Среда, 23 Мая, 2018
   
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)


Генрих Семирадский. Светочи христианства (Факелы Нерона). 1882

Симфония священства и царства:
византийское наследие в современной практике
церковно-государственных отношений

Даниил Семикопов

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 202

Даниил Викторович Семикопов – кандидат философских наук, историк русской религиозной мысли

Один Бог на не­бе, один им­пе­ра­тор на зем­ле – вот суть ви­зан­тийс­кой им­пе­рс­кой идеи. Язы­чес­кий Рим не знал раз­де­ле­ния сфе­ры влас­ти на ду­хов­ную и светс­кую сос­тав­ля­ю­щие. Им­пе­ра­тор был не толь­ко выс­шей граж­да­нс­кой властью, но и ду­хов­ной. Нес­лу­чай­но он но­сил ти­тул pontificus maximus – глав­ный жрец. Но по­ми­мо то­го, что он был глав­ным жре­цом, он еще и об­ла­дал бо­же­ст­вен­ным ге­ни­ем (дай­мон, греч.). Имев­шее вос­точ­ные и эл­ли­нис­ти­чес­кие па­рал­ле­ли обо­же­с­твле­ние римс­ких им­пе­ра­то­ров бы­ло од­ной из глав­ных при­чин го­не­ний на хрис­ти­ан, не приз­на­вав­ших бо­же­ст­вен­ность ке­са­ря и от­ка­зы­вав­ших­ся при­но­сить жерт­вы его де­мо­ну-пок­ро­ви­те­лю.

Пер­вые три ве­ка ис­то­рии хрис­ти­а­н­ства Римс­кая им­пе­рия уст­ра­и­ва­ла го­не­ния на хрис­ти­ан, при­чем на впол­не за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях. Но в эпо­ху им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на она приз­на­ла Цер­ковь. Это бы­ло ис­то­ри­чес­ким чу­дом. Вмес­то Pax Romana приш­ло вре­мя Pax Christiana. Нам сей­час слож­но предс­та­вить весь масш­таб тех со­бы­тий. Им­пе­рия, объ­е­ди­няв­шая весь мир, язы­чес­кая по сво­ей сущ­нос­ти, вдруг по­да­ла ру­ку Церк­ви. Это не мог­ло не при­вес­ти к за­рож­де­нию в хрис­ти­а­нс­кой сре­де те­ок­ра­ти­чес­ких на­дежд.

Сов­ре­мен­ни­ки тех со­бы­тий восп­ри­ни­ма­ли об­ра­ще­ние им­пе­ра­то­ра как тор­же­ст­во хрис­ти­а­н­ства и транс­фор­ма­цию им­пе­ра­то­рс­кой влас­ти в ору­дие про­мыс­ла. Ведь из­на­чаль­но, со вре­мен Ав­гус­та, им­пе­рия действи­тель­но под­дер­жи­ва­ла мир, соз­да­вая тем са­мым ус­ло­вия для хрис­ти­а­нс­кой про­по­ве­ди. Еди­ный язык, раз­ве­тв­лен­ная сеть до­рог и срав­ни­тель­ная бе­зо­пас­ность пу­те­ше­ст­вий поз­во­ля­ли раз­ви­вать­ся не толь­ко тор­гов­ле, но и хрис­ти­а­нс­ко­му мис­си­о­не­р­ству. Это бы­ло яс­но еще до им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на, и хрис­ти­а­нс­кие апо­ло­ге­ты уже во II ве­ке, на­ря­ду с кри­ти­кой язы­чес­кой им­пе­рии, го­во­ри­ли и о про­ви­ден­ци­аль­ной бо­го­ус­та­нов­лен­нос­ти влас­ти римс­ких им­пе­ра­то­ров.

Толь­ко ве­ка спус­тя ви­зан­тийс­кое нас­ле­дие в хрис­ти­а­н­стве по­лу­чит не­од­ноз­нач­ную оцен­ку. Как в про­тес­та­н­тской, так и ка­то­ли­чес­кой сре­де ви­зан­тизм бу­дет оце­ни­вать­ся в ос­нов­ном не­га­тив­но. Да­же в вос­точ­нох­рис­ти­а­нс­кой тра­ди­ции вов­се не все мле­ют от это­го сло­ва. В век Прос­ве­ще­ния об­щеп­ри­ня­тым ста­ло ут­ве­рж­де­ние, что в Ви­зан­тии Цер­ковь бы­ла по­ра­бо­ще­на го­су­да­р­ством, а власть им­пе­ра­то­ров бы­ла обо­же­с­твле­на. Эта кон­цеп­ция по­лу­чи­ла наз­ва­ние це­за­ре­па­пиз­ма. Воз­ник­нув в про­тес­та­н­тской сре­де, она об­ви­ня­ла пра­вос­лав­ный Вос­ток в на­ру­ше­нии за­по­ве­ди от­да­вать ке­са­рю ке­са­ре­во, а Бо­жие Бо­гу (Мф. 22: 21).

Меж­ду тем им­пе­ра­то­ры иг­ра­ли в Церк­ви со­вер­шен­но осо­бую роль, и ви­зан­тийс­кая эк­кле­си­о­ло­гия (уче­ние о Церк­ви) прос­то не­по­нят­на без ана­ли­за ро­ли им­пе­ра­то­ров в Церк­ви. А роль эта бы­ла со­вер­шен­но осо­бой, так как в пре­де­лах Ви­зан­тийс­кой им­пе­рии имен­но им­пе­ра­тор обес­пе­чи­вал един­ство Церк­ви. Да и тер­мин «все­ле­нс­кий» был тес­но свя­зан с им­пе­ра­то­рс­кой властью, ведь гра­ни­цы все­лен­ной (Ой­ку­ме­ны) фак­ти­чес­ки сов­па­да­ли с гра­ни­ца­ми им­пе­рии.

