Четверг, 18 Июля, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

В 2000-е годы телесериалы стали участвовать в номинациях российских телевизионных премий и кинофестивалей. ТЭФИ—2005, например, получили «Моя прекрасная няня» (Анастасия Заворотнюк за лучшее исполнение женской роли в телефильме), «Брежнев» (Сергей Шакуров за лучшее исполнение мужской роли в телефильме и продюсерская компания «Слово» за лучший телефильм), «Штрафбат» (как лучший телевизионный художественный сериал).[62] Сериал «Маргоша» на Сочинском кинофестивале в 2010 году получил премию «За лучшую женскую роль», а в 2011 году — «За лучшую режиссёрскую работу» и «Самый успешный сериал на российском телевидении».[63] И т. д.

Проблемы

Среди российских сериальных проблем специалисты в первую очередь называют засилье их упрощённости,[8] создатели сериалов говорят о приоритете рентабельности в условиях, в том числе, обособленности национального российского кинорынка,[9] социологи и эстеты указывают на позитивный эффект от применения театральных приёмов и принципов,[4] профессионалы и прочие неравнодушные зрители критикуют поверхностность.[64]

Упрощённость

Сценарист Михаил Угаров обращает внимание на то, что сегодня высокой скоростью и, соответственно, низким качеством характеризуется работа всех основных звеньев производственного процесса — в большинстве своём сценарист быстрее и проще пишет, режиссёр так же снимает, актёр так же играет. И режиссёр, и актёры уже знают, как всё должно быть, они знают «формат», «они сами держат эту работу не за творчество». В идеале, считает Угаров, такого не должно быть, сериальные актёры должны играть лучше, чем в кино.[8]

Отвечая на вопрос, почему российские сериалы плохого качества, снявший сериал «Ликвидация» режиссёр Сергей Урсуляк выделил несколько причин:[10]

  1. Слишком много режиссёров, качество их работы очень низкое.
  2. Режиссёр не смотрит свой продукт сам и не рекомендует делать это близким. Он снимает для некоего виртуального провинциального зрителя, который, по мнению режиссёра, будет рад сериалу только за то, что он (сериал) есть.
  3. «Отсутствие стыда» — у режиссёров нет цели роста, но есть завышенная самооценка.
  4. Нет профессиональных, творческих критериев качества телесериала.
  5. Зритель всё равно смотрит — и пока он будет смотреть, ему будут показывать.

Поверхностность

Если упрощённость можно толковать как отсутствие содержательной глубины, то поверхностность — это наличие неточностей, искажённая гиперболизация и шаблонизация действительности. За подобные недостатки порции критики получили, в частности, два известных российских сериала 2000-х годов — «Ликвидация» (эфир на телеканале «Россия») и, в значительно бо́льшей степени, «Школа» (эфир на «Первом канале»).

Авансовые похвалы в целом полюбившемуся российским зрителям сериалу «Ликвидация» (2007)[65][66] по прошествии премьеры на телеканале «Россия» обернулись критикой массы исторических несоответствий.[64] Сериал «Школа», названный его продюсером Игорем Толстуновым «удачным», был также воспринят неоднозначно в российском обществе.[67] СМИ и различные общественные организации уделили разбору сериала много внимания, несмотря на то, что, по данным «Левада-центра», его смотрели лишь 10 % россиян, из которых 65 % назвали его правдивым.[68] Сериал «Школа» был даже выдвинут на соискание премии ТЭФИ 2010 года по четырём номинациям,[69] в одной из которых — «Лучший продюсер телефильма/сериала» — победил.[70]

Опыт театра

По мнению сценариста и руководителя «Театра.doc» Елены Греминой, сериал больше, чем кино, похож на театр. В сериале важны актёр и текст, в сериале важны репризы.[8] Социолог Вера Зверева пишет, что массовый успех сериалов «Бригада» (2002, «Аватар-фильм»)[71] и «Идиот» (2003, кинокомпания «Телефильм»)[72] в значительной степени объясняется использованием режиссёрами театральных приёмов, правильной расстановке интонаций и отточенности актёрской игры:

  • относительно длительная продолжительность каждой сцены;
  • минимальное число участников каждой сцены;
  • большое внимание актёрской игре в эпизоде;
  • минимальное внимание визуальным эффектам.

Таким образом, проблемой большинства сериалов Вера Зверева называет стремление производителей к буквальности, желание избежать условных форм:[4]

Одна их характерных черт постсоветского кино — стремление выстраивать реальность методами её буквального воспроизведения, — остаётся самым слабым местом современных сериалов.

— Вера Зверева, социолог. «Критическая масса», № 3, 2003 года

Рентабельность

Сами производители сериалов предпочитают говорить не о качестве своей продукции, а об её рыночной успешности, экономическим показателем которой является рекламный доход, а также интерес рекламодателей к размещению рекламы внутри (продакт-плейсмент) или в паузах сериального действа.[4] Ради достижения максимальной выручки создатели как можно дольше продляют число эпизодов. Продюсер Сергей Сельянов разъясняет: телеканал платит производителю не за сериал, а за каждую его серию, поэтому чем больше серий продаст производитель, тем лучшую рентабельность он себе обеспечит. Отсюда и искусственное растягивание телепродукта.[9]

Обособленность

Российский рынок сериалов не интегрирован в общемировой, поэтому Россия пока почти не имеет возможности зарабатывать дополнительные деньги от продажи своего телепродукта за рубежом. Рынок российских сериалов — это в основном Россия, поскольку страны СНГ как правило оказываются малоплатёжеспособными. Кроме того, убеждён Виталий Муругов («СТС»), для успешной конкуренции на западных рынках россиянам нужно собрать качественную библиотеку.[26] Всё это с точки зрения потенциального зарубежного покупателя увеличивает риски при приобретении российского телепродукта. Но есть и фильмы-исключения, например, сериал «Бедная Настя» с успехом прошёл в нескольких странах мира.[6] Однако, по словам Сергея Сельянова, «правило — то, что российское кино не является частью мирового кинопроцесса».[9]

Российская реальность сложна не только тем, что американские и европейские нормы и ценности не переносятся на неё «как есть», но и тем, что у российского зрителя отсутствует устоявшееся стереотипное восприятие современных российских культурных реалий. Поэтому производители российских сериалов каждый раз стараются угадать, каким российский зритель готов и хотел бы видеть окружающий его мир. Как правило, в итоге продюсеры следуют здравому смыслу.[4]

Разница в восприятии сериалов российскими и зарубежными зрителями хорошо понятна на примере ситкомов — комедийных сериалов, использующих закадровый смех. Российского зрителя закадровый смех раздражает, поэтому устойчивого отношения к ситкому пока не выработано. Но закадровый смех, как объяснил порталу Cinemotion_lab Константин Наумочкин, — это не подложка, а зрители в студии. Правда, американцы уже во многом отказались от использования закадрового смеха — в 70 % случаев они стали снимать сериалы вне павильонов, и закадрового смеха в них нет. Этого же ждёт и российский зритель.[50]

 



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1422 гостей онлайн