Четверг, 24 Мая, 2018
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)


«Видеть музыку, слышать танец» – творческое кредо Баланчина
Д. Трускиновская

С 18 по 30 сентября на сцене Нью-Йорк Сити Баллет состоится показ работ, целиком посвященных совместному творчеству композитора Игоря Стравинского и балетмейстера Джоржа Баланчина. Серия из 12 балетов станет своеобразной хроникой творческих отношений двух великих творцов ХХ-го века.

Джордж Ба­лан­чин – аме­ри­ка­нс­кий хо­ре­ог­раф, ве­ли­кий предс­та­ви­тель пер­вой вол­ны рус­ской эмиг­ра­ции, с ко­то­рым Стра­ви­нс­ко­го свя­зы­ва­ли тес­ные узы друж­бы и мно­го­лет­не­го сот­руд­ни­че­ст­ва.

Ге­ор­гий Ба­лан­чи­вад­зе ро­дил­ся в Санкт-Пе­тер­бур­ге 9 (22) ян­ва­ря 1904 го­да в семье из­ве­ст­но­го гру­зи­нс­ко­го ком­по­зи­то­ра, за­чи­на­те­ля гру­зи­нс­кой опе­ры и ро­ман­са, Ме­ли­то­на Ба­лан­чи­вад­зе (1862–1937), ко­то­ро­го тог­да на­зы­ва­ли «гру­зи­нс­ким Глин­кой». Его брат – Анд­рей Ба­лан­чи­вад­зе так­же та­ла­нт­ли­вый ком­по­зи­тор. В 1914 го­ду Ге­ор­гий Ба­лан­чи­вад­зе пос­ту­пил в Пет­рог­ра­дс­кое те­ат­раль­ное учи­ли­ще. Впер­вые он вы­шел на сце­ну в «Спя­щей кра­са­ви­це» – ис­пол­нил роль ма­лень­ко­го аму­ра. Впос­ле­д­ствии он вспо­ми­нал о шко­ле:  «У нас бы­ла нас­то­я­щая клас­си­чес­кая тех­ни­ка, чис­тая. В Моск­ве так не учи­ли... У них, в Моск­ве, все боль­ше по сце­не бе­га­ли го­лые, эта­ким кан­ди­бо­бе­ром, мус­ку­лы по­ка­зы­ва­ли. В Моск­ве бы­ло боль­ше ак­ро­ба­ти­ки. Это сов­сем не им­пе­ра­то­рс­кий стиль». Тог­да, в шко­ле, он поз­на­ко­мил­ся с му­зы­кой Чай­ко­вс­ко­го и по­лю­бил ее на всю жизнь.

Уче­ни­ком он был ста­ра­тель­ным и, окон­чив шко­лу, был в 1921 го­ду при­нят в труп­пу пет­рог­ра­дс­ко­го Го­су­да­р­ствен­но­го те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та (быв­ше­го Ма­ри­инс­ко­го). Став в на­ча­ле 1920-х го­дов од­ним из ор­га­ни­за­то­ров кол­лек­ти­ва «Мо­ло­дой ба­лет», Ба­лан­чи­вад­зе ста­вил там свои но­ме­ра, ко­то­рые ис­пол­нял вмес­те с дру­ги­ми мо­ло­ды­ми ар­тис­та­ми. Жи­лось им не­лег­ко – при­хо­ди­лось и го­ло­дать.  В 1924 го­ду при со­дей­ствии пев­ца В.П. Дмит­ри­е­ва груп­па тан­цов­щи­ков по­лу­чи­ла раз­ре­ше­ние для вы­ез­да в ев­ро­пейс­кое тур­не. Ба­лан­чи­вад­зе твер­до ре­шил, что на­зад не вер­нет­ся. Их бы­ло чет­ве­ро – Та­ма­ра Джи­ва, Алек­са­нд­ра Да­ни­ло­ва, Ге­ор­гий Ба­лан­чин и Ни­ко­лай Ефи­мов, им бе­зум­но хо­те­лось уви­деть мир, они по­ка­ти­ли по всей Ев­ро­пе. Дя­ги­лев их уви­дел в Лон­до­не.

Ге­ор­гию Ба­лан­чи­вад­зе по­вез­ло: сам Дя­ги­лев, прос­лав­лен­ный аван­гар­ди­с­тский ант­реп­ре­нер, об­ра­тил на не­го вни­ма­ние. Мо­ло­дой ар­тист стал сле­ду­ю­щим, пос­ле Бро­нис­ла­вы Ни­жи­нс­кой, хо­ре­ог­ра­фом труп­пы «Рус­ско­го ба­ле­та Сер­гея Дя­ги­ле­ва». Дя­ги­лев по­ме­нял ему имя на ев­ро­пейс­кий лад – так по­я­вил­ся ба­лет­мейс­тер Ба­лан­чин.   Он пос­та­вил для Дя­ги­ле­ва де­сять ба­ле­тов, в том чис­ле «Апол­лон Му­са­гет» на му­зы­ку Иго­ря Стра­ви­нс­ко­го (1928), ко­то­рый, вмес­те с «Блуд­ным сы­ном» на му­зы­ку Сер­гея Про­кофь­е­ва до сих пор счи­та­ет­ся ше­дев­ром не­ок­лас­си­чес­кой хо­ре­ог­ра­фии. Тог­да же на­ча­лось мно­го­лет­нее сот­руд­ни­че­ст­во Ба­лан­чи­на и Стра­ви­нс­ко­го и бы­ло оз­ву­че­но твор­чес­кое кре­до Ба­лан­чи­на: «Ви­деть му­зы­ку, слы­шать та­нец».

