Четверг, 24 Августа, 2017
   
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)


Генрих Семирадский. Светочи христианства (Факелы Нерона). 1882

Симфония священства и царства:
византийское наследие в современной практике
церковно-государственных отношений

Даниил Семикопов

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 202

Даниил Викторович Семикопов – кандидат философских наук, историк русской религиозной мысли

Один Бог на не­бе, один им­пе­ра­тор на зем­ле – вот суть ви­зан­тийс­кой им­пе­рс­кой идеи. Язы­чес­кий Рим не знал раз­де­ле­ния сфе­ры влас­ти на ду­хов­ную и светс­кую сос­тав­ля­ю­щие. Им­пе­ра­тор был не толь­ко выс­шей граж­да­нс­кой властью, но и ду­хов­ной. Нес­лу­чай­но он но­сил ти­тул pontificus maximus – глав­ный жрец. Но по­ми­мо то­го, что он был глав­ным жре­цом, он еще и об­ла­дал бо­же­ст­вен­ным ге­ни­ем (дай­мон, греч.). Имев­шее вос­точ­ные и эл­ли­нис­ти­чес­кие па­рал­ле­ли обо­же­с­твле­ние римс­ких им­пе­ра­то­ров бы­ло од­ной из глав­ных при­чин го­не­ний на хрис­ти­ан, не приз­на­вав­ших бо­же­ст­вен­ность ке­са­ря и от­ка­зы­вав­ших­ся при­но­сить жерт­вы его де­мо­ну-пок­ро­ви­те­лю.

Пер­вые три ве­ка ис­то­рии хрис­ти­а­н­ства Римс­кая им­пе­рия уст­ра­и­ва­ла го­не­ния на хрис­ти­ан, при­чем на впол­не за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях. Но в эпо­ху им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на она приз­на­ла Цер­ковь. Это бы­ло ис­то­ри­чес­ким чу­дом. Вмес­то Pax Romana приш­ло вре­мя Pax Christiana. Нам сей­час слож­но предс­та­вить весь масш­таб тех со­бы­тий. Им­пе­рия, объ­е­ди­няв­шая весь мир, язы­чес­кая по сво­ей сущ­нос­ти, вдруг по­да­ла ру­ку Церк­ви. Это не мог­ло не при­вес­ти к за­рож­де­нию в хрис­ти­а­нс­кой сре­де те­ок­ра­ти­чес­ких на­дежд.

Сов­ре­мен­ни­ки тех со­бы­тий восп­ри­ни­ма­ли об­ра­ще­ние им­пе­ра­то­ра как тор­же­ст­во хрис­ти­а­н­ства и транс­фор­ма­цию им­пе­ра­то­рс­кой влас­ти в ору­дие про­мыс­ла. Ведь из­на­чаль­но, со вре­мен Ав­гус­та, им­пе­рия действи­тель­но под­дер­жи­ва­ла мир, соз­да­вая тем са­мым ус­ло­вия для хрис­ти­а­нс­кой про­по­ве­ди. Еди­ный язык, раз­ве­тв­лен­ная сеть до­рог и срав­ни­тель­ная бе­зо­пас­ность пу­те­ше­ст­вий поз­во­ля­ли раз­ви­вать­ся не толь­ко тор­гов­ле, но и хрис­ти­а­нс­ко­му мис­си­о­не­р­ству. Это бы­ло яс­но еще до им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на, и хрис­ти­а­нс­кие апо­ло­ге­ты уже во II ве­ке, на­ря­ду с кри­ти­кой язы­чес­кой им­пе­рии, го­во­ри­ли и о про­ви­ден­ци­аль­ной бо­го­ус­та­нов­лен­нос­ти влас­ти римс­ких им­пе­ра­то­ров.

Толь­ко ве­ка спус­тя ви­зан­тийс­кое нас­ле­дие в хрис­ти­а­н­стве по­лу­чит не­од­ноз­нач­ную оцен­ку. Как в про­тес­та­н­тской, так и ка­то­ли­чес­кой сре­де ви­зан­тизм бу­дет оце­ни­вать­ся в ос­нов­ном не­га­тив­но. Да­же в вос­точ­нох­рис­ти­а­нс­кой тра­ди­ции вов­се не все мле­ют от это­го сло­ва. В век Прос­ве­ще­ния об­щеп­ри­ня­тым ста­ло ут­ве­рж­де­ние, что в Ви­зан­тии Цер­ковь бы­ла по­ра­бо­ще­на го­су­да­р­ством, а власть им­пе­ра­то­ров бы­ла обо­же­с­твле­на. Эта кон­цеп­ция по­лу­чи­ла наз­ва­ние це­за­ре­па­пиз­ма. Воз­ник­нув в про­тес­та­н­тской сре­де, она об­ви­ня­ла пра­вос­лав­ный Вос­ток в на­ру­ше­нии за­по­ве­ди от­да­вать ке­са­рю ке­са­ре­во, а Бо­жие Бо­гу (Мф. 22: 21).

Меж­ду тем им­пе­ра­то­ры иг­ра­ли в Церк­ви со­вер­шен­но осо­бую роль, и ви­зан­тийс­кая эк­кле­си­о­ло­гия (уче­ние о Церк­ви) прос­то не­по­нят­на без ана­ли­за ро­ли им­пе­ра­то­ров в Церк­ви. А роль эта бы­ла со­вер­шен­но осо­бой, так как в пре­де­лах Ви­зан­тийс­кой им­пе­рии имен­но им­пе­ра­тор обес­пе­чи­вал един­ство Церк­ви. Да и тер­мин «все­ле­нс­кий» был тес­но свя­зан с им­пе­ра­то­рс­кой властью, ведь гра­ни­цы все­лен­ной (Ой­ку­ме­ны) фак­ти­чес­ки сов­па­да­ли с гра­ни­ца­ми им­пе­рии.

