Пятница, 17 Августа, 2018
   
(4 голоса, среднее 4.00 из 5)

О заочном образовании
Александр Белкин

Александр Николаевич Белкин – профессор, заведующий кафедрой архитектуры Московского института коммунального хозяйства и строительства

Политика разрушения образования в России, проводимая действующей властью, не может продолжаться вечно, как не может быть вечной и сама такая власть. Надо надеяться, верить, что наступит время восстановления некогда лучшей в мире системы образования во всей ее полноте – от школы, даже детского садика до аспирантуры.

Увы, профессорско-преподавательский состав вузов постарел до критического уровня, из-за отсутствия молодежи утрачивается преемственность и перспективы развития научно-педагогических коллективов. Для восстановления опять потребуются сверхусилия – нечто подобное послереволюционному институту «красной профессуры», немалые материальные средства и время, причем большее, чем при восстановлении производства. Хотя дело состоит в освоении, в том числе и в первую очередь, своего же опыта. Важным элементом советского образования была заочная форма подготовки специалистов, сложившаяся как целостная система. Основу этой системы составляли 11 Всесоюзных заочных институтов, специализированных по отраслям. В каждом из них – сеть учебно-консультационных пунктов, охватывавшая всю страну. В некоторых из них количество УКП достигало семи десятков. Эта система заочного образования не просто отражала особенности большой по площади страны с неравномерно распределенным небольшим по численности населением, но была необходимым инструментом ее развития. УКП проводили прием в институт новых студентов и потом организовывали большую часть занятий на месте. Такая организация учебного процесса позволяла, в основном, учиться в своем городе или даже поселке, поскольку преподаватель приезжал к группе студентов, а не группа к нему в Москву.

В один из таких вузов – Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт, на кафедру архитектуры, я пришел работать после аспирантуры в 1978 году. Институт оказался очень большим, в иные годы до 24000 студентов, и интересно устроенным. Как и следует из названия, учились в нем заочно будущие специалисты разных инженерно-строительных профессий. Этих заочников было три вида: московские, закрепленные за учебно-консультационными пунктами и так называемые «внешники».

Москвичи – заочники учились фактически как вечерники – по две пары после работы. Они имели возможность кроме аудиторных занятий по расписанию консультироваться на кафедре, работать в лабораториях, читальном зале библиотеки в течение всего года.

Для закрепленных за УКП, десятки которых были разбросаны по всей стране, занятия велись командированными (столичными ! – это ценилось студентами) преподавателями прямо на месте. Мест этих, ставших рабочими, например, для меня, набралось довольно много: Кострома, Тамбов, Орел, Смоленск, Калининград, Орехово-Зуево, Сергиев Посад, Егорьевск, Зарайск, Можайск, Ступино…, а я ведь не везде бывал. Они до сих пор, по прошествии многих лет, – свои, ведь за 10 лет командировок набирался целый год жизни в городе, где и сейчас живут и работают сотни учеников.

«Внешники», то есть те, которых трудно объединить где-либо из-за территориальной разбросанности или частой перемены мест работы и проживания, дважды в год приезжали в Москву на месячную сессию. У них был очень плотный график в течение каждого из двух сессионных месяцев, вмещавших установочные и обзорные лекции, практические и лабораторные занятия. Контрольные и курсовые работы и проекты присылались по почте между сессиями на кафедры, проверялись, рецензировались и отсылались обратно. Так что на сессию студенты привозили исправленные по замечаниям преподавателей работы.

На время дипломного проектирования все студенты превращались в очников, переезжали в Москву на четыре месяца.

Эта форма образования была очень эффективна, с открытия в 1944 году институтом подготовлено около 200000 инженеров строительных специальностей, многие из выпускников прославили свою «Alma Mater».

Другая важная сторона системы заочного образования состояла в специфике работы преподавателей. Меньше, чем в дневных вузах обремененные воспитанием учащихся, они больше могли заниматься научной и научно-методической работой. Поэтому во ВЗИСИ было несколько значительных научных школ, крупных исследовательских лабораторий, выполнялся большой объем хоздоговорных работ в разных направлениях развития строительной науки и научного сопровождения строительной практики. Кроме того, сотрудники специальных кафедр института активно участвовали в экспериментальном и реальном архитектурно-строительном проектировании, конкурсной, в первую очередь, деятельности Союза архитекторов.

Особой частью работы преподавателей было неизбежное при заочном обучении составление множественных методических материалов для студентов – от заданий на курсовое и дипломное проектирование до учебников. Сочинение учебников и учебных пособий сотрудниками института имело не ограниченное внутривузовское значение, а общесоюзное. Во всяком случае, кафедра архитектуры, как и другие профильные кафедры института создавала не менее половины учебников по профессиональным дисциплинам, которыми пользовались преподаватели и студенты всей страны в 60-е – 80-е годы ХХ века, многими из них пользуются до сих пор.

Однако ненужными в сегодняшней России оказались специализированные заочные институты. Политехнический, инженерно-строительный, торговый, текстильной и легкой промышленности, финансово-экономический – ликвидированы присоединением к кем-то избранным вузам. Институт пищевой промышленности утратил специализацию и присоединяет к себе все, что найдет. Лучше ситуация в вузах ведомственного подчинения –  инженеров транспорта и связи, они объединились с профильными дневными и не утратили специализации. Только 2 из 11 заочных  вузов, изменив названия,  пока сохранились – юридический и ведомственный сельскохозяйственный.

Таким образом, теперь этой целостной и ладной, но показавшейся ненужной системы нет. Она разрушена еще до поглощения одних вузов другими запретом ведения занятий – лекций, практических, лабораторных на представительствах (так были переименованы учебно-консультационные пункты) института. Вместо представительств велено было создавать филиалы с числом студентов не менее 500 человек, своими кафедрами, аттестацией и прочими атрибутами небольшого, но отдельного вуза. Понятно, что в небольших городах это невозможно и означает уничтожение хорошо выстроенной системы заочного образования. Кроме того, частные владельцы предприятий неохотно отпускают работников даже на вечерние лекции в своем городе, а о двух учебных месяцах в год, бывших советской нормой, не может быть и речи. Не будь этой системы, этих территориально доступных учебно-консультационных пунктов, учебных отпусков, мы не досчитались бы огромного числа, целого большого отряда специалистов.

Отдельного рассмотрения заслуживает вроде бы не главная, но очень важная – объединяющая – роль системы заочного образования. Для студентов – жителей разных частей большой страны, Москва была не только местом встречи с однокашниками, но и своим, родным городом. Москва как центр образования, науки и культуры вызывала  уважение и любовь, а не приступы потребительства у одних, брезгливость у других и неприязнь у многих как место сомнительных заработков и безудержного вымогательства.

Поэтому, поворачивая от деградации и разрушения к развитию и созиданию необходимо на государственной основе восстановить заочную форму обучения как систему подготовки нужных нашей стране специалистов, в первую очередь – инженеров.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 962 гостей онлайн