Вторник, 19 Сентября, 2017
   
(4 голоса, среднее 3.75 из 5)

Владимир Мединский: Единый подход к истории задается либо государством, либо кем ни попадя

Единство отечественной истории, ее нравственный стержень – важнейшая составляющая культурной политики. Об этом говорит историк, политик и писатель Владимир МЕДИНСКИЙ в интервью Андрею Сорокину.

В од­ной из сво­их пред­вы­бор­ных ста­тей Пу­тин ле­га­ли­зо­вал та­кие по­ня­тия, как «об­щие куль­тур­ные ко­ды», «един­ство ис­то­рии», «куль­тур­ная по­ли­ти­ка». Впро­чем, вы в сво­их ра­бо­тах и без вся­ко­го Пу­ти­на эти­ми по­ня­ти­я­ми ру­ко­во­д­ство­ва­лись. У этих по­ня­тий в це­лом ка­кое прик­лад­ное зна­че­ние?

– Собствен­но, го­су­да­р­ство мо­жет сто­ять ли­бо на на­си­лии, ли­бо на доб­ро­воль­ном объ­е­ди­не­нии об­ще­ст­ва вок­руг сис­те­мы об­щеп­ри­ня­тых и об­ще­по­нят­ных абстра­кт­ных цен­нос­тей. По­нят­но, что мы го­во­рим не в ка­те­го­ри­ях «или – или», а в ка­те­го­ри­ях со­че­та­ния этих прин­ци­пов с те­ми или ины­ми при­о­ри­те­та­ми. В мир­ное вре­мя это, мо­жет быть, про­яв­ля­ет­ся не так яр­ко, но в мо­мен­ты кри­зи­сов, войн име­ет ре­ша­ю­щее зна­че­ние. Си­ла ре­жи­ма оп­ре­де­ля­ет­ся не ко­ли­че­ст­вом шты­ков, го­то­вых уби­вать за день­ги, а ко­ли­че­ст­вом лю­дей, го­то­вых уме­реть за этот ре­жим бесп­лат­но. А го­тов­ность уме­реть за абстра­кт­ную идею – что, кста­ти, яв­ля­ет­ся глав­ным от­ли­чи­ем че­ло­ве­ка от жи­вот­но­го – оп­ре­де­ля­ет­ся толь­ко иде­о­ло­ги­ей. Как фор­ми­ру­ет­ся иде­о­ло­гия? Она сто­ит на мно­гих ки­тах, глав­ный из ко­то­рых – куль­тур­ный код, а в его рам­ках – ис­то­ри­чес­кий код.

Мож­но ска­зать, что ис­то­ри­чес­кий код – это часть куль­тур­но­го ко­да. Куль­ту­ра – это прос­то бо­лее ши­ро­кое по­ня­тие, мож­но наз­вать это ци­ви­ли­за­ци­он­ны­ми цен­нос­тя­ми.

Как, по-ва­ше­му, долж­на стро­ить­ся ис­то­рия в свя­зи с иде­о­ло­ги­ей? Не за­у­зит ли иде­о­ло­гия ис­то­ри­чес­кий спектр?

– Ис­то­рия – са­мая по­ли­ти­зи­ро­ван­ная из гу­ма­ни­тар­ных на­ук. Ис­то­рия – по­ли­ти­ка, оп­ро­ки­ну­тая в прош­лое, как го­во­рил ака­де­мик Пок­ро­вс­кий, ос­но­во­по­лож­ник боль­ше­ви­с­тской ис­то­ри­ог­ра­фии. Она объ­ек­тив­но по­ли­ти­зи­ро­ва­на.

Ко­неч­но, го­су­да­р­ство мо­жет ей прос­то не за­ни­мать­ся – тог­да ис­то­ри­ей бу­дет за­ни­мать­ся кто угод­но под лю­бым уг­лом. А у школь­ни­ка бу­дет в го­ло­ве ли­бо ва­ку­ум, ли­бо му­сор. По­то­му что ког­да те­бе в од­но ухо го­во­рят, что Алек­сандр Невс­кий – ге­рой, а в дру­гое – что он кол­ла­бо­ра­ци­о­нист, то, учась в 6-м клас­се, очень труд­но сде­лать соз­на­тель­ный вы­вод.

