государстве

Накануне 2008 года, в котором в России должны были состояться президентские выборы, в наших СМИ активно обсуждалось, какой пост должен занять Владимир Путин при новом президенте, чтобы, во-первых, максимально контролировать политический курс своего преемника, а во-вторых, не потеряться в той кадровой конфигурации, которую построит новый президент.

В ходе одной из телевизионных дискуссий на эту тему, шедшей в эфире, по-моему, Первого канала, я сказал: «Конечно, посты главы правительства или председателя Государственной думы в этом смысле предпочтительны. Но если бы Путин занял пост, равный тому, чем был в Советском Союзе пост председателя Гостелерадио, это позволило бы решить обе задачи с минимальными усилиями, так как тот, кто контролирует телеэфир, ныне контролирует и политику, и всех политиков страны».

Какие книги нужно прочитать, чтобы успешно работать на телевидении

Современные студенты не очень любят, да и не очень умеют читать. Вот почему перед преподавателем всегда стоит задача предложить им минимальнейший (minimum minimorum) список, обеспечивающий максимальное знакомство с профессией и успешное в ней функционирование.

Я нашёл такой оптимум (максимум в минимуме). В него входят всего четыре книги.

1) Библия (для, естественно, тех, кто живёт в христианской ойкумене). Как сборник основных моральных норм, которые нужно знать, хотя, конечно, телевидение их постоянно нарушает. И как сборник модельных житейских ситуаций и коллизий.

2) Уголовный кодекс. Как сборник сюжетов для телевизионных передач практически всех жанров, всей телекинопродукции и репортажей на криминальную тему, в частности.

3) Советский самоучитель массовика-затейника. Для тех, кто хочет овладеть профессией телеведущего почти всех ток-шоу, развлекательных -- определённо.

4) Ну и, извините за прямоту, данную книгу — мою теорию телевидения. Для всех работников телевидения вообще и даже для телекритиков.

Объясняя студентам, почему, в частности, в этом списке обязательным является Уголовный кодекс, я всегда ссылаюсь на песню Владимира Высоцкого, которая так и называется — «Уголовный кодекс».

Нам ни к чему сюжеты и интриги,
Про всё мы знаем, всё, чего ни дашь,
Я, например, на свете лучшей книгой
Считаю кодекс уголовный наш.

И если мне неймется и не спится,
Или с похмелья нет на мне лица,
Открою кодекс на любой странице,
И не могу, читаю до конца.

Разве не ясно, что УК есть кладезь сюжетов и для продюсеров ток-шоу, и для сценаристов телесериалов… Именно по этой причине и не мог от него оторваться и герой песни Владимира Высоцкого.

Предполагаю, что у продюсеров и креативных директоров современного телевидения УК и без моей рекомендации является главной рабочей книгой.

Телетипы разных времён

Модные телелица есть всегда. Но есть и телетипы разных времён, разных каналов, разных стран. Мы и здесь много заимствуем. Влад Листьев, например, по всем внешним данным и жизненным привычкам абсолютно русский, перенял для своей знаменитой передачи не только формат, но и… подтяжки Ларри Кинга.

Ведущие основных советских телепередач и по внешнему своему облику, не говоря уже о начитанности и правильной и красивой, причём всегда своеобразной, речи, очевидно представляли собой тип интеллигента, или интеллектуала, или интеллигента-интеллектуала. Что аристократический Дмитрий Кабалевский (музыкальные утренники для детей); что седой и породистый Александр Каплер («Кинопанорама»); что артистичный, в том числе и в некоторой дефектности своей речи Сергей Образцов (выходила серия его рассказов о разных людях и событиях); что завсегдатай литературных салонов, который, казалось, знал всех и вся лично - начиная с Пушкина и Лермонтова, Ираклий Андроников; что кинорежиссёр-путешественник Владимир Шнейдеров («Клуб кинопутешествий»); что велеречивый, всезнающий и занудный очкарик Валентин Зорин («9-я студия»).

Даже главный (главнейший!) сатирик всех тех времён и народов, меняющий маски, как альфонс перчатки, Аркадий Райкин — и тот на сцене и на экране был интеллигентным сатириком, а не сатириком из пивной или из стриптиз-бара, как нынешние телеюмористы, не просто пошлые, но ещё и похабные во всём — в словах, в мимике, даже в жестах. Такими жестами, какие сейчас с экрана телевизора демонстрируют наши пошляки-юмористы, в 60-е годы прилюдно и дворовые хулиганы-то стеснялись обмениваться. Борис Брунов — ведущий всех главных эстрадных концертов, всегда транслировавшихся по телевизору, и тот был конферансье-интеллигентом, а не пляжным шоуменом. О Сергее Капице (интеллигенте из читального зала библиотеки с вечно всколоченной шевелюрой) и его любимом собеседнике того времени, эталонном по академической стати физике Аркадии Мигдале («Очевидное -- невероятное») я уже и не говорю. И писатель Сергей Смирнов, автор и ведущий передач о судьбах фронтовиков Великой Отечественной войны, по облику и манере речи был не Василием Тёркиным, а неким чуть более народным подобием породистого Константина Симонова.

Ныне вовсе забытый художник-мультипликатор Вадим Курчевский являл собой образец интеллигентности и — при богемной профессии — аристократизма. А вёл он, между прочим, детскую вечернюю передачу «Выставка Буратино», которую позже сменили до сих пор выходящие «Спокойной ночи, малыши!». Вадим Курчевский (раз уж я упомянул его, то нужно пояснить) учил в этой передаче рисовать своего собеседника — куклу Буратино, а заодно, разумеется, и всех сидящих у своих телевизоров детей.

Таких телеведущих нынче уже не делают… Дмитрий Нагиев — вот эталонный экземпляр нынешнего телеведущего, играющего роль хама во фраке. Причём фрак обязателен. Ибо ещё лучше подчёркивает (не дай бог, не заметят!) хамство. А верх интеллектуализма современного телеведущего — бесспорно талантливый и умный Иван Ургант. Постоянно стремящийся спрятать свой ум под маской разбитного пошляка-интеллектуала, а не просто интеллектуала. Стыдно быть сегодня на телевидении интеллигентным, воспитанным (не путать с целованием ручек), пристойным. Или, скорее, не столько стыдно, сколько не денежно.

Интеллигентность и интеллектуализм телевидения 60-х — 70-х годов задавались тогдашними телеведущими и в лоб, и на уровне НЛП — нейролингвистического программирования, — если такое тогда на Центральном телевидении практиковалось.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 845 гостей онлайн