Вторник, 24 Октября, 2017
   
(2 голоса, среднее 4.50 из 5)


Первый собор в Никее. Фреска XVIII века

Церковь и Царство или «христианская демократия»?
Владимир Карпец

Еще один «византийский урок»

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 218

Владимир Игоревич Карпец – член Союза писателей России, кандидат юридических наук

В 1393 го­ду Пат­ри­арх Конс­тан­ти­но­польс­кий Ан­то­ний, объ­яс­няя в сво­ем пос­ла­нии Ве­ли­ко­му кня­зю Мос­ко­вс­ко­му Ва­си­лию Дмит­ри­е­ви­чу зна­че­ние все­ле­нс­кой пра­вос­лав­ной им­пе­рии, пи­сал: «Свя­той Царь за­ни­ма­ет вы­со­кое мес­то в Церк­ви; он не то, что дру­гие по­ме­ст­ные князья и го­су­да­ри. Ца­ри в на­ча­ле уп­ро­чи­ли и ут­вер­ди­ли бла­го­чес­тие во всей все­лен­ной. Ца­ри со­би­ра­ли Все­ле­нс­кие со­бо­ры. Они же подт­вер­ди­ли сво­и­ми за­ко­на­ми соб­лю­де­ние то­го, что го­во­рят бо­же­ст­вен­ные и свя­щен­ные ка­но­ны о пра­вых дог­ма­тах и о бла­го­у­ст­рой­стве хрис­ти­а­нс­кой жиз­ни, и мно­го под­ви­за­лись про­тив ере­сей. На­ко­нец, Ца­ри вмес­те с со­бо­ра­ми сво­и­ми пос­та­нов­ле­ни­я­ми оп­ре­де­ли­ли по­ря­док ар­хи­е­рейс­ких ка­федр и ус­та­но­ви­ли гра­ни­цы мит­ро­по­личь­их ок­ру­гов и епис­ко­пс­ких епар­хий. За все это они име­ют ве­ли­кую честь и за­ни­ма­ют вы­со­кое мес­то в Церк­ви. <…> На вся­ком мес­те, где толь­ко име­ют­ся хрис­ти­а­не, имя Ца­ря по­ми­на­ет­ся все­ми пат­ри­ар­ха­ми, мит­ро­по­ли­та­ми и епис­ко­па­ми, и это­го пре­и­му­ще­ст­ва не име­ет ник­то из про­чих кня­зей и влас­ти­те­лей. <…> Не­воз­мож­но хрис­ти­а­нам иметь Цер­ковь и не иметь Ца­ря. Ибо Царство и Цер­ковь на­хо­дят­ся в тес­ном со­ю­зе и об­ще­нии меж­ду со­бою, и не­воз­мож­но от­де­лить их друг от дру­га. Пос­лу­шай вер­хов­но­го апос­то­ла Пет­ра, го­во­ря­ще­го в пер­вом со­бор­ном пос­ла­нии: “Бо­га бой­тесь, ца­ря чти­те” (1 Пет. 2: 17. – В.К.). Не ска­зал “ца­рей”, что­бы кто не стал под­ра­зу­ме­вать име­ну­ю­щих­ся ца­ря­ми у раз­ных на­ро­дов, но “Ца­ря”, ука­зы­вая на то, что один толь­ко Царь во Все­лен­ной».

