Вторник, 17 Июля, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Фальсификаторы России
Василий Симчера

Специально для альманаха «Развитие и экономика»

Хотите, чтобы вам верили – извращайте всё и лгите. Хотите, чтобы не поверили – утверждайте истину и говорите, как того требуют в суде – правду, только правду и ничего, кроме правды.

В прошлой жизни заниматься фальсификацией - это было призвание. Ныне – это целая наука и излюбленная профессия. Профессия не обыкновенной лжи и обмана, но профессия, высшим пилотажем которой сегодня является отрицание правды другой  правдой путём всеобщего её извращения и превращения в свою абсолютную противоположность. Правдой фальсификации (и далее фальсификации фальсификацией), которая таким образом превращает любую продуцируемую ложь в общепризнанную истину, а любую очевидную истину – в ложь. Технология такой  лжи, которая в наш век обретает силу закона и становится государственной политикой, сегодня  до деталей отработана, а её медиаторы, эти её акторы и бенефициары-выгодополучатели,  благодаря этому  в современном мире стали едва ли не глаавными его властелинами и пророками. Так обстоит сегодня всё и везде с изумляющими разрывами между словом и делом, подлинным фактом и произвольным мнением о нём, но трижды так (и прежде всего так) в современной статистике – этой первой науке о доказательствах, основанных на правде, только правде и ни на чём ином, кроме святой правды.

Все знают, что в современной статистике (и, к сожалению, далее везде, только в одной статистике) официальные оценки  во многом искажают истинное положение дел, далеко не всегда соответсвуют действительности и в своей основной массе не заслуживают доверия. Почему же они тогда (и не только у нас, в одной России)находят поддержку среди большинства людей и десятилетиями не меняют градус одобрительного поведения населения? Напротив, в России мы являемся свидетелями пародоксального феномена: не только любой объективный факт или любое самое справедливое суждение, но и сам их автор, а не откроывенная ложь в стране сегодня, как правило, вызывают дикое патриотическое  отторжение и, без суда и следствия, подвергаются оскорбительным осуждениям.

И пускай бы такое сочувственное отношение к фальсификации и явному самообману наблюдалось у нашего сомнительного чиновника или жирующего казнокрада и приласканного властями наёмного барзописца, что как бы понятно, но оно сегодня характерно едва ли не для каждого обворованного и нищего жителя страны, что, разумется, удивительно.

Молчаливые наши люди в своей основной массе одурачены зомбированной пропогандой, противопоставить сегодня которой нечего и некому. Здоровая оппозиция и наука, как высший арбитр истины и былая первая законодательная власть, разорены и разгромлены, все их здравые суждения и альтернативные  доказательства утратили силу и стёрты с лица трезвой России. Такое, как известно, характеризует времена тупой реакции и случается обычно накануне крутых социальных перемен и потрясений.

Как противодействовать этим едва ли не самым губительным для России зррозирующим процессам? Рецепт, как и диагноз, простой: страну надо лечить и можно вылечить одним: трезвыми оценками и здравым смыслом, основанными на очищении всех её нынешних болезненно великодержавных самомнений и изрядно искажённых оценок от скверны агрессивного обмана, надувательства и фальши. Да, истину и правду в России от неминуемого уничтожения могут спасти (и  при разумном  решешии вопроса спасут) трезвые, ничем не обременённые (очищенные  от всякого рода корыстных спекуляций), объективные оценки и не спасут (и никогда не спасали) никакие доморощенные формы лжи и обмана, какими бы они не были изощрёнными и, как  теперь у нас, едва ли не самыми лучшими во всём мире. Вот какие оценки нам бы сегодня помогли и вот как нам сегодня к ним, на взляд авторов настоящей работы, можно было бы приблизиться.

***

Если из современных публикаций, включая все официальные статистические  издания, вычеркнуть сомнительные и мнимые цифры, то это не означает, что там останутся одни действительные числа. Скорее всего, если это по- настоящему сделать, там, кроме одних голых слов и названий, ровным счётом не останется ничего. Вот  примеры.

Фактическая инфляция в России зашкаливает за -25% в год (инфляция у  пенсионеро и бедных – за 35%), тогда как по публикуемым официальным данным, в частности при выплате пенсий, она индексируется  в два, а то и в три раза ниже (в 2014г. – 6%, в 2015г. – 12,9%, в 2016г. – 4%), степень износа (не путать с амортизацией) основных фондов превышает 80% (оценка Росстата – 48,6%),  уровень освоения наличных ресурсов 18%, коэффициент использования освоенных производственных мощностей – 43% (офциальная оценка - 75%), доля убыточных предприятий превышает 66% (по оценкам Росстата – 35%), а предприятий с участием иностранного капитала - 70% (по сведениям Росстата – 17,2% в промышленности и 33,6% в торговле), в том числе офшорного – 40%.

