Воскресенье, 21 Января, 2018
   
(4 голоса, среднее 2.50 из 5)

Византизм как последнее прибежище российской олигархии
Сергей Сергеев

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 104

Сергей Михайлович Сергеев – кандидат исторических наук, научный редактор журнала «Вопросы национализма»

Фан­том «ви­зан­тиз­ма» на­ви­са­ет над рус­ским са­мо­соз­на­ни­ем мно­го ве­ков. При­чем тем силь­нее, чем даль­ше от нас в прош­лое отод­ви­га­ет­ся ис­то­ри­чес­кая ос­но­ва это­го фан­то­ма – ре­аль­ная им­пе­рия ро­ме­ев. Рез­кий взлет ви­зан­то­фи­лии в Рос­сии на­чал­ся в 30-е го­ды XIX сто­ле­тия и дос­тиг сво­е­го апо­гея во вре­мя Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, ког­да меч­та Тют­че­ва, Дос­то­е­вс­ко­го, Ле­онть­е­ва, ка­за­лось, вот-вот сбу­дет­ся и Тре­тий Рим, на­ко­нец-то, всту­пит во вла­де­ние сво­им за­кон­ным нас­ле­ди­ем – зем­ля­ми и сто­ли­цей не­ког­да пав­ше­го Вто­ро­го Ри­ма.

Се­год­ня в «ох­ра­ни­тельс­ких» ин­тел­лек­ту­аль­ных и по­ли­ти­чес­ких кру­гах этот фан­том об­рел но­вую жизнь. Бо­лее то­го, он дос­та­точ­но ак­тив­но на­вя­зы­ва­ет­ся ши­ро­кой пуб­ли­ке, в том чис­ле и пос­ре­д­ством те­ле­ви­де­ния. Дос­та­точ­но вспом­нить на­шу­мев­ший нес­коль­ко лет на­зад до­ку­мен­таль­ный фильм ар­хи­ма­нд­ри­та Ти­хо­на (Шев­ку­но­ва) «Ви­зан­тийс­кий урок». Вос­точ­ная Римс­кая им­пе­рия сно­ва объ­яв­ля­ет­ся на­шей ду­хов­ной ро­ди­ной и го­су­да­р­ствен­ным эта­ло­ном.

Но действи­тель­но ли ви­зан­тийс­кое вли­я­ние бы­ло столь мо­гу­ще­ст­вен­ным в рус­ском прош­лом?

Ми­фы иде­о­ло­гов и фак­ты ис­то­рии


Последний византийский император Константин XI Палеолог

Об­ра­ща­ясь к ис­то­кам ви­зан­тийс­ко­го ми­фа, мы ви­дим, что он ос­но­вы­ва­ет­ся, преж­де все­го, не на ака­де­ми­чес­ких ис­сле­до­ва­ни­ях, а на иде­о­ло­ги­чес­ки ан­га­жи­ро­ван­ной пуб­ли­цис­ти­ке по­зап­рош­ло­го ве­ка – глав­ным об­ра­зом на зна­ме­ни­том со­чи­не­нии Конс­тан­ти­на Ле­онть­е­ва «Ви­зан­тизм и сла­вя­н­ство». Это важ­но от­ме­тить, ибо рус­ская ви­зан­ти­нис­ти­ка дос­тиг­ла зна­чи­тель­ных ре­зуль­та­тов нес­коль­ко позд­нее – в кон­це XIX – на­ча­ле XX ве­ков. То есть Ле­онть­ев в сво­их дек­ла­ра­ци­ях не опи­рал­ся на ка­кой-ли­бо серь­ез­ный на­уч­ный фун­да­мент, а прос­то и без­зас­тен­чи­во про­па­ган­ди­ро­вал то, что ему нра­ви­лось.

