Понедельник, 21 Мая, 2018
   
(3 голоса, среднее 2.33 из 5)

Меняя энергетическую платформу Евразии
Пепе Эскобар

Иран, Китай и Трубопроводистан

Трубопроводистан – основная евразийская энергетическая шахматная доска – никогда не спит. Недавно именно Россия по-крупному играла на всех фронтах, две чудовищных сделки с Китаем в прошлом году, начало работ по «Турецкому потоку» взамен «Южного потока» и вторая ветка «Северного Потока» в Германию.

Теперь, с учетом возможности снятия санкций с Ирана к концу 2015 – началу 2016 года всё подготовлено к возрождению одной из самых зрелищных мыльных опер, за которой я следил годами: схватке между газопроводами ИП (Иран-Пакистан) и ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия).

ИП стоимостью $7.5 миллиардов уже многие годы бьётся о стену – став жертвой жёсткой силовой геополитической игры. ИП первоначально был ИПИ – связан с Индией; оба, и Индия, и Пакистан крайне нуждаются в иранской энергии. И всё же бесконечное давление администраций сначала Буша, а потом Обамы, вытолкнуло Индию из проекта. А затем санкции навсегда его застопорили.

Теперь министр нефти и природных ресурсов Пакистана Шахид Каган Аббаси клянётся, что ИП уже на ходу. Иранский отрезок 1800 километров трубопровода уже построен. ИН берет начало на огромном газовом месторождении Южный Парс – крупнейшем в мире – и заканчивается в пакистанском городе Навабшах, вблизи Карачи. Геополитическое значение этого стального центрального шнура, связывающего Иран и Пакистан не могло быть более наглядным.

И тут появляется же – кто ж ещё? – Китай. Китайские строительные компании уже начали работу на участке между Навабшахом и ключевым пунктом Гвадаром, у иранской границы.

Китай финансирует пакистанский участок ИП. И по очень весомым причинам – ИП, для которого Гвадар представляет собой ключевой хаб, крайне значим в намного большей игре: для $46 миллиардного экономического коридора Китай-Пакистан, который в итоге свяжет Синьцзянь с Персидским Заливом через Пакистан. Да, повторим, мы прямо в центре территории Нового Шёлкового Пути (Путей).

И следующий шаг в отношении Гвадара станет существенным для китайской энергетической стратегии: расширение ИП до Синьцзяна. Это огромная логистическая проблема, включающая строительство трубопровода, параллельного геологии – бросающего вызов магистрали Каракорум.

ИП будет продолжать колебаться из-за геополитики. Базирующийся в Японии и весьма подверженный влиянию США Азиатский Банк Развития предоставил кредит $30 миллионов в помощь Исламабаду для строительства первого СПГ-терминала. АБР знает, что иранский природный газ обойдётся Пакистану намного дешевле в сравнении с импортом СПГ. И всё же план АБР – по сути, американская программа – выйти из ИП и полностью поддержать ТАПИ.

Это значит, что в ближайшем будущем весьма вероятно, что Пакистан всё больше будет полагаться на продвигаемый Китаем Азиатский Банк Инфраструктурного Развития в развитии инфраструктуры, а никак не на АБР.

Недавно месторождения ИП стали ещё более стеснены, с появлением в деле «Газпрома». «Газпром» тоже хочет инвестировать в ИП – а значит, Москва сближается с Исламабадом. Это часть другого ключевого геополитического гамбита – Пакистан признается полноправным членом ШОС, как и Индия, и это вскоре произойдёт и с Ираном. На данный момент сотрудничество Россия-Пакистан уже очевидно – в соглашении о строительстве газопровода от Карачи до Лахора.

Поговорим с (новыми) муллами

И что значат все эти действия для ТАПИ?

Мыльная опера ТАПИ стоимостью $10 миллиардов тянется со времён первой администрации Клинтона. Именно этого США всегда хотели от Талибана – договора о строительстве газопровода в Пакистан и Индию в обход Ирана. Все мы знаем, как всё это рухнуло.

Смерть муллы Омара – когда бы она не случилась – может изменить игру. Не сейчас, ведь есть летнее наступление Талибана, а переговоры о «примирении» в Афганистане приостановлены.

Что бы ни случилось дальше, все проблемы, преследующие ТАПИ, остаются. Туркмения – адепт самоизоляции, идиосинкразивная и ненадёжная, если только договаривается не с Китаем – полная тайна в том, что касается запасов природного газа (шестая или третья по запасам в мире?)

И идея предоставления миллиардов долларов на строительство трубопровода, проходящего по зоне боёв – от западного Афганистана до Кандагара, не говоря уж о прохождении через Балуджистан, подверженный сепаратистским нападениям – не что иное, как полное безумие.

Тем не менее, основные игроки остаются в игре. Французская Total, по-видимому, лидирует, за ней не отставая, следуют российские и китайские компании. Интересы «Газпрома» в ТАПИ – ключевые – ведь трубопровод, если будет построен, очевидно присоединит в будущем и другие, бывшие частью огромной энергетической сети бывшего Советского Союза.

Ещё более усложняет ситуацию то, что существуют беспокойные отношения между Газпромом и Туркменией. До недавних пор, до эффектного явления Китая, Ашхабад зависел большей частью от России, которая поставляла на рынок туркменский газ и, в меньшей степени, иранский.

Частично продолжая идущие споры, Туркменгаз обвинил «Газпром» в экономической эксплуатации. Так каков же план «Б»? Опять же, Китай. Пекин уже покупает более половины туркменского газового экспорта. Он идёт по трубопроводу Китай-Центральная Азия, полная мощность составляет 55 миллиардов кубометров в год, на данный момент используется лишь наполовину.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 604 гостей онлайн