Пятница, 25 Мая, 2018
   
(2 голоса, среднее 4.50 из 5)


Первый собор в Никее. Фреска XVIII века

Церковь и Царство или «христианская демократия»?
Владимир Карпец

Еще один «византийский урок»

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 218

Владимир Игоревич Карпец – член Союза писателей России, кандидат юридических наук

В 1393 го­ду Пат­ри­арх Конс­тан­ти­но­польс­кий Ан­то­ний, объ­яс­няя в сво­ем пос­ла­нии Ве­ли­ко­му кня­зю Мос­ко­вс­ко­му Ва­си­лию Дмит­ри­е­ви­чу зна­че­ние все­ле­нс­кой пра­вос­лав­ной им­пе­рии, пи­сал: «Свя­той Царь за­ни­ма­ет вы­со­кое мес­то в Церк­ви; он не то, что дру­гие по­ме­ст­ные князья и го­су­да­ри. Ца­ри в на­ча­ле уп­ро­чи­ли и ут­вер­ди­ли бла­го­чес­тие во всей все­лен­ной. Ца­ри со­би­ра­ли Все­ле­нс­кие со­бо­ры. Они же подт­вер­ди­ли сво­и­ми за­ко­на­ми соб­лю­де­ние то­го, что го­во­рят бо­же­ст­вен­ные и свя­щен­ные ка­но­ны о пра­вых дог­ма­тах и о бла­го­у­ст­рой­стве хрис­ти­а­нс­кой жиз­ни, и мно­го под­ви­за­лись про­тив ере­сей. На­ко­нец, Ца­ри вмес­те с со­бо­ра­ми сво­и­ми пос­та­нов­ле­ни­я­ми оп­ре­де­ли­ли по­ря­док ар­хи­е­рейс­ких ка­федр и ус­та­но­ви­ли гра­ни­цы мит­ро­по­личь­их ок­ру­гов и епис­ко­пс­ких епар­хий. За все это они име­ют ве­ли­кую честь и за­ни­ма­ют вы­со­кое мес­то в Церк­ви. <…> На вся­ком мес­те, где толь­ко име­ют­ся хрис­ти­а­не, имя Ца­ря по­ми­на­ет­ся все­ми пат­ри­ар­ха­ми, мит­ро­по­ли­та­ми и епис­ко­па­ми, и это­го пре­и­му­ще­ст­ва не име­ет ник­то из про­чих кня­зей и влас­ти­те­лей. <…> Не­воз­мож­но хрис­ти­а­нам иметь Цер­ковь и не иметь Ца­ря. Ибо Царство и Цер­ковь на­хо­дят­ся в тес­ном со­ю­зе и об­ще­нии меж­ду со­бою, и не­воз­мож­но от­де­лить их друг от дру­га. Пос­лу­шай вер­хов­но­го апос­то­ла Пет­ра, го­во­ря­ще­го в пер­вом со­бор­ном пос­ла­нии: “Бо­га бой­тесь, ца­ря чти­те” (1 Пет. 2: 17. – В.К.). Не ска­зал “ца­рей”, что­бы кто не стал под­ра­зу­ме­вать име­ну­ю­щих­ся ца­ря­ми у раз­ных на­ро­дов, но “Ца­ря”, ука­зы­вая на то, что один толь­ко Царь во Все­лен­ной».