Ког­да мы го­во­рим о том, что Цер­ковь – все­ле­нс­кая, то не сов­сем яс­но, что же обес­пе­чи­ва­ет эту все­ле­нс­кость на ис­то­ри­чес­ком зем­ном уров­не. У нас нет ви­ди­мой и ося­за­е­мой струк­ту­ры, ко­то­рая за­да­ва­ла бы по­доб­ное един­ство. А тог­да она бы­ла – та­кой струк­ту­рой яв­ля­лась власть ви­зан­тийс­ко­го им­пе­ра­то­ра. Им­пе­ра­тор имел впол­не конк­рет­ное слу­же­ние в Церк­ви. Он был за­щит­ни­ком хрис­ти­а­нс­кой Ой­ку­ме­ны и про­по­вед­ни­ком хрис­ти­а­н­ства вне ее. Та­ким об­ра­зом, мис­сия им­пе­ра­то­ра сос­то­я­ла в за­щи­те и расп­ро­ст­ра­не­нии ис­тин­ной хрис­ти­а­нс­кой ве­ры.

Уже им­пе­ра­тор Конс­тан­тин осоз­на­вал собствен­ную мис­сию и на­зы­вал се­бя «епис­ко­пом внеш­них дел Церк­ви», с чем и свя­зан его ти­тул рав­но­а­пос­толь­но­го. Имен­но он предп­ри­нял пер­вую по­пыт­ку сог­ла­со­вать хрис­ти­а­нс­кий и им­пе­ра­то­рс­кий куль­ты, что наш­ло на­и­бо­лее пол­ное вы­ра­же­ние в стро­и­тель­стве мав­зо­лея свя­тых апос­то­лов. В этом мав­зо­лее на­хо­ди­лись сим­во­ли­чес­кие гроб­ни­цы две­над­ца­ти апос­то­лов, а ре­аль­ная гроб­ни­ца им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на ста­ла три­над­ца­той, рас­по­ло­жен­ной по цент­ру пос­ре­ди ос­таль­ных, на­хо­див­ших­ся по пе­ри­мет­ру мав­зо­лея. Та­ким об­ра­зом, им­пе­ра­тор Конс­тан­тин по­зи­ци­о­ни­ро­вал се­бя в ро­ли три­над­ца­то­го апос­то­ла, ко­то­рым в цер­ков­ной тра­ди­ции яв­ля­ет­ся апос­тол Па­вел, прос­ве­ти­тель языч­ни­ков.

Един­ство ве­ры фор­ми­ру­ет един­ство им­пе­рии, а по­то­му ве­ро­у­чи­тель­ные воп­ро­сы на­ча­ли при­об­ре­тать для Ви­зан­тии жиз­нен­ную важ­ность, стрем­ле­ние к ус­та­нов­ле­нию един­ства ста­ло ос­нов­ным мо­ти­вом ре­ли­ги­оз­ной по­ли­ти­ки им­пе­ра­то­ров пос­ле Конс­тан­ти­на. Ес­те­ст­вен­но, что на этом пу­ти конф­лик­ты бы­ли не­из­беж­ны­ми. По­пыт­кой их из­бе­жать яви­лась те­о­рия сим­фо­нии Церк­ви и им­пе­рии, пред­ло­жен­ная им­пе­ра­то­ром Юс­ти­ни­а­ном, но ей не уда­лось стать па­на­це­ей от всех опас­нос­тей в этой сфе­ре. Мож­но вспом­нить ис­то­рию римс­ко­го па­пы Ви­ги­лия, пос­тав­лен­но­го Юс­ти­ни­на­ном, но не оп­рав­дав­ше­го цер­ков­но-по­ли­ти­чес­ких на­дежд им­пе­ра­то­ра. Че­го сто­ит один толь­ко из­ве­ст­ный эпи­зод, ког­да по­са­жен­ный под до­маш­ний арест в Пла­ци­ди­а­нс­ком двор­це Конс­тан­ти­но­по­ля па­па Ви­ги­лий бе­жал в цер­ковь апос­то­ла Пет­ра в Конс­тан­ти­но­по­ле, что са­мо по се­бе сим­во­лич­но. От­ту­да его пы­тал­ся вы­та­щить взвод пре­то­ри­ан­цев. Ух­ва­тив­ше­го­ся за ко­лон­ну се­ни над прес­то­лом па­пу тя­ну­ли за бо­ро­ду и но­ги, по­ка не под­ло­ми­ли ко­лон­ну и не об­ру­ши­ли сень на прес­тол. В ре­зуль­та­те па­па чуть не по­гиб, но был ос­во­бож­ден воз­му­тив­шим­ся на­ро­дом. Впро­чем, это не спас­ло его от даль­ней­ше­го дав­ле­ния со сто­ро­ны им­пе­ра­то­ра. Так что сам свя­той Юс­ти­ни­ан, не за­ду­мы­ва­ясь, на­ру­шал гра­ни­цы сим­фо­нии, ес­ли счи­тал это не­об­хо­ди­мым для ми­ра им­пе­рии.



Комментарии  

 
0 #1 Иван 01.04.2016 23:38
Очень интересная работа,но что делать нам? И как?
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 700 гостей онлайн