Ны­неш­ние ви­зан­ти­но­фи­лы то­же не слиш­ком ут­руж­да­ют се­бя ис­то­ри­чес­ки­ми изыс­ка­ни­я­ми, а лишь с те­ми или ины­ми ва­ри­а­ци­я­ми пов­то­ря­ют ху­до­же­ст­вен­но яр­кие ле­онть­е­вс­кие пас­са­жи. О том, что «ви­зан­тийс­кий дух, ви­зан­тийс­кие на­ча­ла и вли­я­ния, как слож­ная ткань нерв­ной сис­те­мы, про­ни­ка­ют наск­возь весь ве­ли­ко­ру­с­ский об­ще­ст­вен­ный ор­га­низм». О том, что Рос­сия, по су­ти, есть вто­рое из­да­ние им­пе­рии ро­ме­ев, ее ско­лок, ибо «соп­ри­ка­са­ясь с Рос­си­ей в XV ве­ке и позд­нее, ви­зан­тизм на­хо­дил еще бесц­вет­ность и прос­то­ту, бед­ность, неп­ри­го­тов­лен­ность. По­э­то­му он глу­бо­ко пе­ре­ро­дить­ся у нас не мог, как на За­па­де, он всо­сал­ся у нас об­щи­ми чер­та­ми сво­и­ми чи­ще и бесп­ре­пя­т­ствен­нее».

 

Меж­ду тем здесь всё вы­зы­ва­ет впол­не за­кон­ные воп­ро­сы у лю­бо­го че­ло­ве­ка, бо­лее или ме­нее вла­де­ю­ще­го сов­ре­мен­ным инстру­мен­та­ри­ем гу­ма­ни­тар­ных на­ук. Че­рез ка­кие конк­рет­ные куль­тур­ные, по­ли­ти­чес­кие, эко­но­ми­чес­кие ме­ха­низ­мы про­ис­хо­дил транс­фер ви­зан­тиз­ма в Рос­сию? Действи­тель­но ли она бы­ла та­кой уж tabula rasa? По­че­му от­су­т­ству­ют срав­ни­тель­ные ха­рак­те­рис­ти­ки глав­ных го­су­да­р­ствен­ных и об­ще­ст­вен­ных инс­ти­ту­тов Рос­сии и Ви­зан­тии, из ко­то­рых ста­ло бы оче­вид­но их тож­де­ст­во?

Воп­ро­сы эти, ра­зу­ме­ет­ся, не к Ле­онть­е­ву, а к тем, ко­то­рые без­дум­но пов­то­ря­ют его те­зи­сы, за­бы­вая об их кри­ти­чес­кой про­вер­ке.

При­чем для сом­не­ний в дан­ном слу­чае не нуж­но быть уж очень под­ко­ван­ным спе­ци­а­лис­том. Дос­та­точ­но школь­но­го кур­са ис­то­рии и здра­во­го смыс­ла. Ва­си­лий Ро­за­нов не был ака­де­ми­чес­ким уче­ным, но еще в 1892 го­ду в ра­бо­те «Эс­те­ти­чес­кое по­ни­ма­ние ис­то­рии», бу­ду­чи, меж­ду про­чим, в ту по­ру го­ря­чим пок­лон­ни­ком Ле­онть­е­ва, лег­ко за­ме­тил нес­ты­ков­ки в ис­то­ри­чес­кой кон­цеп­ции «Ви­зан­тиз­ма и сла­вя­н­ства»: «Ког­да, в ка­кую эпо­ху мы бо­лее все­го бы­ли про­ник­ну­ты ви­зан­тийс­ки­ми на­ча­ла­ми? Не все ли ска­жут, что в пе­ри­од го­су­да­р­ствен­но­го со­зи­да­ния Моск­вою? Но ес­ли так, по­че­му не в по­ру сво­ей детс­кой восп­ри­им­чи­вос­ти, не при жи­вой Ви­зан­тии и бли­зос­ти от нее мы про­ник­лись эти­ми на­ча­ла­ми, но в по­ру не­до­вер­чи­вой замк­ну­тос­ти и уже пав­шей Ви­зан­тии, раз­де­лен­ные к то­му же от нее гро­мад­ны­ми прост­ра­н­ства­ми и враж­деб­ны­ми пле­ме­на­ми? Не есть ли ви­зан­тийс­кое про­ис­хож­де­ние мос­ко­вс­ко­го скла­да жиз­ни яв­ле­ние го­раз­до бо­лее ка­жу­ще­еся, чем действи­тель­ное?