Ког­да мы го­во­рим о том, что Цер­ковь – все­ле­нс­кая, то не сов­сем яс­но, что же обес­пе­чи­ва­ет эту все­ле­нс­кость на ис­то­ри­чес­ком зем­ном уров­не. У нас нет ви­ди­мой и ося­за­е­мой струк­ту­ры, ко­то­рая за­да­ва­ла бы по­доб­ное един­ство. А тог­да она бы­ла – та­кой струк­ту­рой яв­ля­лась власть ви­зан­тийс­ко­го им­пе­ра­то­ра. Им­пе­ра­тор имел впол­не конк­рет­ное слу­же­ние в Церк­ви. Он был за­щит­ни­ком хрис­ти­а­нс­кой Ой­ку­ме­ны и про­по­вед­ни­ком хрис­ти­а­н­ства вне ее. Та­ким об­ра­зом, мис­сия им­пе­ра­то­ра сос­то­я­ла в за­щи­те и расп­ро­ст­ра­не­нии ис­тин­ной хрис­ти­а­нс­кой ве­ры.

Уже им­пе­ра­тор Конс­тан­тин осоз­на­вал собствен­ную мис­сию и на­зы­вал се­бя «епис­ко­пом внеш­них дел Церк­ви», с чем и свя­зан его ти­тул рав­но­а­пос­толь­но­го. Имен­но он предп­ри­нял пер­вую по­пыт­ку сог­ла­со­вать хрис­ти­а­нс­кий и им­пе­ра­то­рс­кий куль­ты, что наш­ло на­и­бо­лее пол­ное вы­ра­же­ние в стро­и­тель­стве мав­зо­лея свя­тых апос­то­лов. В этом мав­зо­лее на­хо­ди­лись сим­во­ли­чес­кие гроб­ни­цы две­над­ца­ти апос­то­лов, а ре­аль­ная гроб­ни­ца им­пе­ра­то­ра Конс­тан­ти­на ста­ла три­над­ца­той, рас­по­ло­жен­ной по цент­ру пос­ре­ди ос­таль­ных, на­хо­див­ших­ся по пе­ри­мет­ру мав­зо­лея. Та­ким об­ра­зом, им­пе­ра­тор Конс­тан­тин по­зи­ци­о­ни­ро­вал се­бя в ро­ли три­над­ца­то­го апос­то­ла, ко­то­рым в цер­ков­ной тра­ди­ции яв­ля­ет­ся апос­тол Па­вел, прос­ве­ти­тель языч­ни­ков.

Един­ство ве­ры фор­ми­ру­ет един­ство им­пе­рии, а по­то­му ве­ро­у­чи­тель­ные воп­ро­сы на­ча­ли при­об­ре­тать для Ви­зан­тии жиз­нен­ную важ­ность, стрем­ле­ние к ус­та­нов­ле­нию един­ства ста­ло ос­нов­ным мо­ти­вом ре­ли­ги­оз­ной по­ли­ти­ки им­пе­ра­то­ров пос­ле Конс­тан­ти­на. Ес­те­ст­вен­но, что на этом пу­ти конф­лик­ты бы­ли не­из­беж­ны­ми. По­пыт­кой их из­бе­жать яви­лась те­о­рия сим­фо­нии Церк­ви и им­пе­рии, пред­ло­жен­ная им­пе­ра­то­ром Юс­ти­ни­а­ном, но ей не уда­лось стать па­на­це­ей от всех опас­нос­тей в этой сфе­ре. Мож­но вспом­нить ис­то­рию римс­ко­го па­пы Ви­ги­лия, пос­тав­лен­но­го Юс­ти­ни­на­ном, но не оп­рав­дав­ше­го цер­ков­но-по­ли­ти­чес­ких на­дежд им­пе­ра­то­ра. Че­го сто­ит один толь­ко из­ве­ст­ный эпи­зод, ког­да по­са­жен­ный под до­маш­ний арест в Пла­ци­ди­а­нс­ком двор­це Конс­тан­ти­но­по­ля па­па Ви­ги­лий бе­жал в цер­ковь апос­то­ла Пет­ра в Конс­тан­ти­но­по­ле, что са­мо по се­бе сим­во­лич­но. От­ту­да его пы­тал­ся вы­та­щить взвод пре­то­ри­ан­цев. Ух­ва­тив­ше­го­ся за ко­лон­ну се­ни над прес­то­лом па­пу тя­ну­ли за бо­ро­ду и но­ги, по­ка не под­ло­ми­ли ко­лон­ну и не об­ру­ши­ли сень на прес­тол. В ре­зуль­та­те па­па чуть не по­гиб, но был ос­во­бож­ден воз­му­тив­шим­ся на­ро­дом. Впро­чем, это не спас­ло его от даль­ней­ше­го дав­ле­ния со сто­ро­ны им­пе­ра­то­ра. Так что сам свя­той Юс­ти­ни­ан, не за­ду­мы­ва­ясь, на­ру­шал гра­ни­цы сим­фо­нии, ес­ли счи­тал это не­об­хо­ди­мым для ми­ра им­пе­рии.



Комментарии  

 
0 #1 Иван 01.04.2016 23:38
Очень интересная работа,но что делать нам? И как?
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 940 гостей онлайн