Пятница, 24 Марта, 2017
   
(2 голоса, среднее 4.00 из 5)

Византийский нарратив
Александр Люсый

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 228

Александр Павлович Люсый – старший научный сотрудник Российского института культурологии и Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева

Импе­рия, сог­лас­но Майк­лу Хард­ту и Ан­то­нио Нег­ри, яв­ля­ет­ся не толь­ко все­объ­ем­лю­щим прост­ра­н­ствен­ным по­ряд­ком, нап­рав­лен­ным в идее к уст­ра­не­нию ка­ких-ли­бо гра­ниц, но и оп­ре­де­лен­ной фор­мой ор­га­ни­за­ции вре­ме­ни как ос­та­нов­ки ис­то­рии и фик­са­ции па­мя­ти. Ис­то­ри­чес­кая точ­ка зре­ния им­пе­рии та­ко­ва, что ус­та­нов­лен­ное ею по­ло­же­ние ве­щей изы­ма­ет­ся из ис­то­рии, яв­ля­ясь не пре­хо­дя­щим мо­мен­том, а спо­со­бом уп­рав­ле­ния вне ка­ких-ли­бо прост­ра­н­ствен­но-вре­мен­ных, со­ци­аль­ных и при­род­ных ра­мок, в ко­неч­ном сче­те предс­тав­ляя со­бой со­вер­шен­ную фор­му со­ци­о­би­ов­лас­ти. Ви­зан­тизм же – это ско­рее сле­пое пят­но та­кой точ­ки зре­ния.

Им­пе­ри­ок­ри­ти­цизм: па­мять жан­ра


ПСЫ ВОЙНЫ
«Берегись, приятель! Было б как-то неудобно,
если бы ты их приспустил». На ошейниках собак:
Герцеговина, Сербия, Черногория, Босния.
Журнал «Панч». 1876

Соз­да­те­ли США как «оп­ло­та де­мок­ра­тии» бы­ли во­оду­шев­ле­ны мо­делью древ­ней Римс­кой им­пе­рии – с отк­ры­ты­ми и рас­ши­ря­ю­щи­ми­ся гра­ни­ца­ми и расп­ре­де­ле­ни­ем влас­ти по се­те­во­му прин­ци­пу, в нас­то­я­щий мо­мент вы­хо­дя­ще­му на пер­вый план. В сущ­нос­ти, как си­ту­а­ци­он­ная се­те­вая им­пе­рия мо­жет быть предс­тав­ле­на кон­фи­гу­ра­ция чем­пи­о­на­та Ев­ро­пы по фут­бо­лу 2012 го­да, в ко­то­рой жи­вет па­мять об им­пе­рс­ко-до­го­вор­ном пе­ри­о­де су­ще­ст­во­ва­ния Ре­чи Пос­по­ли­той (Поль­ша–Ук­ра­и­на). Тог­да как спор­тив­но-сырь­е­вой им­пе­ри­а­лизм но­вой Рос­сии ре­а­ли­зу­ет­ся в про­ве­де­нии чем­пи­о­на­та ми­ра 2018 го­да са­мо­дер­жав­но, в то же вре­мя имея шанс впер­вые про­вес­ти сос­тя­за­ния сра­зу и в Ев­ро­пе, и в Азии, что соз­да­ет конк­рет­ное внут­рен­не ди­а­ло­ги­чес­кое ев­ра­зийс­кое нап­ря­же­ние. Не знаю, как ор­га­ни­за­то­ры рас­по­ря­дят­ся его энер­ге­ти­кой, по­ка что ис­чер­пан­ность жан­ра наг­ляд­но про­я­ви­лась в ку­да бо­лее бо­лез­нен­но восп­ри­ни­ма­е­мом от­но­ше­нии рос­сийс­кой сбор­ной, од­ной из са­мых зат­рат­ных не­о­им­пе­рс­ких струк­тур, к сво­им собствен­ным бо­лель­щи­кам, чем «грюн­валь­дские» бит­вы рос­сийс­ких и польс­ких фут­боль­ных фа­на­тов. Впро­чем, про­то­ти­пом Ев­ро­пейс­ко­го со­ю­за как объ­е­ди­не­ния рав­ноп­рав­ных, су­ве­рен­ных и са­мо­уп­рав­ля­ю­щих­ся субъ­ек­тов яв­ля­ет­ся от­нюдь не цент­ра­ли­зо­ван­ная Римс­кая им­пе­рия или им­пе­рия Кар­ла Ве­ли­ко­го, тем бо­лее Ви­зан­тия, а ско­рее Ган­за и дру­гие сред­не­ве­ко­вые го­ро­дс­кие со­ю­зы, ко­то­рые су­ще­ст­во­ва­ли и на се­ве­ре Рос­сии.

Пушкин интуитивно постиг глубинные процессы, назревавшие в обеих
империях – и Российской, и Османской – и развернувшиеся в следующем
веке именно в отмеченных им формах (Стамбул «раздавят», но «не таков
Арзрум»), то есть падение Османской империи исторически неизбежно,
как и исходящее из глубины страны возрождение новой Турции (неважно,
что ее столицей стал не Эрзерум, а Анкара).