Эта яс­ная и че­кан­ная фор­му­ла ста­ла квин­тэс­сен­ци­ей то­го един­ства Церк­ви и Царства, ко­то­рое из­ве­ст­ный цер­ков­ный ав­тор ми­нув­ше­го ве­ка про­топ­рес­ви­тер Алек­сандр Шме­ман, нес­мот­ря на то, что поз­же сам от­да­вал дань ли­бе­ра­лиз­му и об­нов­лен­че­ст­ву, наз­вал в од­ной из сво­их ран­них ра­бот «дог­ма­ти­чес­ким со­ю­зом». В од­но­и­мен­ной статье он пи­сал: «Им­пе­ра­тор при­чис­ля­ет­ся к ли­ку свя­тых имен­но как Им­пе­ра­тор, как бо­го­по­ма­зан­ный возг­ла­ви­тель хрис­ти­а­нс­кой им­пе­рии. Но свя­тость эта не то­го же, так ска­зать, по­ряд­ка, что свя­тость лич­ная или мо­на­шес­кая. Свя­тость лич­ная, мы ви­де­ли, дос­ти­жи­ма и мыс­лит­ся толь­ко в ухо­де от ми­ра. Но у ми­ра ос­та­ет­ся ве­ли­кая ре­ли­ги­оз­ная за­да­ча, ве­ли­кая цель и под­виг – сох­ра­нить в пер­вой чис­то­те “без­цен­ный би­сер” ис­тин­ной ве­ры, дог­ма­ти­чес­кую ак­ри­вию. Им­пе­ра­тор и есть преж­де все­го сим­вол и но­си­тель этой пра­вос­лав­ной мис­сии им­пе­рии. Это не оз­на­ча­ет, что к не­му как к че­ло­ве­ку неп­ри­ме­ни­мы нрав­ствен­ные тре­бо­ва­ния хрис­ти­а­н­ства, но здесь воз­мож­ны снис­хож­де­ние и комп­ро­мисс. В не­ко­то­ром смыс­ле тот нрав­ствен­ный мак­си­ма­лизм, ко­то­рый свя­зан с вли­я­ни­ем мо­на­ше­ст­ва, па­ра­док­саль­но ми­ни­ми­зи­ро­вал нрав­ствен­ный уро­вень ми­ра. Пра­вед­ность ста­ла как бы не от ми­ра се­го – за ней нуж­но ухо­дить из ми­ра – и Им­пе­ра­тор или его нас­лед­ник – рус­ский князь – при­ни­ма­ет на смерт­ном од­ре ан­гельс­кий об­раз, как бы сви­де­тель­ствуя этим не­дос­та­точ­ность сво­е­го мирс­ко­го чи­на для спа­се­ния ду­ши. И по­то­му не в нрав­ствен­ном со­вер­ше­н­ство­ва­нии, а в этом наз­на­че­нии им­пе­рии – быть за­щит­ни­цей пра­вой ве­ры – и ус­та­нав­ли­ва­ет­ся ее те­о­ре­ти­чес­кая цен­ность, ее ре­ли­ги­оз­ное оп­рав­да­ние. Так возв­ра­ща­ем­ся мы к то­му дог­ма­ти­чес­ко­му со­ю­зу, с ко­то­ро­го на­ча­ли. И не­да­ром Свод Юс­ти­ни­а­на, этот пер­вый опыт за­ко­но­да­тель­ства хрис­ти­а­нс­кой им­пе­рии, на­чи­на­ет­ся с Сим­во­ла ве­ры. Тут – ос­но­ва и цель им­пе­рии, тут – серд­це ви­зан­тийс­кой те­ок­ра­тии».

Мос­ко­вс­кое царство, за­тем Рос­сийс­кая им­пе­рия это «серд­це» сох­ра­ни­ли. На­пом­ним, что Алек­сей Ло­сев не­од­нок­рат­но го­во­рил о «чис­том ви­зан­тийс­ко-мос­ко­вс­ком пра­вос­ла­вии». Речь на са­мом де­ле шла об он­то­ло­ги­чес­ки еди­ном Царстве-Церк­ви. Нес­лу­чай­но свя­щен­но­и­нок Фи­ло­фей Пско­вс­кий на­зы­вал Им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на Ве­ли­ко­го пред­ком ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия III: «Не прес­ту­пай, ца­рю, за­по­ве­ди, еже по­ло­жи­ша твои пра­де­ды – ве­ли­кий Конс­тан­тинъ, и бла­жен­ный свя­тый Вла­ди­миръ, и ве­ли­кий бо­го­и­зб­ран­ный Ярос­лавъ, и про­чии бла­жен­нии свя­тии, ихъ ж ко­рень и до те­бе <…>. Да ве­си, хрис­то­люб­че и бо­го­люб­че, яко вся хрис­ти­я­нс­кая царства при­идо­ша в ко­нецъ и сни­до­ша­ся во еди­но царство на­ше­го го­су­да­ря, по про­ро­чес­кимъ кни­гамъ, то есть Ро­ме­ис­кое царство: два убо Ри­ма па­до­ша, а тре­тий сто­итъ, а чет­вер­то­му не бы­ти <…> да весть твоа дер­жа­ва, бла­го­чес­ти­вый ца­рю, яко вся царства пра­вос­лав­ныя хрис­ти­я­нс­кия ве­ры сни­до­ша­ся въ твое еди­но царство: единъ ты во всей под­не­бес­ной хрис­ти­я­номъ царь».

Нес­мот­ря на все пе­ре­ме­ны, та­кое един­ство Царства и Церк­ви ос­та­ва­лось офи­ци­аль­ной иде­о­ло­ги­ей и в пе­тер­бу­р­гский пе­ри­од. В Сво­де за­ко­нов Рос­сийс­кой им­пе­рии пра­во­вые нор­мы, ох­ра­няв­шие Цер­ковь, за­ни­ма­ли осо­бое мес­то. Пра­вос­лав­ная цер­ковь про­во­зг­ла­ша­лась «пер­ве­н­ству­ю­щей и гос­по­д­ству­ю­щей», рос­сийс­кий Им­пе­ра­тор не мог ис­по­ве­до­вать ни­ка­кой дру­гой ве­ры, кро­ме пра­вос­лав­ной. Он же рас­смат­ри­вал­ся как «вер­хов­ный за­щит­ник» Пра­вос­лав­ной церк­ви и «блюс­ти­тель пра­во­ве­рия».



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 628 гостей онлайн