Среда, 22 Ноября, 2017
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Две страны внутри России
Андрей Иванов

Разрыв между Москвой и провинцией увеличивается с каждым годом

Российская столица занимает второе место в мире по числу живущих в городе миллиардеров. Всего их в Москве 56. Больше только в Нью-Йорке. Рейтинг, составленный британской английской консалтинговой компанией WealthInsight, в очередной раз высветил разрыв между столицей и всей остальной Россией.

В общественном сознании давно укоренилось мнение, что Москва – это не Россия. Чтобы это понять, достаточно отъехать от столицы на несколько десятков километров. Не говоря уже о том, чтобы приехать в какой-нибудь районный центр. Первое, что бросается в глаза – это архитектура. Даже областных центров. В Москве сегодня вся территория (если не брать Новую Москву) застроена многоэтажными домами. Новый асфальт, ухоженные дороги, отлично работающий общественный транспорт, развитая инфраструктура. В провинции – огромное число деревянных изб, разбитые тропинки между ними, носящие гордые названия проспектов.

В Москве жизнь быстрая. Здесь люди вынуждены «крутиться». Получать хорошее образование, культурно развиваться. В провинции чуть ли не единственным проявлением творчества становится ремонт квартиры. Не случайно, самые популярные вывески там это «Все для ремонта» и «Автозапчасти». Центр досуга в небольших городах – это рынок. Он же главное предприятие, площадка для взращивания местной «элиты». Бандиты с рынка, администрация рынка, торговцы с рынка – это самые влиятельные люди в городе, которых выбирают в местные советы и мэрами.

Сильно различается уровень зарплат при схожих ценах. Заработать за месяц 25 тысяч рублей в провинции считается большим достижением. Соответственно, никаких возможностей для путешествий, встреч с друзьями в модных кафешках. Театров и музеев практически нет. Только работа (15 минут ходьбы от дома), приготовление супов, ремонт квартиры, починка автомобиля.

Сильные и инициативные пытаются вырваться из родных мест и попасть в Москву. Любой ценой. Готовы тесниться в съемных квартирах, работать без выходных в трех местах. Потому, как считают люди, в столице живут, а в провинции – проживают.

Но не приведет ли этот разрыв между Москвой и остальной Россией к необратимым социальным последствиям? У нас в истории уже был опыт сосуществования двух Россий. Одна говорила на французском, читала книги, обсуждала романы. Другая была безграмотной, прозябала в нищете. Кончилось это в 1917 году. Одна Россия просто уничтожила другую.

– Разрыв между Москвой и провинцией есть очень важный показатель социального неравенства в стране, – говорит директор Института национальной стратегии Михаил Ремизов. – Разрыв по качеству и уровню жизни. Одной спасительной меры, как сократить этот разрыв, конечно нет.

Первое – нужны серьезные вложения в инфраструктуру. Это важно и для простых людей, и для делового климата. К сожалению, сейчас приходится говорить о слабом развитии инфраструктуры.

Второе – необходимо изменить налоговое законодательство. Необходимо изменить пропорции налоговых отчислений между федеральным центром, регионами и муниципалитетами. Сегодня на районном уровне лежат все тяготы содержания больниц и школ, а денег у местных властей нет. Важно так же, чтобы работающие предприятия регистрировались по месту нахождения.

Третье – надо перераспределить трудовые ресурсы. Сегодня в провинции до половины мужского населения работают охранниками. По сути, это – скрытая безработица. Формально все имеют работу, а по факту – в регионах не хватает современной промышленности. Качество занятости во многих субъектах РФ очень низкое.

Пока правительству не удается создать новую модель экономического развития. Есть сейчас целевые программы по развитию Дальнего Востока и Северного Кавказа. Деньги тратят, а эффективность пока низкая.

Важно развивать и регионы Центральной России. Именно эти регионы самые депрессивные. Так же необходимо комплексное планирование развития регионов. Всё надо делать по науке.

«СП»: – Разрыв между столицей и провинцией может привести к серьезным последствиям?

– Пока противостояние Москвы и регионов носит инерционный характер. Разрыв увеличивается, напряжение растет. Причем некоторые государственные решения способствуют этому. К примеру, создание большой столичной агломерации. Вместо того, чтобы рассредоточить рабочие места и людей по стране, создают огромную Москву. Но вряд ли это приведет к социальному взрыву. К сожалению, главной формой русского бунта всегда было вымирание. То есть, депрессивное состояние регионов приводит не к взрыву, а к угасанию. Это намного хуже.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев:

– Ощущение, что Москва и остальная Россия две разные страны, у нашего народа сложилось давно. До середины 1950-х Москва вообще была закрытым городом. Человек должен был показать билет или приглашение. Москва всегда была оазисом, где вкуснее ели и слаще спали.

Сегодня мы видим аналогичную ситуацию. Кстати, многие наши миллиардеры живут в Москве, но формально прописаны в других местах. Если все миллиардеры съедутся в столицу, то она обгонит Нью-Йорк.

Москва – это не Россия. Причина этого в том, что у нас феодальный тип государства. То есть, главный источник капитала у нас это государство. Как мы знаем, миллиардерами назначали. Как честно говорил Чубайс, приватизация – это не экономический, а политический процесс. Больше всех получил тот, кто был ближе к власти.

Можно добывать нефть где-нибудь на Севере, но право на добычу можно получить только в Москве. Поэтому Москва всегда будет продуцировать самых богатых. Все вопросы можно решить только в столице.

В то же время, Москва – это витрина. Здесь искусственно поддерживается высокий уровень жизни. Естественно, это порождает психологический конфликт.

Жители провинции, которые были в Москве, рассказывают дома, как в столице жируют. Хотя таких людей с каждым годом меньше. У нас очень дорогой транспорт. Даже те, кто живет в провинции неплохо, не имеют возможности добраться до Москвы.

Провинциалы задаются вполне обоснованным вопросом: «Чем они лучше нас?» Но пока это пассивный протест. Люди смотрят по телевизору футбол и костерят москвичей.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 650 гостей онлайн