Понедельник, 19 Ноября, 2018
   
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

Власть и Октябрь
Сергей Черняховский

Об исторической самоидентификации России в период геополитических вызовов

Н. Осенев. Первое слово Советской власти

Современная российская власть с трудом — но начала приходить к пониманию необходимости восстановления единства отечественной истории: в первую очередь единства ее досоветского и советского периодов.

В этом отношении Путин во многом воспринимается как лидер, обеспечивший уважение к советскому этапу отечественной истории. Может быть — в силу собственных нравственных убеждений. Может быть — в силу понимания простого: большая часть российского общества в той или иной мере остается просоветской — особенно на фоне катастрофических провалов антисоветского курса 1990-х.

Антисоветская и антикоммунистическая истерия и доктрина конца 1980-х начала 1990-х с одной стороны, слишком противоречила исторической памяти общества — с другой, своим результатом в виде государственной и экономической катастрофы сама же дискредитировала собственные исходные постулаты.

Сам принцип единства досоветского и советского периодов истории — на сегодня формально признан. Признан — но до конца не реализован.

Но история — это не только воспоминания. История — это Память, включающая в себя смыслы, ценности и вытекающие из этого цели.

Разорванная история — означает расколотое общество. Расколотое общество — с неизбежностью предполагает ослабленную страну. Если власть не хочет ослабления страны и ослабления своих собственных позиций как в отношении своей внутренней устойчивости, так и в отношении обеспечения позиций страны в международных отношениях — она должна предложить видение истории, сшивающие ее основные этапы и основные ценностные сектора общества.

Но нельзя "сшить" эти периоды, одновременно противопоставляя их друг другу и разрывая между собой.

В явном или неявном виде на уровне высшей элиты и частично официальных СМИ утвердилась специфическая доктрина: "Была великая Российская империя. Злые большевики разрушили ее — но великий Сталин восстановил".

Как некий шаг вперед по сравнению с объявлением советского периода "черной дырой отечественной истории" — она, конечно, является шагом веред. Но, даже не вдаваясь в вопросы о том, насколько на деле великой была эта империя в правление Николая Второго и почему противниками последнего к 1917 году оказались практически все значимые политические силы страны, от монархистов до большевиков и от националистов до анархистов, равно как и в то, что Сталин и все его окружение сами были достаточно "твердокаменными" большевиками с дореволюционным стажем — исключение Октября и Революции из доктрины "единств истории" разрушает саму эту доктрину. И разрывает уже ту, сегодняшнюю общественно-политическую коалицию, которая наметилась и в противостоянии попытке "болотного переворота" зимы 2011-2012 гг., и в ситуации с украинским кризисом и в воссоединении Крыма.

На сегодня расклад историко-политических симпатий в обществе примерно таков: сторонниками нынешней российской политической системы являются 19% граждан, сторонниками системы по образцу западных стран — 21%, сторонниками советской — 39% (http://www.levada.ru/24-02-2014/luchshaya-politicheskaya-i-ekonomicheskaya-sistema). Еще 10-11 % являются сторонниками своеобразного дореволюционного традиционализма в виде монархического правления (http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=113775).

Сегодняшняя власть держится на союзе этих 19% "трехцветных", 11% "белых" и 39% "красных", имея в основном в качестве оппонентов 21% "голубых". При этом под 60 % позитивно оценивают Ленина и Октябрьскую революцию, более 50% — Сталина, тогда как Николая Второго считают безвинной жертвой 23% (http://www.levada.ru/16-05-2013/rossiyane-o-nikolae-ii).

Из общих 69% общественного блока, поддерживающего власть, более половины, 39%, — это "красные". Без них он набирает менее трети общественной поддержки. Формально их замещение 21% "голубых" западников может дать большинство — 51%, но с одной стороны, балансирующее на грани доступного, с другой — практически нереализуемое, поскольку союз с ними со стороны "трехцветных" почти неизбежно ведет к отказу власти в поддержке со стороны "белых", для которых "западники" заметно более ненавистны, нежели "советчане".

Но нельзя соединить в едином ценностном признании досоветский и советский периоды — вычеркивая при их соединении то, что их реально соединяет — Октябрьскую революцию.

В частности, и потому. что для "советчан" основной культовой фигурой все же является не Сталин — который сохраняет свое позитивное значение, а именно Ленин и Октябрь. Сталин более удобен для некого историко-идеологического синтеза как правитель "Красной Империи", достигшей много большего могущества, нежели то, какое имела старая Российская империя когда бы то ни было в истории.

По данным ФОМа, 42% считают, что Октябрь принес стране больше пользы, и 21% — что больше вреда (http://fom.ru/Proshloe/10685). Это для страны. Что лично для их семей Октябрь принес больше вреда — считают 15%.

При вопросе "На чьей стороне в Гражданской войне были ваши предки?" — 39% отвечает, что они сражались на стороне "красных", и 3% — что на стороне "белых".(http://fom.ru/Proshloe/10685).

Если бы людям сегодняшней России пришлось решать сегодня, на чьей стороне быть в этом противостоянии, 32% были бы с красными, причем 36% — воевали бы на их стороне, и 9% были с белыми — и лишь 6% с оружием в руках.

Сложно сказать, о чем думает Медведев, когда объявляет 7 ноября днем трагедии России — и с кем себя отождествляет. Очевидно, с теми. кто был тогда свергнут — но именно тогда — то есть, с Керенским и безволием Временного правительства, но даже не с русской монархией.

Сложно сказать, о чем думает Михалков, выдумывая для "Солнечного удара" финал, в котором сдавшихся благородных и интеллигентных врангелевских офицеров топят "вероломные красные комиссары". Явно перепутав с эпизодом, когда арестованных депутатов уже распущенного Учредительного собрания топили в реке колчаковцы.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1108 гостей онлайн