Пятница, 23 Июня, 2017
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

В.М. Живов: «Исследование того, как Россия связана с Византией, должно быть тонким и нюансированным»

Интервью доктора филологических наук, заместителя директора Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН, профессора Калифорнийского университета в Беркли Виктора Марковича Живова заместителю главного редактора альманаха «Развитие и экономика» Вадиму Прозорову

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 166

– Вик­тор Мар­ко­вич, час­то так на­зы­ва­е­мое нас­ле­дие и об­ра­зы Ви­зан­тии ис­поль­зу­ют­ся в Рос­сии для то­го, что­бы как-то объ­яс­нить рос­сийс­кую действи­тель­ность, или они ока­зы­ва­ют­ся спрес­со­ван­ны­ми с на­шей ис­то­ри­ей са­мым при­чуд­ли­вым об­ра­зом, что­бы скон­стру­и­ро­вать не­кий важ­ный для Рос­сии дол­го­иг­ра­ю­щий кон­цепт. Ос­та­ет­ся ли пло­дот­вор­ным (ес­ли он был ког­да-ли­бо та­ко­вым) этот под­ход? Мож­но ли что-то объ­яс­нить или по­нять в Рос­сии, поль­зу­ясь по­доб­ным инстру­мен­та­ри­ем?

– Я ду­маю, чест­но го­во­ря, и мы с Ва­ми бу­дем к это­му возв­ра­щать­ся, что Ви­зан­тия – это ушед­шая ци­ви­ли­за­ция. Нель­зя ска­зать, что она ни­че­го не ос­та­ви­ла Рос­сии – ос­та­ви­ла до­воль­но мно­го. Од­на­ко то, что Рос­сия взя­ла у Ви­зан­тии, бы­ло не раз и су­ще­ст­вен­но пе­ре­ос­мыс­ле­но. Ни­ка­кой та­кой «ви­зан­тий­щи­ны», ко­то­рую Рос­сия пря­мо взя­ла и унас­ле­до­ва­ла от ушед­шей Ви­зан­тии, на мой взгляд, нет. Расп­ро­ст­ра­не­ние предс­тав­ле­ния о том, что Русь – пря­мая нас­лед­ни­ца Ви­зан­тии, свя­за­но с тем, что боль­шое чис­ло мыс­ли­те­лей и уче­ных, ко­то­рые пи­са­ли на эти те­мы, очень пло­хо предс­тав­ля­ли се­бе Ви­зан­тию. По-мо­е­му, вся эта ис­то­рия на­чи­на­ет­ся с Ча­ада­е­ва. Он пи­шет о рус­ском ви­зан­ти­низ­ме, про­ти­во­пос­тав­ляя его нор­маль­но­му, за­пад­но­му, ка­то­ли­чес­ко­му раз­ви­тию. А что Ча­ада­ев знал о Ви­зан­тии? Он чи­тал «Ис­то­рию упад­ка и раз­ру­ше­ния Римс­кой им­пе­рии» Гиб­бо­на. Это прос­ве­щен­чес­кая кни­га, ав­тор ко­то­рой вы­ра­жа­ет весь свой ужас пе­ред кле­ри­ка­лиз­мом и ав­то­ри­та­риз­мом, при­пи­сы­ва­е­мы­ми не­ве­до­мой ему стра­не под наз­ва­ни­ем Ви­зан­тия. Ча­ада­ев имен­но это все и пов­то­ря­ет, ви­дя в Рос­сии раз­ви­тие тех же са­мых на­чал. Не ду­маю, что Рос­сия раз­ви­ва­ла те же са­мые на­ча­ла. Ко­неч­но, рос­сийс­кое са­мо­дер­жа­вие бы­ло ав­то­ри­тар­ным ре­жи­мом – так же как и им­пе­рс­кая власть в Ви­зан­тии, так же как и ко­ро­ле­вс­кая власть во Фран­ции или в Ис­па­нии. Ис­сле­до­ва­ние то­го, как Рос­сия свя­за­на с Ви­зан­ти­ей, долж­но быть тон­ким и ню­ан­си­ро­ван­ным. Нель­зя предс­тав­лять се­бе этот про­цесс так, как ес­ли бы Ви­зан­тию на­ре­за­ли кус­ка­ми и кое-что пе­ре­нес­ли на Русь.

– Все же Рос­сия как-то восп­ри­ня­ла ви­зан­тийс­кую ис­то­рию и куль­ту­ру в ши­ро­ком смыс­ле это­го сло­ва?

