Пятница, 15 Января, 2021
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

В парламенте Козыреву платили той же монетой: 21 сентября 1992 года группа народных депутатов РФ адресовала спикеру ВС Руслану Хасбулатову обращение «О руководстве Верховным Советом РФ внешней политикой России». В документе было сказано: «…итогами встреч и поездок министра иностранных дел А. Козырева зачастую являются договоренности и решения, противоречащие национальным интересам России». 11 марта 1993 года на VIII Съезде народных депутатов Хасбулатов предложил снять Козырева и Чубайса. В течение лета и осени 1993 года страна решала, как ей жить дальше: по-прежнему распродавать втихую банкирам и иностранцам оборонку, военно-промышленный комплекс, ключевые предприятия нефтянки или закрыть эту лавочку? Сдавать свои геополитические интересы, дружелюбно виляя хвостом перед Западом, или наконец настоять на своем? Бросать своих соотечественников в бывших союзных республиках на произвол судьбы или защищать их, в том числе и военными средствами? Позиция Козырева была – распродавать, сдавать, бросать.

Министр иностранных дел в дни сентября-октября 1993 года должен был помочь своему президенту в обеспечении поддержки на Западе. Это решало многое: мобилизовало поддержку в прозападных либеральных кругах России и Москвы и создавало некую иллюзию легитимности антиконституционных решений. Козырев для обеспечения такого прикрытия был самый подходящий человек, а режим Ельцина, как мы помним, Западу был выгоден.

Однажды на пресс-конференции госсекретарь США Уоррен Кристофер сказал, что реформы Ельцина являются «инвестицией в национальную безопасность Соединенных Штатов». Разгон Верховного Совета и поддержка этой акции на Западе – одна из самых заметных таких «инвестиций».

По сведениям американской Wall Street Journal, задолго до обнародования Ельциным Указа № 1400 министр Козырев, приехав в Вашингтон по делам, предупредил госсекретаря Уоррена Кристофера о намечающихся в ближайшее время «драматических событиях» и попросил у правительства США поддержки для Ельцина.

Поддержка была оказана. Администрация Клинтона сформулировала позицию: «Мы поддерживаем демократию и реформы, и Ельцин – лидер движения реформ». Под лозунгом «нет бога, кроме «движения реформ», и Ельцин – пророк его» американские СМИ начали ударно отрабатывать тему, обеспечивая идеологическую базу для решений Ельцина по разгону и расстрелу законодательной власти в России. Верховный Совет России, впервые демократически избранный, западная пресса называла «антидемократической, антизападной, антирыночной, антисемитской» «красно-коричневой коалицией», «националистически-коммунистическим блоком», «националистической, криптосоветской оппозицией», «бандой коммунистических аппаратчиков», «бандой коммунистов и фашистов», «коммунистическими фашистами, маскирующимися под парламентариев».

Действующая Конституция РФ, против которой шел Ельцин, по мнению американских СМИ, представляла собой «фарсовый документ», «фундаментальную проблему России до декабря 1993 года». Сторонники соблюдения ее норм были объявлены «странным альянсом старых коммунистов, националистов, монархистов и антисемитов». Конфликт Ельцина и парламента был представлен как борьба между демократией и «демонами».

21 сентября 1993 года, еще до телевизионного выступления Ельцина по телевидению, из которого россияне узнали о роспуске Верховного Совета, российский МИД угодливо уведомил о происходящем посла США в Москве Томаса Пикеринга, послов Великобритании, Франции, Германии, Италии, Канады и Японии. Дипломаты-соседи из СНГ такой чести не удостоились.

В разгоне парламента осенью 1993 года есть и еще одна коллизия, напрямую связанная с Козыревым, – малозаметная, но символичная. В 1992 году вице-президент России Александр Руцкой обвинил Козырева в предательстве интересов русскоязычного населения в вопросе урегулирования ситуации в Приднестровье и проведении промолдавской политики. Как рассказывает сам бывший министр, однажды он случайно услышал по радио выступление Руцкого в Приднестровье. Вице-президент обращался к огромной толпе народа, офицерскому составу лебедевской 14-й армии, и говорил, по сути, что это была дурацкая идея разваливать Советский Союз, надо его восстанавливать.

Козырев тут же сел в самолет и прилетел в Тирасполь из Бишкека. Там он растолковал толпе «действительный подход российского руководства к урегулированию приднестровского конфликта». Потом он дал интервью «Известиям», в котором выступил против «поджигательских» призывов лидера «партии войны» Руцкого. Уже на другой день после этого на заседании Совета безопасности запальчивый вице-президент говорил Козыреву: «Я вам не позволю превратить Россию в половую тряпку». На этом заседании министра иностранных дел поддержали лишь Геннадий Бурбулис и Егор Гайдар. В сентябре-октябре 1993-го в толпе защитников Дома Советов будет немало вооруженных людей в камуфляжной форме, приехавших из Приднестровья отстаивать идею о том, что негоже бросать на погибель соотечественников в республиках бывшего СССР. Они тоже сыграют свою роль в цепи событий, окончившихся большой кровью.

Сейчас у Козырева другие оценки своей роли в те годы. «Мне надо было самому убеждать, скажем, пограничников наших на афгано-таджикской границе защищать эту самую границу. Приезжать чуть не каждый месяц и говорить: „Ребята, вы защищаете Россию“«, – рассказывает он друзьям.

Представитель антироссийских интересов

17 января 1996 года Ельцин снял Чубайса с должности первого вице-премьера с формулировкой «он сделал много, но и допустил немало ошибок». Сделано это было под выборы, поскольку в стране все меньше оставалось людей, которые верили бы в исцеляющую силу «шоковой терапии». Немногим раньше, 5 января, был уволен Козырев, которому Ельцин давно перестал доверять.

Тем не менее российский президент заранее уведомил Клинтона о намерении отправить в отставку этих реформаторов «в розовых штанишках». Куратор российских реформ в Белом доме Ларри Саммерс попытался было через Тэлботта «передать Клинтону, чтобы он немедленно надавил на Ельцина с целью оставить Гайдара и Федорова на их должностях», однако американскому президенту почему-то оказалось недосуг вмешиваться.

Существует достаточно много оценок деятельности Козырева на посту министра иностранных дел, но по большей части они одинаковы. Самые интересные из них, пожалуй, оценки «с той стороны» – американской, ценностям которой он был так привержен.

В своих мемуарах Евгений Примаков вспоминает, как однажды бывший президент США Ричард Никсон спросил Андрея Козырева о том, каковы интересы новой России.

– Одна из проблем Советского Союза состояла в том, что мы слишком как бы заклинились на национальных интересах, – ответил на это наш министр. – И теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях. Но если у вас есть какие-то идеи и вы можете нам подсказать, как определить наши национальные интересы, то я буду вам очень благодарен.

Предложением указать российскому министру, какие у его страны национальные интересы, Никсон был сконфужен. Даже по американским меркам это был запредельный концентрат угодливости и лести. Экс-президент США позднее так оценил позицию российского министра:

– Когда я был вице-президентом, а затем президентом, хотел, чтобы все знали, что я «сукин сын» и во имя американских интересов буду драться изо всех сил. А этот, когда Советский Союз только что распался, когда новую Россию нужно защищать и укреплять, хочет всем показать, какой он замечательный, приятный человек.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1834 гостей онлайн