В России фиксируются самые высокие в мире отметки расхождений между декларирумыми данными ФТС России и ВТО, которые  превышают 450 млрд. USD в год, в том числе    данными Беларуси и Казахстана (50 млрд. USD). Из-за недостоверноного учёта бюджет России в виде не уплаченных пошлин теряет свыше 170 млрд. USD в год – сумму, равную его нынешнему общему объёму. Кратно (на 50 млрд. USD в год) фальсифицируются  оценки оттока капитала  («серый нал», возврат фиктивного НДС; данные Мирового банка). Везде разница фактических значений по сравнению с официальными статистическими  оценками – в 2-3 раза и больше.

Фактические темпы роста ВВП, инвестиций и ряда других ключевых показателей у нас уже целый ряд лет находятся в минусе, прогнозные значения многократно пересматриваются и оказываются ниже фактических, тогда как положение дел, при усиливающейся стагфляции и растущих потерях, на всех властных уровнях расценивается как якобы вполне удовлетворительное.

В стране взяла верх и повсемесно доминирует государственная идеология дезинформации, единственным эффективным орудием борьбы с которой признаётся ещё большая дезинформация. Между тем наша наука, как высшая интеллектуальная власть, призванная давать объективную оценку превратно номинируемым явлениям, занимает в этой борьбе нейтральную позицию и по умолчанию становится соучастницей углубления дезинформации в России. А ведь былая отечественная практика ещё недавно в не менее сложных условиях социально-экономического развития квалифицировала подобные безобразные явления не только как аморальные, но и уголовные.

***

О разрывах между мнимыми и альтернативными или действительными числами, словом и делом, мифами и реальностью, номинирующими в каждом конкретном случае разрывы между материей и сознанием, сущностью и явлением, то есть разрывы между означаемым и означающим или изображением и изображаемым, их природе и последствиях, говорят и пишут давно и много. Не только на большинстве современных каналов российского ТВ и в СМИ, но сегодня и в науке,  изобличая друг друга во лжи и обмане и воюя все против всех, практически только этим и занимаются.

Но какова мера этих разрывов? Как их определять и  преодолевать, какова здесь у человека перспектива получить вразумительные смыслы и предприимчиво воспользоваться ими, не впадая самому в ложь в повседневной жизнедеятельности? Ответов наука до сих пор знает мало или вовсе не знает. И это особенно пагубно сказывается там и тогда, где и когда решения надо принимать, опираясь на точные меры и оценки, а вместо этого они принимаются вслепую, на авось,  ограничиваясь, как правило, куцыми доморощенными данными, а подчас и попросту одними  вымыслами и гаданиями.

С таким превратным пониманием информации мы имеем дело сегодня практически во всех сферах нашей жизни, но наиболее пагубно оно сказывается на социально-экономическом развитии, где разрывы между реальными, альтернативными и мнимыми экономическими оценками (и далее фактическими и критическими их значениями) и, следовательно, между правдой и вымыслами достигают кратных, а во многих случаях - порядковых значений. Анализ причин и путей преодоления этих разрывов представляет предмет многочисленных самостоятельных исследований и в содержательном контексте такой анализ буквально по каждому отдельно взятому наблюдаемому явлению и факту  еще только предстоит осуществить.

Даже великий мыслитель Гегель, рассматривая эти разрывы на уровне своей космической диалектики, жаловался, что ему, на этом самом высоком этаже научного осмысливания окружающего мира, не хватает не только исследовательского инструментария, но и целого множества самых общих терминов и понятий, чтобы хотя бы в самой умозрительной форме, без каких-либо деталей адекватно  представить динамику и структуру этих разрывов в пространстве и времени  и сделать что-то для их преодоления  хотя бы на этом самом общем мировоззренческом уровне.

Почему эти разрывы приковывают к себе  внимание сегодня? По каким мотивам они, несмотря на очевидные факты их перманетного умножения в конкретных условиях места и времени апологетически отрицаются или огульно сглаживаются? Носителями чьих интересов они являются и какие классовы цели преследуют? Очевидно, что ответы на эти классовые вопросы имеют не только чисто умозрительное значение.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 377 гостей онлайн