Понедельник, 21 Мая, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

За 12 месяцев российского эмбарго сельское хозяйство ЕС потеряло 2,2 миллиарда
Ана Рут Силва (Ana Rute Silva)

В течение одного года экспорт продовольствия в Россию упал на 29%. По оценкам Всемирного банка, из-за эмбарго в сельскохозяйственном секторе под угрозой оказываются 130 тысяч рабочих мест.

В условиях глобализации рынка то, что поражает одного, в итоге сказывается на всех. И обширные последствия вступившего в силу 7 августа 2014 года российского эмбарго на производимые в Европейском союзе продукты питания не заставили себя долго ждать. Последние данные подтверждают траекторию убытков: в период с апреля 2015 года по март 2016 года объем продаж сельскохозяйственной и продовольственной продукции из стран ЕС в Россию составил в общей сложности 5,5 миллиарда евро, что на 29% меньше по сравнению с прошлым годом. Если посчитать, за 12 месяцев убытки составили 2,2 миллиарда евро.

В конце прошлого года доклад Европарламента, где среди прочего цитировались данные Всемирного банка, оценивал потенциальную потерю рабочих мест в секторе в 130 тысяч. Еврокомиссия несколько разряжает ситуацию и в своем последнем отчете, посвященном экономическим последствиям эмбарго, подчеркивает, что «наиболее пострадавшим секторам удалось найти альтернативные рынки как внутри, так и за пределами Европы».

Тем не менее фермеры продолжают призывать к снятию эмбарго, поскольку последствия политического решения Москвы оказались наиболее ощутимы именно в агропродовольственном секторе. Российские санкции были продлены до августа 2016 года, но неизвестно, будут ли их сроки расширены далее. Реакция России на экономические и финансовые санкции, введенные Европейским союзом, Норвегией, США, Австралией и Канадой (как следствие конфликта на Украине), ударила непосредственно по фермерам, особенно тем, кто занимается производством фруктов, молока и разведением свиней —последняя отрасль сегодня переживает в Португалии один из своих наиболее серьезных кризисов.

В целом, эмбарго отвечает за потери 1,7% дохода в сельском хозяйстве Европы, и Португалия здесь не стала исключением. Не потому, что пострадала непосредственно от потери важного клиента (в 2014 году экспорт сельскохозяйственной продукции в Россию составлял всего 24 миллиона евро от общего пирога в более чем два миллиарда евро), но ввиду косвенных воздействий.

Россия была вторым по величине покупателем сельскохозяйственной продукции ЕС, и 73% ныне запрещенных товаров предоставлялись государствами-членами. Лишившись возможности выхода на этот рынок, производители приступили к поиску других клиентов, начиная с собственных партнеров по Евроcоюзу. Приведем конкретный пример: Польша, крупнейший в мире экспортер яблок, ежегодно производит три миллиона тонн и около трети продавала России. После закрытия коммерческой границы Польша начала экспортировать продукцию в другие европейские страны, тем самым повышая предложение и, следовательно, снижая цены. Другой пример — груша. Падение цен, которое почувствовали на себе португальские производители, составило от 30 до 40% и случилось буквально несколько дней спустя после объявления эмбарго.

Снижение цен негативно сказалось и на таких чувствительных секторах, как производство молока (где одновременно с этим были отменены квоты) и свинины, ухудшая показатели рентабельности и бизнеса самих производителей. Поиск альтернативных рынков был выдвинут как одно из возможных решений, однако он не способен возыметь мгновенных практических эффектов. Помимо того что на поиск клиентов требуется время, есть страны, где существует официальный запрет на продажу той или иной продукции.

В настоящее время Россия занимает 15-е место в списке крупнейших клиентов Португалии, если брать в расчет сельскохозяйственную продукцию, и поддерживает эту связь лишь благодаря тому, что вино и оливковое масло не вошли в перечень запрещенных продуктов. По последним данным, в 2015 году экспорт в эту страну (за исключением пищевых продуктов, выпускаемых промышленностью) снизился на 23% до 18 миллионов евро.

Политическое оружие, примененное в ходе украинского конфликта

Ответ Европы
  • Замораживание активов и запрет на въезд для ряда российских граждан, включая предпринимателей, высших государственных чиновников и людей из круга Владимира Путина. Замораживание активов также распространилось на десятки компаний.
  • Запрет на импорт товаров из Крыма и Севастополя, а также на инвестирование или предоставление услуг этим регионам.
  • Запрет на выдачу долгосрочных кредитов или продажу финансовых инструментов целому ряду российских государственных банков, равно как и энергетическим и оборонным предприятиям.
  • Запрет на продажу материалов, оборудования и технологий для использования в военных целях и для добычи нефти.
  • США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Норвегия и Япония ввели аналогичные санкции.
Ответ России
  • Запрет на въезд в страну для десятков граждан США (в том числе сенатора Джона Маккейна и двух советников Барака Обамы), Канады и стран Европейского союза (португальских граждан в списке нет). Ограничение затрагивает главным образом политиков.
  • Эмбарго на импорт мяса, рыбы, овощей, фруктов и молочных продуктов из стран, присоединившихся к санкциям.

Источник: inosmi.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 599 гостей онлайн