Четверг, 16 Августа, 2018
   
(2 голоса, среднее 3.50 из 5)

Капитализм пожирает собственный хвост
Хуберт Козел

Мир может скоро вступить в эру, в которой богатым можно будет стать только благодаря своему рождению. Современный капитализм начинает все больше напоминать феодализм.

Если бы весь мир превратился в одно государство, он бы, по всей вероятности, стал олигархической республикой или даже клептократией в стиле коррумпированных африканских стран. Ведь большая часть мировых богатств сосредоточена в руках очень узкой прослойки элиты. По подсчетам британской благотворительной организации Oxfam, уже в будущем году 1% богатейших жителей Земли сосредоточит в своих руках больше денег, чем оставшиеся 99%. В 2009 году в руках самых богатых людей находилось 44% мировых богатств, в 2014 — 48%, а в 2016 эта цифра превысит 50%. «Нижние» 80% мирового населения владеют лишь 5,5% глобальных богатств. 85 самых богатых людей мира контролирует имущество, равняющееся по своей стоимости имуществу 3,5 миллиардов самых бедных.

Неравенство присутствует как в тоталитарных диктатурах, так и в либеральных крепких демократиях. В России 111 миллиардеров владеют 19% всего состояния домохозяйств страны, а богатейшие 10% общества сосредотачивают в своих руках 85% национальных богатств. В Китае, по очень осторожным оценкам, 1% богатейших людей держат в своих руках 30% активов всех домохозяйств. В США в 2007 году 1% богачей владел 35% имущества (в 2011 — уже 37%), а 40% самых бедных людей — всего 0,2% национальных богатств.

Продолжающийся мировой кризис привел к тому, что финансовое расслоение усилилось практически во всем мире. При этом о нем вновь стали говорить. Одним из бестселлеров последних лет стала 700–страничная, сложная для чтения и переполненная статистическими данными книга «Капитал в XXI веке», написанная французским экономистом Тома Пикетти (Thomas Piketty). Ее автор вызвал бурю эмоций, заявив на основе изучения статистических данных за 100 с лишним лет, что современный капитализм с точки зрения финансового расслоения приблизился к эпохе Чарльза Диккенса. Книга Пикетти разошлась по всему миру в полутора миллионах экзмеплярах (в Польше ее недавно выпустило издательство журнала Krytyka Polityczna), а Financial Times назвал ее в 2014 году лучшей финансовой книгой года.

Экономисты сильно разошлись в оценках книги. Лешек Бальцерович (Leszek Balcerowicz) метал в ее адрес громы и молнии на своей странице в Twitter, называя французского экономиста «Марксом XXI века». Но были и те, кто счел работу француза ценной. «Из данных, которые приводит, в частности, Пикетти, следует, что имущественное расслоение в мире начинает напоминать Англию XIX века или даже времена крепостного права», — говорит Януш Шевчак (Janusz Szewczak), главный экономист Сберегательно-кредитной кассы SKOK.

Новая аристократия, новый пролетариат

Буря вокруг «Капитал в XXI веке» — явление понятное. Для многих людей стало шоком то, что в эпоху технологического прогресса, царящей во многих странах демократии и, казалось бы, развитых социальных систем, расслоение продолжает увеличиваться. Как так получается? Пикетти полагает, что это происходит потому, что капитал приносит гораздо больше дохода, чем работа. Если средний рост мирового производства составляет 1–1,5%, то прибыль от капитальных инвестиций доходит до 4–5%. Спекулируя на рынках, можно заработать гораздо больше, чем производя нечто полезное для экономики. Самыми большими шансами на обогащение обладают те, кто уже располагает достаточно большим капиталом и может позволить себе предаться финансовым спекуляциям. Так они аккумулируют все больше средств и все больше отдаляются в имущественном плане от остального общества и его проблем.