Нам не ка­жет­ся, что­бы Вла­ди­мир Свя­той и его де­ти – Мстис­ла­вы Храб­рый и Уда­лой, Ро­ман и Да­ни­ил Га­лиц­кие, Олег “Го­рис­ла­вич” – но­си­ли осо­бен­но ви­зан­тийс­кий об­лик. В эту по­ру го­ря­чей свя­зи, толь­ко что восп­ри­няв хрис­ти­а­н­ство, впе­чат­ли­тель­ные до пе­ре­им­чи­вос­ти мно­го­го у по­лов­цев, мы сох­ра­ни­ли, од­на­ко, об­щес­ла­вя­нс­кие чер­ты ха­рак­те­ра. <…> И вот ког­да Ви­зан­тия и­­з мо­гу­ще­ст­вен­ной и при­­­вле­ка­те­ль­ной им­пе­рии ста­ла ра­бы­ней му­суль­ма­н­ства, вып­ра­ши­вав­шей у нас де­нег при гор­дых Ио­ан­нах, при Го­ду­но­ве, при пер­вых ца­рях из до­ма Ро­ма­но­вых, мы хо­тим ви­деть Рос­сию про­ник­ну­той ви­зан­тийс­ки­ми на­ча­ла­ми. Не об­ман ли это, не при­пи­сы­ва­ем ли мы черт глу­бо­ко ори­ги­наль­ных и са­мо­быт­ных – за­им­ство­ва­нию. <…> Нель­зя при­пи­сать <…> вли­я­нию ви­зан­тийс­кой Церк­ви и го­су­да­р­ства весь склад на­ше­го го­су­да­р­ства, бы­та, нрав­ствен­ных и дру­гих по­ня­тий. В не­ко­то­рые эпо­хи здесь бы­ло сход­ство, но не бы­ло за­им­ство­ва­ния, под­чи­не­ния – или не бы­ло его в очень зна­чи­тель­ной сте­пе­ни».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №18, декабрь 2017

Сергей Белкин.
Революция 1917 года как цивилизационный выбор России

стр. 5

Октябрьская революция 1917 года была обусловлена историко-культурной спецификой России, особенностями развития и бытования в истории в качестве геополитического субъекта.



Вардан Багдасарян.
Похороны социализма были преждевременными

стр. 8

Социалистический эксперимент в истории: теория и замысел.



Дмитрий Андреев.
Респонсибилизация элиты

стр. 22

Изъяны и недостатки российской элиты при эффективном многоуровневом управлении этим сообществом могут оказаться полезными и даже незаменимыми для стимулирования новой мотивации элиты, ориентированной на национальные интересы.



Максим Михалёв.
Бремя ответственности, или Попытка ресакрализации элит

стр. 32

Как сделать элиты ответственными, осознающими свой исключительный статус и обращающими все имеющиеся у них возможности на служение своей стране.



Владимир Немыченков.
Культура и большие смыслы

стр. 42

Любая культура основывается на больших смыслах, то есть на тех фундаментальных ценностях, которые и предопределяют особенности социального, политического, идеологического, религиозного и иных аспектов национального бытия.



Урбанистические натюрморты Аристарха Лентулова
стр. 60

В главном здании Театрального музея имени А.А. Бахрушина прошла выставка «Мистерия-буфф Аристарха Лентулова», приуроченная к 135-летию со дня рождения мастера русского авангарда

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1051 гостей онлайн