Среда, 22 Сентября, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Подрыв экономики – снаружи или изнутри?

В качестве иных причин для снижения рейтинга России называется подрыв российской экономики из-за событий на Украине (имеются в виду, видимо, санкции Запада) и ухудшение инвестиционного климата. Наши власти негодуют и подрыв экономики санкциями Запада отрицают. Я тоже отрицаю - что подрыв осуществлен санкциями Запада. Напротив, даже и вопреки абсурдной политике наших властей, эти санкции давали какой-то шанс на запуск не только бесплодной риторики, но истинного процесса импортозамещения. Но шанс не используется. А сам подрыв экономики – как можно отрицать? Подрыв экономики – налицо, но осуществленный самими же нашими властями, прежде всего, обваливанием национальной валюты и завышением ставки кредитования реального сектора.

Соответственно, и с инвестиционным климатом аналогично: какой климат, какие инвестиции при ненадежной национальной валюте? А также при отсутствии ясных перспектив: если бы власти не мечтали побыстрее замириться с Западом, отменить все встречные санкции и задали бы долгосрочные (на десятки лет вперед) параметры уже безусловной (независимой от дальнейшей воли Запада) защиты внутреннего рынка, то, поверьте – у нас все равно, несмотря на все прочие препятствия, возник бы совершенно фантастический инвестиционный климат. В современном мире, при наличии гарантированного долгосрочного спроса на производимую продукцию и минимально заслуживающей доверия национальной валюте, инвестиции появляются вообще невесть откуда – хоть из Антарктиды. Но этого гарантированного на десятилетия вперед спроса на производимую внутри России продукцию наши власти не обеспечили. И потому разве Moody’s не прав, что это видит и учитывает?

А судьи кто и чему служат?

Отдельного внимания среди факторов, определивших снижение инвестиционного рейтинга России, достоин такой, как ограничение доступа России к международным рынкам капитала.

На первый взгляд, конечно: как же это вообще - без международных рынков капитала? Но всерьез об этом можно говорить только в случае, если и впрямь веришь, что богатство народов именно из этих самых рынков и проистекает. А не из созидательного труда самих этих народов.

Более того, напомню, речь идет не о неких абстрактных рейтингах «перспективности» государств, но о совершенно конкретном предмете - об оценке способности государства расплачиваться по внешним долгам. И тогда только два варианта.

Если у государства долг сравнительно мал, как (если говорим именно о государственном долге) у современной России, то какая разница, есть ли доступ к международным финансовым рынкам или нет? Какая разница, могу ли я где-то переодолжиться, если у меня в принципе нет такой необходимости?

Если же долг уже велик и неподъемен, то тут возникает другой вопрос: ставя оценку возможности государства расплатиться по своим обязательствам в зависимость от возможности переодолжиться где-то еще (от доступа к международным финансовым рынкам), не поощряют ли эти агентства элементарное финансовое пирамидостроительство?

Какова же тогда цена их рейтингам?

Возвращаясь же «к нашим баранам»: если у России как государства реальный внешний долг на деле невелик (всего около полусотни млрд. долларов – не путать с суммарным долгом государства и частного сектора, включая долг полугосударственных корпораций – суммарно в семьсот миллиардов долларов), пусть агентство Moody’s и прогнозирует чистый отток капитала из страны на этот год в 272 млрд. долларов (в пять раз больше нынешнего госдолга), пусть прогнозирует снижение ВВП за пару лет на 8,5%, пусть прогнозирует инфляцию в 22%, но если мы брать в долг денег не будем, то, казалось бы, и неспособности выполнять свои обязательства взяться неоткуда?

Откуда же взялся не будущий, если мы когда-то начнем набирать долги, а нынешний прогноз нашей долговой несостоятельности?

Получается, что, несмотря на всю уже описанную выше игру нашей власти в поддавки с Западом, тем не менее, Moody’s по большому счету неправ – оснований полагать Россию в ближайшее время неплатежеспособной нет?

Все – на наращивание внешнего долга страны?

К сожалению, здесь мы должны вспомнить о еще одной игре нашей власти в поддавки с Западом, которую я называю еще и игрой в поддавки с бандитами и скупщиками краденого. Я имею в виду историю с нашим долгом перед бывшими акционерами «ЮКОСа». Ранее я неоднократно подробно писал об этом, сейчас же нелишне напомнить главное: счетчик уже включен – мы не просто должники, но еще и просрочившие выплаты. Начиная с 15 января за каждый день невыплаты грабителям и скупщикам краденого 50 млрд. долларов (то есть еще одного нашего нынешнего госдолга) нам набегает внушительная пеня. Откуда же взялся этот долг, фактически удвоивший наш госдолг (подчеркиваю, это не долг «Роснефти», а именно долг России, то есть, госдолг) уже до ста миллиардов долларов (чего в нашей бюджетной статистике еще нет)? А взялся он исключительно из превышения нашей исполнительной властью своих полномочий и подведения ею России по нашему сугубо внутреннему спору под юрисдикцию международного третейского суда на основании договора, не ратифицированного нашим парламентом (см. ранее мои публикации в «СП» на эту тему, начиная со статьи «Почему мы все в долгу у скупщиков краденого?»).

Что это, как не игра в поддавки, удвоившая наш внешний долг?

Но вместо решительного пресечения этой игры, запрета на какое-либо даже предварительное общение с внешними судебными инстанциями по соглашениям, не ратифицированным нашим парламентом, а также привлечения к ответственности виновных в нынешней коллизии, какие-то, уж простите, слабые и бесперспективные попытки апелляций.

А в отношении другого аналогичного нашего долга этим же субъектам – еще в 1,86 млрд. евро по решению ЕСПЧ, по которому все апелляции уже с треском проиграны, - министр юстиции России, выражая несогласие с решением ЕСПЧ, тем не менее, заявляет: «Жизнь покажет, в какой степени это решение сможет быть исполнено РФ». Это «сможет быть исполнено» - как понимать мировым рейтинговым агентствам?

Если высшие должностные лица какого-либо государства официально заявляют о том, что страна не то, что однозначно не признает какой-то значительный по объему долг, выходит из каких-то международных организаций и соглашений, но просто не известно, сможет ли решение быть исполнено, то разве это не дополнительное основание для всех мировых рейтинговых агентств усомниться в платежеспособности и/или в договороспособности этой страны?

Как это понимать, если не как игру с нашим противником в поддавки?

А, может быть, агентство Moody’s небезосновательно полагает или даже точно уже знает, что подобная игра в поддавки продолжится, и завтра наш (России) внешний долг еще удвоится – вследствие каких-нибудь новых, нам еще не известных подобных игр нашей власти?

Фото: YAY/ stock chart/ ТАСС

Источник: svpressa.ru
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


Курсы валют на 22 Сентября
usdUSD73.21(-0.12)
eurEUR85.86(-0.02)
Курсы металлов на 22 Сентября
auЗолото4157.60(+14.84)
agСеребро53.09(+0.29)
ptПлатина2177.12(-10.79)

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1418 гостей онлайн