У погрязших в долгах (кредиты на образование, квартиры, машины…), трудящихся по срочным договорам наемных работников нет шансов уменьшить эту дистанцию. Предприниматели, конечно, жалуются, что работники работают слишком мало, получают слишком много, «не чувствуют этос корпорации», а европейские экономики с «разросшейся социальной системой» проигрывают Пакистану и Камбодже. Поэтому бизнесмены стараются закрутить работникам гайки, занимаясь лоббированием в среде политиков и убеждая общество, что кризис разразился из-за «лентяев». В итоге расслоение углубляется, а капитализм возвращается к временам «Земли обетованной» (роман польского классика В. Реймонта, действие которого разворачивается во второй половине XIX века, — прим. перев.). Такая ситуация, как полагает Пикетти, приведет к тому, что в будущем богатым можно будет стать, только получив солидное наследство, или войдя в богатую семью при помощи брака.

«Пикетти, несомненно, ведущий мировой экономист, который изучает доходы и неравенство, сделал нечто большее, чем просто зафиксировал факт концентрации богатства в руках узкой прослойки элиты. Он показал, что мы возвращаемся в эпоху "патримониального капитализма", в котором наверху экономической иерархии находится не просто богатство, а унаследованное богатство. Поэтому обстоятельства рождения становятся важнее таланта и усилий», — написал американский экономист, лауреат Нобелевской премии, Пол Кругман (Paul Krugman).

Новые аристократы — это не столько аристократия промышленности, сколько круг людей, владеющих деньгами. Многие экономисты уже давно указывают на финансовые спекуляции как источник растущего имущественно расслоения. «Реальная экономика оторвалась от рынков и спекуляций. Спекулятивные операции создают огромные, в значительной массе виртуальные, доходы. Я видел данные, показывающие, что 2% богатейших жителей планеты владеют имуществом, стоимостью в 150 триллионов долларов. Какую часть составляет имущество виртуальное? Взглянем на пример с Deutsche Bank. При активах, составляющих 550 миллиардов долларов, он выпустил кредитные деривативы на сумму в 50 триллионов долларов», — объясняет Януш Шевчак. Большая часть этого бумажного богатства может испариться в результате финансовых потрясений, подобно тому, как за несколько недель в июне и июле 2015 года с китайских бирж испарилось 2,8 триллиона долларов (сумма, близкая к номинальному ВВП Франции). Проблема заключается в том, что крупные финансовые спекулянты от краха не обеднеют. А мелкие биржевые игроки, которые утопят на рынках накопления всей своей жизни, не смогут рассчитывать на какую-либо поддержку. Банки же в таких ситуациях могут рассчитывать по помощь государства. «С 2008 года в мировом банковском секторе, который спровоцировал финансовый кризис, выросли премии. Одновременно увеличилась задолженность мировых экономик», — напоминает Шевчак.

Чрезмерное разрастание финансового сектора не только делает экономику более чувствительной к потрясениям, но может оказаться вредным для экономического развития государства. «Экспансия финансовых рынков приносит негативные экономические эффекты: несмотря на необыкновенно быстрое технологическое развитие, автоматизацию и компьютеризацию, рост производительности и ВВП на Западе значительно снизился по сравнению с периодом 1945-1975 годов, когда финансовый сектор был значительно скромнее и лучше регулировался», — отмечает аналитик Фонда Калецкого Михал Собочиньский (Michał Sobociński).

Процесс экспансии финансового сектора в экономику, который заключается, в частности, в заметном увеличении числа финансовых операций, ориентированных на максимизацию краткосрочной прибыли, а не на, например, финансирование развития страны, делает богатых еще богаче, а остальную часть общества — беднее. «Эти явления неблагоприятны с точки зрения мира труда, то есть обычного гражданина: неограниченный рост финансовых активов, сопровождающийся медленным увеличением ВВП, ведет к концентрации богатства во все меньшем количестве рук. Например, в Великобритании доля прибыли финансовых корпораций в ВВП выросла с 1% в 1960 году до 15% в период финансового кризиса. В тот же самый период реальные доходы 10% богатейших жителей Объединенного королевства выросли на 3,9%, а нижние 90% общества обеднели на 2,4%», — рассказывает Собочиньский.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1184 гостей онлайн