Эта яс­ная и че­кан­ная фор­му­ла ста­ла квин­тэс­сен­ци­ей то­го един­ства Церк­ви и Царства, ко­то­рое из­ве­ст­ный цер­ков­ный ав­тор ми­нув­ше­го ве­ка про­топ­рес­ви­тер Алек­сандр Шме­ман, нес­мот­ря на то, что поз­же сам от­да­вал дань ли­бе­ра­лиз­му и об­нов­лен­че­ст­ву, наз­вал в од­ной из сво­их ран­них ра­бот «дог­ма­ти­чес­ким со­ю­зом». В од­но­и­мен­ной статье он пи­сал: «Им­пе­ра­тор при­чис­ля­ет­ся к ли­ку свя­тых имен­но как Им­пе­ра­тор, как бо­го­по­ма­зан­ный возг­ла­ви­тель хрис­ти­а­нс­кой им­пе­рии. Но свя­тость эта не то­го же, так ска­зать, по­ряд­ка, что свя­тость лич­ная или мо­на­шес­кая. Свя­тость лич­ная, мы ви­де­ли, дос­ти­жи­ма и мыс­лит­ся толь­ко в ухо­де от ми­ра. Но у ми­ра ос­та­ет­ся ве­ли­кая ре­ли­ги­оз­ная за­да­ча, ве­ли­кая цель и под­виг – сох­ра­нить в пер­вой чис­то­те “без­цен­ный би­сер” ис­тин­ной ве­ры, дог­ма­ти­чес­кую ак­ри­вию. Им­пе­ра­тор и есть преж­де все­го сим­вол и но­си­тель этой пра­вос­лав­ной мис­сии им­пе­рии. Это не оз­на­ча­ет, что к не­му как к че­ло­ве­ку неп­ри­ме­ни­мы нрав­ствен­ные тре­бо­ва­ния хрис­ти­а­н­ства, но здесь воз­мож­ны снис­хож­де­ние и комп­ро­мисс. В не­ко­то­ром смыс­ле тот нрав­ствен­ный мак­си­ма­лизм, ко­то­рый свя­зан с вли­я­ни­ем мо­на­ше­ст­ва, па­ра­док­саль­но ми­ни­ми­зи­ро­вал нрав­ствен­ный уро­вень ми­ра. Пра­вед­ность ста­ла как бы не от ми­ра се­го – за ней нуж­но ухо­дить из ми­ра – и Им­пе­ра­тор или его нас­лед­ник – рус­ский князь – при­ни­ма­ет на смерт­ном од­ре ан­гельс­кий об­раз, как бы сви­де­тель­ствуя этим не­дос­та­точ­ность сво­е­го мирс­ко­го чи­на для спа­се­ния ду­ши. И по­то­му не в нрав­ствен­ном со­вер­ше­н­ство­ва­нии, а в этом наз­на­че­нии им­пе­рии – быть за­щит­ни­цей пра­вой ве­ры – и ус­та­нав­ли­ва­ет­ся ее те­о­ре­ти­чес­кая цен­ность, ее ре­ли­ги­оз­ное оп­рав­да­ние. Так возв­ра­ща­ем­ся мы к то­му дог­ма­ти­чес­ко­му со­ю­зу, с ко­то­ро­го на­ча­ли. И не­да­ром Свод Юс­ти­ни­а­на, этот пер­вый опыт за­ко­но­да­тель­ства хрис­ти­а­нс­кой им­пе­рии, на­чи­на­ет­ся с Сим­во­ла ве­ры. Тут – ос­но­ва и цель им­пе­рии, тут – серд­це ви­зан­тийс­кой те­ок­ра­тии».

Мос­ко­вс­кое царство, за­тем Рос­сийс­кая им­пе­рия это «серд­це» сох­ра­ни­ли. На­пом­ним, что Алек­сей Ло­сев не­од­нок­рат­но го­во­рил о «чис­том ви­зан­тийс­ко-мос­ко­вс­ком пра­вос­ла­вии». Речь на са­мом де­ле шла об он­то­ло­ги­чес­ки еди­ном Царстве-Церк­ви. Нес­лу­чай­но свя­щен­но­и­нок Фи­ло­фей Пско­вс­кий на­зы­вал Им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на Ве­ли­ко­го пред­ком ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия III: «Не прес­ту­пай, ца­рю, за­по­ве­ди, еже по­ло­жи­ша твои пра­де­ды – ве­ли­кий Конс­тан­тинъ, и бла­жен­ный свя­тый Вла­ди­миръ, и ве­ли­кий бо­го­и­зб­ран­ный Ярос­лавъ, и про­чии бла­жен­нии свя­тии, ихъ ж ко­рень и до те­бе <…>. Да ве­си, хрис­то­люб­че и бо­го­люб­че, яко вся хрис­ти­я­нс­кая царства при­идо­ша в ко­нецъ и сни­до­ша­ся во еди­но царство на­ше­го го­су­да­ря, по про­ро­чес­кимъ кни­гамъ, то есть Ро­ме­ис­кое царство: два убо Ри­ма па­до­ша, а тре­тий сто­итъ, а чет­вер­то­му не бы­ти <…> да весть твоа дер­жа­ва, бла­го­чес­ти­вый ца­рю, яко вся царства пра­вос­лав­ныя хрис­ти­я­нс­кия ве­ры сни­до­ша­ся въ твое еди­но царство: единъ ты во всей под­не­бес­ной хрис­ти­я­номъ царь».

Нес­мот­ря на все пе­ре­ме­ны, та­кое един­ство Царства и Церк­ви ос­та­ва­лось офи­ци­аль­ной иде­о­ло­ги­ей и в пе­тер­бу­р­гский пе­ри­од. В Сво­де за­ко­нов Рос­сийс­кой им­пе­рии пра­во­вые нор­мы, ох­ра­няв­шие Цер­ковь, за­ни­ма­ли осо­бое мес­то. Пра­вос­лав­ная цер­ковь про­во­зг­ла­ша­лась «пер­ве­н­ству­ю­щей и гос­по­д­ству­ю­щей», рос­сийс­кий Им­пе­ра­тор не мог ис­по­ве­до­вать ни­ка­кой дру­гой ве­ры, кро­ме пра­вос­лав­ной. Он же рас­смат­ри­вал­ся как «вер­хов­ный за­щит­ник» Пра­вос­лав­ной церк­ви и «блюс­ти­тель пра­во­ве­рия».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 774 гостей онлайн