– Ко­неч­но, восп­ри­ня­ла, что-то восп­ри­ня­ла, а что-то отб­ро­си­ла. Это бы­ло очень вы­бо­роч­ное восп­ри­я­тие. Преж­де все­го ви­зан­тий­цы не на­зы­ва­ли се­бя ви­зан­тий­ца­ми, а свое го­су­да­р­ство не на­зы­ва­ли Ви­зан­ти­ей. Для них это бы­ла Римс­кая им­пе­рия, се­бя же они на­зы­ва­ли рим­ля­на­ми, ро­ме­я­ми. И действи­тель­но, Ви­зан­тия – это в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни про­дол­же­ние Римс­кой им­пе­рии с ее инс­ти­ту­ци­я­ми и куль­ту­рой. Ра­зу­ме­ет­ся, ка­кие-то из­ме­не­ния про­и­зош­ли, и глав­ная пе­ре­ме­на – это при­ня­тие хрис­ти­а­н­ства. Тем не ме­нее бю­рок­ра­тия при Конс­тан­ти­не ра­бо­та­ла точ­но так же, как и при Ди­ок­ле­ти­а­не, и при Фе­о­до­сии в кон­це IV ве­ка уп­рав­ле­ние ка­ти­лось по тем же ко­ле­ям. Это бы­ла мо­нар­хия осо­бо­го ти­па, по­лу­нас­ле­д­ствен­ная, с осо­бы­ми сак­раль­ны­ми функ­ци­я­ми им­пе­ра­то­ра, но сак­ра­ли­за­ция рус­ско­го мо­нар­ха бы­ла иной. Сак­ра­ли­за­ция ви­зан­тийс­ко­го им­пе­ра­то­ра в ря­де ас­пек­тов про­дол­жа­ла римс­кую язы­чес­кую тра­ди­цию. Это бы­ло дру­гое об­ще­ст­во, очень не­по­хо­жее на все вар­ва­рс­кие об­ще­ст­ва Ев­ро­пы. Это был ос­ко­лок ста­ро­го, ушед­ше­го ми­ра, ко­то­рый вы­зы­вал у но­вых лю­дей – вар­ва­ров – нас­то­ро­жен­ность, чувство опас­нос­ти и не­доб­ро­же­ла­тель­ство. Не то что­бы не бы­ло дру­гих чувств. В кон­це Х ве­ка, нап­ри­мер, при От­то­не III по­ли­ти­ка во­зоб­нов­ле­ния им­пе­рии на За­па­де бы­ла ори­ен­ти­ро­ва­на на Ви­зан­тию. И в рус­ской ис­то­рии, ко­неч­но, бы­ли пе­ри­о­ды, ес­ли угод­но, под­ра­жа­ния Ви­зан­тии. Что та­кое под­ра­жа­ние – воп­рос слож­ный. Кое-ка­кие ви­зан­тийс­кие эле­мен­ты за­мет­ны в по­ли­ти­ке Ива­на III, пос­ле то­го как он же­нил­ся на Софье Па­ле­о­лог, а кое-что мож­но най­ти у Алек­са­нд­ра III, ко­то­ро­му нра­ви­лись не­ко­то­рые ви­зан­тийс­кие чер­ты. Но ни в том, ни в дру­гом слу­чае Ви­зан­тии уже не бы­ло: то, с чем они име­ли де­ло, это был их конструкт Ви­зан­тии. При этом, ко­неч­но, от­дель­ные ка­муш­ки это­го со­ору­же­ния бра­лись из ре­аль­но­го зда­ния под наз­ва­ни­ем Ви­зан­тия. Во­об­ще же го­во­ря, от­но­ше­ние к Ви­зан­тии бы­ло нерв­ным, от­чуж­ден­ным и – ско­рее – враж­деб­ным.

– А мож­но ли сей­час ис­поль­зо­вать эле­мен­ты это­го ви­зан­тийс­ко­го конструк­та, этой па­ра­диг­мы? Име­ют­ся ли в ней пло­дот­вор­ные на­ча­ла для сов­ре­мен­ной жиз­ни?

– Мне ка­жет­ся, что у на­шей стра­ны со­вер­шен­но дру­гие за­да­чи. Это поч­ти та­кой же бе­зум­ный про­ект, как вос­ста­нов­ле­ние сей­час Римс­кой им­пе­рии с кон­су­ла­ми, се­на­том и римс­ким им­пе­ра­то­ром. Нам не ну­жен ни Не­рон, ни да­же Марк Ав­ре­лий. Точ­но так же нам не нуж­на и Ви­зан­тия. Не­ко­то­рое вре­мя то­му на­зад по те­ле­ви­де­нию по­ка­зы­ва­ли фильм ар­хи­ма­нд­ри­та Ти­хо­на (Шев­ку­но­ва) про Ви­зан­тию. Я за­ни­ма­юсь на­у­кой и ува­жаю тех лю­дей, ко­то­рые на­у­кой не за­ни­ма­ют­ся, но де­ла­ют дру­гие очень по­лез­ные ве­щи, в том чис­ле бе­рут на се­бя прос­ве­ти­тель­ство и мис­си­о­не­р­ство. Од­на­ко я счи­таю, что лю­ди, не­ве­же­ст­вен­ные в ис­то­рии, долж­ны воз­дер­жи­вать­ся от выс­ка­зы­ва­ний по это­му по­во­ду, осоз­на­вая свое не­ве­же­ст­во. Эти сло­ва в пол­ной ме­ре от­но­сят­ся к упо­мя­ну­то­му мной филь­му о Ви­зан­тии. Той па­ра­диг­мы, ко­то­рую констру­и­ру­ют его соз­да­те­ли, на са­мом де­ле не су­ще­ст­ву­ет. Что же ка­са­ет­ся то­го, что нуж­но се­год­ня Рос­сии, то об этом мож­но ду­мать по-раз­но­му, но к Ви­зан­тии это не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Ви­зан­тия бы­ла слож­ным син­те­зом им­пе­рс­кой бю­рок­ра­тии и кон­фес­си­о­наль­но­го го­су­да­р­ства. Мы не хо­тим кон­фес­си­о­наль­но­го го­су­да­р­ства. Что же мы впи­шем в конс­ти­ту­цию, что пре­зи­дент у нас дол­жен быть неп­ре­мен­но пра­вос­лав­ным, и бу­дем его ко­ро­но­вать в Ус­пе­нс­ком со­бо­ре, по­ма­зы­вать на пре­зи­де­н­т­ство? Я не ви­жу в этом ни­че­го пло­дот­вор­но­го. Ес­ли бы Рос­сия ста­ла хоть нем­но­го бо­лее пра­вос­лав­ной, чем сей­час, бы­ло бы очень хо­ро­шо, но это де­ла­ет­ся дру­ги­ми спо­со­ба­ми. Не ви­зан­тийс­кая тра­ди­ция долж­на быть ис­точ­ни­ком для этих пе­ре­мен.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 652 гостей онлайн