Так что луч­ше уж го­су­да­р­ство по­ли­ти­зи­ру­ет ис­то­рию, чем кто по­па­ло или чу­жое го­су­да­р­ство. Нель­зя это пус­кать на са­мо­тек. По­ни­ма­е­те, ведь рус­ско­му язы­ку то­же мож­но не учить – как-ни­будь, мол, на ули­це на­у­чат­ся. Или ли­те­ра­ту­ра. Вот мы учим сей­час в шко­ле Толс­то­го, Пуш­ки­на, Шо­ло­хо­ва, но не учим Бар­ко­ва, Ве­нич­ку Еро­фе­ева, Ли­мо­но­ва… Это цен­зу­ра? В ка­кой-то сте­пе­ни да: приз­на­но, что вот этих пи­са­те­лей школь­ни­кам знать по­лез­но, а ос­таль­ных – как по­ве­зет. Это и есть прог­рам­ма.

Я счи­таю, что и с ис­то­ри­ей под­ход дол­жен быть та­кой. Долж­на быть прог­рам­ма – пан­те­он ге­ро­ев, ре­пер­ные точ­ки, ак­си­о­мы, ко­то­рые вы долж­ны знать. При­чем знать не по да­там – в чем по­роч­ность прин­ци­па ЕГЭ, ко­то­рый сво­дит­ся к за­у­чи­ва­нию цифр, дат, фа­ми­лий, – а знать и по­ни­мать ло­ги­ку со­бы­тий, их за­ко­но­мер­нос­ти, нрав­ствен­ные ос­но­вы. Ведь не страш­но пу­тать­ся в точ­ной да­те Ле­до­во­го по­бо­и­ща, но важ­но по­ни­мать, чем оно важ­но для на­шей ис­то­рии, для на­ше­го на­ро­да, в чем был ис­то­ри­чес­кий вы­бор Алек­са­нд­ра Невс­ко­го. И в та­ких ве­щах ЕГЭ не обой­дешь­ся.

Что та­кое в ва­шем по­ни­ма­нии «един­ство оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии»?

– У нас при­ня­то «ис­кать ис­то­ри­чес­кую прав­ду» толь­ко в чем-то од­ном, част­ном: то это вре­ме­на Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча Ти­шай­ше­го, то прав­да – это Петр Пер­вый, то прав­да – это боль­ше­ви­ки, ли­бо прав­да – это бе­лог­вар­дей­цы. Я скло­нен го­во­рить, что это все – прав­да в ка­кой-то сте­пе­ни. Где-то мы оши­ба­лись, где-то заб­луж­да­лись, где-то пош­ли не по то­му пу­ти… Но на­до пе­рес­тать оце­ни­вать ис­то­рию по иде­о­ло­ге­мам – на­до оце­ни­вать ис­то­рию по нрав­ствен­но­му кри­те­рию, по нрав­ствен­но­му слу­же­нию.

Мы не зна­ем, по­че­му Ми­ха­ил Фрун­зе, слу­жа крас­ным, про­яв­лял боль­шую по­ря­доч­ность, боль­ший гу­ма­низм, чем мно­гие дру­гие крас­ные ко­ман­ди­ры. Ну вот ре­шил он по­че­му-то, что слу­жить крас­ным – бла­гое де­ло, и в сво­их действи­ях при этом ру­ко­во­д­ство­вал­ся при­выч­ны­ми нрав­ствен­ны­ми цен­нос­тя­ми. А из та­ких действий ис­то­рия и скла­ды­ва­ет­ся. Точ­но так же мы мо­жем най­ти в тот же пе­ри­од ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во из­вер­гов-бе­лог­вар­дей­цев, рав­но как и ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во бе­лог­вар­дей­цев с вы­со­ки­ми нрав­ствен­ны­ми прин­ци­па­ми.

По­э­то­му на­до все-та­ки лю­дей раз­ли­чать не по иде­о­ло­ги­чес­ко­му, вре­мен­но­му, пре­хо­дя­ще­му прин­ци­пу, не по по­го­нам, а по то­му нрав­ствен­но­му стерж­ню, ко­то­рый ими дви­гал. И вот ес­ли мы с точ­ки зре­ния нрав­ствен­но­го стерж­ня бу­дем свою ис­то­рию оце­ни­вать, тог­да она бу­дет для нас еди­ной, а не рва­ной. Да, бу­дут ка­кие-то пог­ра­нич­ные си­ту­а­ции, но это бу­дет еди­ная Рос­сия.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 555 гостей онлайн