Во вре­мя од­но­го спек­так­ля Ба­лан­чин трав­ми­ро­вал ко­ле­но. Это обс­то­я­тель­ство ог­ра­ни­чи­ло его воз­мож­нос­ти тан­цов­щи­ка, но за­то да­ло ему сво­бод­ное вре­мя для за­ня­тий хо­ре­ог­ра­фи­ей. Он по­чу­в­ство­вал вкус к пре­по­да­ва­нию и по­нял, что это его нас­то­я­щее приз­ва­ние. Вер­нув­шись в Па­риж в 1933 го­ду, он ос­но­вал свою собствен­ную ком­па­нию. Ху­до­же­ст­вен­ны­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми этой ком­па­нии бы­ли Бер­тольд Брехт и Курт Вейль. В сот­руд­ни­че­ст­ве с ни­ми Ба­лан­чин соз­да­вал ба­лет двад­ца­то­го ве­ка.

Как-то Ба­лан­чин в 1935 го­ду на­шел в па­ри­жс­кой биб­ли­о­те­ке дип­лом­ную сим­фо­нию мо­ло­до­го Жор­жа Би­зе и меж­ду де­лом, в по­ряд­ке за­пол­не­ния вы­нуж­ден­но­го прос­тоя, пос­та­вил прос­тень­кий, ни на что не пре­тен­ду­ю­щий ба­лет «Сим­фо­ния С», став­ший, как вы­яс­ни­лось поз­же, од­ним из его ше­дев­ров. Ког­да Ба­лан­чи­на в 1947 го­ду приг­ла­си­ли в па­ри­жс­кую «Гранд-опе­ра», он выб­рал эту вещь для сво­е­го де­бю­та под наз­ва­ни­ем «Хрус­таль­ный дво­рец». Ус­пех был гран­ди­оз­ный. Пос­ле это­го в 1948 го­ду Ба­лан­чин пе­ре­нес пос­та­нов­ку в Нью-Йорк, и с тех пор она не схо­дит со сце­ны Нью-Йорс­ко­го го­ро­дс­ко­го ба­ле­та.

Пос­ле смер­ти Дя­ги­ле­ва в 1929 го­ду «Рус­ский ба­лет» на­чал рас­па­дать­ся, и Ба­лан­чин по­ки­нул его. Он ра­бо­тал сна­ча­ла в Лон­до­не, за­тем в Ко­пен­га­ге­не, где был приг­ла­шён­ным ба­лет­мейс­те­ром. Вер­нув­шись на не­ко­то­рое вре­мя в «Но­вый Рус­ский ба­лет», ко­то­рый обос­но­вал­ся в Мон­те-Кар­ло, и пос­та­вив нес­коль­ко но­ме­ров для Та­ма­ры Ту­ма­но­вой, Ба­лан­чин вско­ре вновь ушёл из не­го, ре­шив ор­га­ни­зо­вать собствен­ную труп­пу – «Les Ballets 1933». Труп­па про­су­ще­ст­во­ва­ла лишь нес­коль­ко ме­ся­цев, но за это вре­мя бы­ло осу­ще­с­твле­но нес­коль­ко ус­пеш­ных пос­та­но­вок на му­зы­ку Да­ри­ю­са Мийо, Кур­та Вей­ля, Ан­ри Со­ге. Уви­дев их, из­ве­ст­ный аме­ри­ка­нс­кий ме­це­нат Лин­кольн Кирс­тайн пред­ло­жил Ба­лан­чи­ну пе­реб­рать­ся в США для соз­да­ния Шко­лы аме­ри­ка­нс­ко­го ба­ле­та и труп­пы «Аме­ри­ка­нс­кий ба­лет». Хо­ре­ог­раф сог­ла­сил­ся.

Бос­то­нс­кий муль­ти­мил­ли­о­нер Кирс­тайн был одер­жим ба­ле­том. У не­го бы­ла меч­та – соз­дать аме­ри­ка­нс­кую ба­лет­ную шко­лу, и на ее ба­зе – аме­ри­ка­нс­кую ба­лет­ную ком­па­нию. В ли­це мо­ло­до­го, ищу­ще­го, та­ла­нт­ли­во­го, ам­би­ци­оз­но­го Ба­лан­чи­на Кирс­тайн уви­дел че­ло­ве­ка, спо­соб­но­го воп­ло­тить его меч­ту в жизнь.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 523 гостей онлайн