Ощу­ще­ние жан­ра с его ак­ту­аль­ной или на­хо­дя­щей­ся в сос­то­я­нии ана­би­о­за па­мятью – су­ще­ст­вен­ный ком­по­нент куль­ту­ры. Ве­ли­кий нар­ра­тив спо­со­бен дать оп­рав­да­ние зна­нию прош­ло­го, поз­во­ляя ис­то­ри­чес­ким част­нос­тям най­ти их мес­то в бо­лее ши­ро­ком по­ле ис­то­рии, и это мо­жет так­же слу­жить под­де­рж­кой гос­по­д­ству­ю­щих нар­ра­ти­вов, свой­ствен­ных от­дель­ным эт­ни­чес­ким, на­ци­о­наль­ным, ре­ли­ги­оз­ным и дру­гим груп­пам. Обо­рот­ная сто­ро­на ве­ли­ких нар­ра­ти­вов – «дис­цип­ли­нар­ный им­пе­ри­а­лизм», о ко­то­ром пи­шут Рэн­далл Кол­лингз и Ни­ко­лай Ро­зов. Ори­ен­та­лизм сме­нил­ся пост­ко­ло­ни­а­лиз­мом – в сущ­нос­ти, той же са­мой фор­мой ме­то­до­ло­ги­чес­ко­го ко­ло­ни­а­лиз­ма, соп­ро­вож­да­ю­ще­го­ся при­нуж­де­ни­ем к пост­ко­ло­ни­а­лиз­му.

Раз­би­рая роль ев­ро­пейс­кой бел­лет­рис­ти­ки XVIII–XX ве­ков в расп­ро­ст­ра­не­нии ори­ен­та­ли­с­тских сте­ре­о­ти­пов, один из зна­ко­вых ин­тел­лек­ту­а­лов сов­ре­мен­нос­ти Эд­вард Са­ид из рус­ских клас­си­ков вскользь упо­мя­нул лишь Ль­ва Толс­то­го, во­об­ще не кос­нув­шись ни Пуш­ки­на, ни Лер­мон­то­ва – при всем зна­че­нии для их твор­че­ст­ва вос­точ­ной эк­зо­ти­ки. Са­ид пре­дуп­реж­дал, что рус­ский ори­ен­та­лизм тре­бу­ет даль­ней­ше­го изу­че­ния, ого­ва­ри­вая его от­ли­чие от «клас­си­чес­ких» ев­ро­пейс­ких об­раз­цов.

Куль­ту­ра жан­ро­во­го мыш­ле­ния пре­дус­мат­ри­ва­ет иг­ру в той или иной сте­пе­ни «им­пе­рс­ких» жан­ров. Пуш­кин, по из­ве­ст­но­му оп­ре­де­ле­нию Ге­ор­гия Фе­до­то­ва, был «пев­цом им­пе­рии и сво­бо­ды». Ана­ло­гич­ным об­ра­зом его пред­ше­ст­вен­ник – Ни­ко­лай Ка­рам­зин – сна­ча­ла на­пи­сал (с точ­ки зре­ния «сво­бо­ды») статью «О слу­ча­ях и ха­рак­те­рах в рос­сийс­кой ис­то­рии, ко­то­рые мо­гут быть пред­ме­том ху­до­жеств», сре­ди глав­ных ге­ро­ев ко­то­рой – князь-ры­царь Свя­тос­лав, а за­тем са­мо­дер­жав­но-им­пе­рс­кую «Ис­то­рию го­су­да­р­ства Рос­сийс­ко­го».

Эд­вард Са­ид в «Ори­ен­та­лиз­ме» от­ме­чал, с од­ной сто­ро­ны, уси­лен­ное фи­нан­со­вое сти­му­ли­ро­ва­ние ори­ен­та­ли­с­тских ис­сле­до­ва­ний, с дру­гой – от­су­т­ствие у пос­лед­них са­мок­ри­ти­ки. То же са­мое те­перь по­рой наб­лю­да­ет­ся у ны­неш­не­го пос­то­ри­ен­та­лиз­ма. Са­и­да поп­ро­бо­ва­ла «пе­ре­са­и­дить» Ева Томп­сон в кни­ге «Тру­ба­ду­ры им­пе­рии: рос­сийс­кая ли­те­ра­ту­ра и ко­ло­ни­а­лизм». Са­и­дизм от Томп­сон – при­мер ре­дук­ци­о­ни­с­тской ме­то­до­ло­ги­чес­кой аг­рес­сии про­тив са­мой ядер­ной жан­ро­вой струк­ту­ры с яр­ко вы­ра­жен­ным «са­и­диз­мом» по от­но­ше­нию к фак­там, что обес­це­ни­ва­ет ряд вер­ных за­ме­ча­ний. Так, отк­ро­вен­но «ко­ло­ни­аль­но­му» Пуш­ки­ну, сле­до­вав­ше­му бай­ро­но­вс­кой мо­де­ли опи­са­ния «эк­зо­ти­чес­ких» на­ро­дов, про­ти­во­пос­тав­ля­ют­ся не сов­ре­мен­ные ему ев­ро­пейс­кие ав­то­ры, а преж­де все­го бо­лее иро­нич­ный, но при этом ку­да бо­лее позд­ний ли­те­ра­тур­ный «ко­ло­ни­за­тор» Джо­зеф Кон­рад. Кон­рад, ко­неч­но, пи­са­тель ин­те­рес­ный, но для ли­те­ра­тур­ной са­мок­ри­ти­ки здесь бо­лее ва­жен все же Ве­ли­мир Хлеб­ни­ков, пи­сав­ший об ис­то­ри­чес­ком дол­ге рус­ской ли­те­ра­ту­ры пе­ред мно­ги­ми на­ро­да­ми, ко­то­рый по ме­ре сил от­да­ет­ся сов­ре­мен­ны­ми пи­са­те­ля­ми (Алек­се­ем Ива­но­вым, Ва­ди­мом Ште­пой и дру­ги­ми).



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1077 гостей онлайн