Понедельник, 23 Октября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Валентин Катаев: вездесущий затворник

В издательстве «Молодая гвардия», в серии «ЖЗЛ» готовится к публикации книга о Валентине Катаеве. Исследовать биографию классика советской литературы взялся Сергей ШАРГУНОВ, яркий прозаик, лауреат независимой премии «Дебют» и государственной премии Москвы в области литературы и искусства.

культура: Обычно монографии пишут ученые — историки, архивисты, литературоведы. Почему Вы вдруг решили попробовать себя в этом жанре?
Шаргунов: Я исходил из своей любви к Катаеву, к его книгам, языку, удивительной стилистике, в которой главное — приключения красок. Писатель он первоклассный, и, если абстрагироваться от идеологического детерминизма и начать говорить о хорошей литературе как таковой, просто невозможно не обратить на него внимания.

культура: Говорят, у Бунина было два ученика по разные стороны света — Владимир Набоков и Валентин Катаев. 
Шаргунов: Да, с Буниным их связывали самые теплые отношения. Бунин следил за творчеством своего ученика из Парижа, присылал ему вышедшие в эмиграции книги. «Дорогой учитель Иван Алексеевич» — обычное обращение Катаева в письмах. Его проза, темпераментная, объемная, раскованная, наследовала от критического реализма, сохраняла бунинскую четкость и строгость. Однако при всей удивительной катаевской литературе до сих пор не появилось ни одной его полнокровной биографии. В советское время выходили достаточно унылые, дидактичные книги с огромным количеством умолчаний, в которых яркая, колоритная личность Валентина Петровича оставалась за скобками. В наше время о Катаеве, если и пишут, то какие-то нелицеприятные вещи. Как и Алексея Толстого, его упрекают в конформизме, называют приспособленцем. А он был вне политики. Кроме того, многие обстоятельства его биографии стали проясняться только сейчас.

культура: Тот факт, что Катаев был белогвардейцем, а потом перешел к красным, известен давно. 
Шаргунов: Он прошел Первую мировую, дважды ранен, переболел тифом, вместе с братом Евгением угодил в застенки одесского ЧК, был приговорен к расстрелу. В последний момент ему велели отойти в сторону. Потом перешел к красным. И в белой контрразведке, судя по всему, ему тоже довелось побывать.

культура: Что его так бросало? 
Шаргунов: Это судьба города Одессы, там за время Первой мировой и Гражданской войны власть менялась 14 раз. Сначала были украинские националисты с немецкими штыками, потом пришла Антанта, затем правили красные, после белые и снова красные. Катаев менял взгляды, но он искренне любил свое Отечество. О белогвардейском прошлом в советские годы, конечно, не распространялся. Тогда об этом никто не говорил. И хотя на Валентина Петровича пытаются навесить ярлык приспособленца, он был человеком, безусловно, храбрым. Осмеливался возражать самому Сталину, покровительствовал Мандельштаму.

культура: В одном из интервью жена писателя Эстер Давыдовна Катаева рассказывала, что очень боялась визитов Мандельштама, которого к тому же и недолюбливала... 
Шаргунов: В то время Мандельштама уже нигде не принимали. Все опасались иметь с ним дело, кроме Катаева. Он еще и деньгами семью поэта поддерживал, а когда Мандельштама посадили, ходатайствовал за него. Катаев не менял своего отношения к человеку, какие бы тучи над тем ни сгущались. Когда Зощенко травили, приехал к нему в компании двух красоток на автомобиле с открытым верхом, украшенном воздушными шарами. Позвал кататься. Устроил праздник.

культура: Любил широкие жесты?
Шаргунов: Ему нравилось жить хорошо. И в отличие от многих других, строивших на людях постные физиономии, будучи романтиком, этим бравировал. Иногда даже эпатировал публику. Мог взять и сказать, что главное в жизни — деньги. Ездил по ресторанам, угощал дам черноморскими устрицами. Охотно покровительствовал всем, кто в этом нуждался. Ничего не жалел для друзей. Одних только литераторов, которые состоялись благодаря ему, десяток.

культура: Кто, например?
Шаргунов: Без Катаева не было бы Эдуарда Багрицкого. Они познакомились в Одессе, где вместе с Олешей, Бондариным и Нарбутом работали в ЮгРОСТА (Южное бюро Украинского отделения Российского телеграфного агентства. — «Культура»).  Багрицкий писал юморески в одесские газеты под псевдонимом «Некто Вася», и, скорее всего, этим бы его карьера и ограничилась, если бы Катаев не пригласил Эдуарда в 1925 году в Москву. Ильф и Петров — полностью его креатура. Брат писателя Евгений Петрович Катаев служил инспектором в одесском уголовном розыске, затем  работал в одесских газетах, где и познакомился с Ильей Файнзильбергом. В Москву их привез Катаев, придумал им фабулу романа «12 стульев». Подарил Кису Воробьянинова и практически все сюжетные ходы. Говорят, Катаев стал прототипом Остапа Бендера.

культура: Значит, Остапа придумали все-таки Ильф и Петров?
Шаргунов: Да, и когда они прочитали окончательную версию романа, где уже вовсю действовал Великий комбинатор, Катаев снял свое имя — изначально, согласно договору, на обложке должны были стоять три фамилии. Попросил подарить с гонорара портсигар. Они преподнесли ему золотой, правда, не мужской, а дамский... Вообще, в жизни Катаева много удивительных пересечений с другими знаменитыми современниками. В поезде он познакомился с Троцким, дружил с Фадеевым и Асеевым, дрался с Есениным. Виноват, кстати, был Сергей Александрович, который спьяну высморкался в скатерть на званом обеде у Асеевых. У Катаева провел свой последний вечер Владимир Маяковский...

культура: Писали, что Маяковский был с ним в сложных отношениях. Лиля Брик чуть ли не запрещала, по крайней мере отговаривала общаться с «Катаичем». 
Шаргунов: Но Маяковский продолжал ходить к Катаеву. На этих вечеринках собирался весь московский бомонд. В свой последний вечер поэт находился там вместе с возлюбленной, актрисой МХАТа Вероникой Полонской. Был в тяжелом предсуицидальном состоянии, в разговорах не участвовал, не слушал острот. Все обменивался с ней записками, бросал эти клочки бумаги через стол. Позже недоброжелатели выдвигали версию, якобы Катаев подвиг Маяковского на этот шаг, крикнув: «Только не вздумайте повеситься на подтяжках!» Но, по-моему, это ерунда. Они соперничали, пикировались и дружили — ездили вместе на бега, резались до утра в «девятку». Вообще, когда пишешь биографическую книгу, узнаешь массу новых поворотов, невольно делаешь открытия. У меня даже возникла гипотеза, что булгаковский Шариков «родом» из стихотворения Маяковского. Владимир Владимирович когда-то написал эпиграмму в журнал «Красный перец», речь шла о неком приспособленце, который нахлобучил пролетарскую кепку и теперь вещает о высоких идеалах со страниц газет. Фамилию он носил Шариков. Примерно в те же годы Катаев познакомил Булгакова с Маяковским.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 759 гостей онлайн