Четверг, 14 Ноября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Таким образом, США при Бараке Обаме продолжают делать ставку на создание или поддержание постоянной нестабильности на Большом Ближнем Востоке. В случае успеха они могут получить возможность поставить под свой контроль огромные энергетические ресурсы и маршруты их транспортировки, а также иные природные ресурсы, препятствуя появлению на пространстве от Марокко на западе до Индонезии на юго-востоке новых полюсов силы.

Одновременно с этим Барак Обама на встрече с прессой 20 августа 2012 г. четко заявил о том, что военное вмешательство США в сирийский конфликт возможно, при условии, что будут свидетельства того, что сирийская сторона проводит какие-либо действия в отношении химического оружия, будь то транспортировка или готовность к применению.

Еще одним регионом, куда направлено внимание США при Бараке Обамы, является Арктика, пространство, содержащее в себе около 13% неразведанных мировых запасов нефти и 30% оценочных мировых запасов газа.

Помимо экономического, Арктика имеет и военно-стратегическое значение. Через ее территорию проходят кратчайшие морские и воздушные маршруты, соединяющие Северную Америку и Евразию. Более того, регион представляется чрезвычайно удобным «для старта баллистических ракет, размещения систем противоракетной обороны и других элементов систем стратегического сдерживания». Благодаря глобальному потеплению, военно-морские силы государств имеют возможность осуществлять активную деятельность здесь независимо от времени года. Все это и объясняет рост военной активности приарктических государств, которая выражается в возобновлении патрулирования авиацией воздушного пространства и морских акваторий средствами военно-морских сил, проведением крупномасштабных учений, планами по строительству военных баз.

США являются единственным из основных развитых государств, которое до сих пор не ратифицировало Конвенцию ООН по морскому праву. Этот документ в значительной степени усилил бы позиции Вашингтона в части отстаивания своих интересов в мировых акваториях Тихого и Северного Ледовитого океана, туда, куда активным образом проникает такое государство как Китай. В связи с этим Президент Барак Обама поставил себе одной из основных задач добиться ратификации этого документа в Сенате США еще до президентских выборов в ноябре 2012 г. Однако, в связи с широкой дискуссией, этот вопрос был перенесен на осень выборного года, что позволяет предположить то, что до окончания президентских полномочий Б. Обамы документ так и не будет утвержден.

Еще одним активным шагом Администрации в направлении закрепления позиции в Арктическом регионе стало подписание Президентом США 9 января 2009 г. президентской директивы США о национальной безопасности, касающейся политики в арктическом регионе (National Security Presidential Directive Arctic Region Policy). Формально документ был подписан еще Президентом Дж. Бушем-мл., однако, без всякого сомнения, он составлялся исходя из взглядов избранного Президента США Б. Обамы.

В списке ключевых национальных интересов США в Арктике, согласно этому документу, на первом месте стоят такие проблемы, как противоракетная оборона и раннее предупреждение, развертывание морских и воздушных систем для стратегических перевозок, стратегическое сдерживание, присутствие военно-морских сил США и обеспечение беспрепятственной навигации и воздушных полетов в этом регионе.

На втором месте идет традиционный для США интерес по обеспечению безопасности и предотвращении возможных террористических актов, которые могут нанести ущерб национальным интересам в регионе.

Отдельное внимание уделено проблеме безопасности территориальных вод, экономической зоны и континентального шельфа.

В документе Арктическая дорожная карта Министерства военно-морских сил США (US Navy Arctic Roadmap), часть из которого была рассекречена и опубликована 10 ноября 2009 г., говорится о том, что по определенным данным уже к 2030-м гг. Арктика может существенно лишиться льда. Это сильно повлияет на систему добычи полезных ископаемых, туризм, науку и полностью изменит мировою транспортную систему. Командование ВМС США отмечает, что преимущества, скрытые в такой ситуации, соседствуют с вызовами, которые могут возникнуть, а именно – соперничество и даже конфликты за обладание природными ресурсами.

Большое внимание США уделяют транспортным маршрутам – Северо-Западному проходу и Северному морскому пути. Первый находится под юрисдикцией Канады, являясь частью внутренних вод этой страны; второй принадлежит России. Вашингтон постоянно оспаривает национальную принадлежность этих транспортных систем и активно выступает за их интернационализацию. В этой связи США открыто говорят о возможности возникновения конфликтов с Канадой и Россией.

Милитаризация Арктики становится реальностью: сначала об этом заявило НАТО, а чуть позже и Россия. В конце марта 2009 г. был опубликован документ под названием «Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 г. и дальнейшую перспективу», который был принят 18 сентября 2008 г. В документе, в частности, говорится: «В сфере военной безопасности, защиты и охраны государственной границы РФ необходимо создать группировку войск общего назначения Вооруженных сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, в первую очередь пограничных органов, в Арктической зоне РФ, способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки». Также в данном документе указывается, что главными целями и стратегическими приоритетами геополитики России в Арктике является «обеспечение благоприятного режима в российской Арктической зоне, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск общего назначения Вооруженных сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в этом регионе».

США закономерно обеспокоены таким активным интересом России к Арктике. Вашингтон всеми путями пытается контролировать экономическую и военно-политическую деятельность Москвы в этом регионе. Проводниками интересов США являются энергетические компании, участвующие в разработке природных ресурсов, а также различного рода некоммерческие организации, стремящиеся, в том числе, под предлогом борьбы за экологию, ослабить российские позиции.

Все это, во-первых, обусловлено американским неодобрением попыток Москвы юридически закрепить территории арктического шельфа. «США исключены из обсуждения заявления России по границам ее континентального шельфа в Арктике – вопроса, который напрямую затрагивает интересы США. Страна, которая делает самую большую ставку на нефть и газ и обладает самой полной геологической информацией, не входит в состав Комиссии ООН по континентальному шельфу, в то время как Россия и другие страны начинают заявлять там свои претензии на континентальный шельф. США тоже должны предъявлять свои права».

Во-вторых, активное военное присутствие России мешает аналогичному присутствию военно-морских сил США, которое постоянно наращивается. «Усиливается военное значение Аляски. На территории этого штата расположены военно-воздушные базы, армейская и морская базы и ещё 54 других военных объектов. Территория Аляски была задействована в первом этапе развертывания американской системы ПРО. На базе в Форт-Грили расположены ракетно-пусковые комплексы, призванные выполнить роль первого наземного «щита» ПРО США».

Глобальное потепление открывает большие возможности для ВМС США, которые могут держать в регионе оперативную ракетную группу в составе трех-четырех крейсеров и четырех-шести эсминцев, способную нести зенитно-управляемые ракеты класса «Стандарт-SM3». Такой потенциал мог бы полностью гарантировать безопасность территории США от ракет различной дальности, в том числе межконтинентальных, с севера, то есть с российского направления.

Подводный компонент ядерной триады США также получает целый ряд преимуществ, имея возможность осуществлять боевое патрулирование акватории Северного Ледовитого океана. Северные территории России практически не защищены, что в значительной степени повышает их уязвимость со стороны подводного флота США, способного в условиях таяния льдов производить ракетные запуски из подводного положения.

Сухопутный компонент вооруженных сил США также начинает готовиться к возможному проведению операций в регионе. Это включает в себя разведывательные операции, десантирование и т.д.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1598 гостей онлайн