Пятница, 16 Ноября, 2018
   
(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

Православный фундаментализм и российское обновление
Александр Казин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №3, август 2012, стр. 114

Александр Леонидович Казин – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой искусствознания Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, старший научный сотрудник Российского института истории искусств, член Союза писателей и Союза кинематографистов России, член исполнительного совета общественной организации «Собор православной интеллигенции Санкт-Петербурга», автор работ по философии культуры, в том числе книги «Последнее Царство. Русская православная цивилизация», изданной в 1998 году по благословению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия II, и книги «Великая Россия. Религия. Культура. Политика», удостоенной в 2008 году литературной премии «Александр Невский»

Зако­ны ис­то­рии – та­ин­ствен­ная вещь. Об их смыс­лах и дви­жу­щих си­лах спо­рят уже не од­но сто­ле­тие. Не так дав­но по­лу­чи­ла расп­ро­ст­ра­не­ние те­о­рия Ль­ва Гу­ми­ле­ва о пас­си­о­нар­ных вол­нах, ко­то­рые не­о­жи­дан­но при­хо­дят из кос­мо­са, при­во­дят в дви­же­ние це­лые им­пе­рии и на­ро­ды. Есть мне­ние, упо­доб­ля­ю­щее ис­то­рию стре­ле, ле­тя­щей из прош­ло­го в бу­ду­щее по за­ра­нее пре­доп­ре­де­лен­ной тра­ек­то­рии. Ли­бе­ра­лы и марк­сис­ты – каж­дые на свой лад – ве­рят в то, что эта тра­ек­то­рия ве­дет нас от низ­ших форм к выс­шим – ли­бе­раль­но­му «кон­цу ис­то­рии» или тор­же­ст­ву ком­му­низ­ма.

Что ка­са­ет­ся хрис­ти­а­нс­ких мыс­ли­те­лей, то их взгляд на ис­то­рию ли­шен на­ив­но­го оп­ти­миз­ма и сле­пой ве­ры в прог­ресс. В прош­лом че­ло­ве­че­ст­ва мож­но разг­ля­деть не толь­ко дви­же­ние от прос­то­го к слож­но­му, но и топ­та­ние на мес­те, вре­мен­ный упа­док и да­же дли­тель­ный рег­ресс. В хрис­ти­а­нс­ком ми­ро­во­з­зре­нии ис­то­рия предс­та­ет веч­ной и про­ти­во­ре­чи­вой борь­бой двух сил – Бо­га и дь­я­во­ла, прав­ды и лжи. Ее ис­тин­ный смысл ле­жит за пре­де­ла­ми ми­ра се­го. Этот смысл во всей пол­но­те отк­ро­ет­ся лю­дям толь­ко в эс­ха­то­ло­ги­чес­кой перс­пек­ти­ве.

В ис­то­рии на­шей стра­ны мож­но вы­де­лить три боль­ших пе­ри­о­да – клас­си­чес­кий, мо­дер­ни­с­тский и пост­мо­дер­ни­с­тский. Клас­си­чес­кая ци­ви­ли­за­ция раз­вер­ну­та по вер­ти­ка­ли и уст­рем­ле­на к иде­а­лу – то есть к Ис­ти­не в хрис­ти­а­нс­ком по­ни­ма­нии. В этом смыс­ле на­шей ма­те­ри­нс­кой ци­ви­ли­за­ци­ей яв­ля­ет­ся Вос­точ­ная Римс­кая им­пе­рия – Ви­зан­тия, для ко­то­рой вся со­ци­о­куль­тур­ная прак­ти­ка све­лась к осу­ще­с­твле­нию пра­вос­лав­но­го иде­а­ла. Власть в па­ра­диг­ме клас­си­чес­кой куль­ту­ры по­ни­ма­ет­ся как выс­ший он­то­ло­ги­чес­кий по­ря­док, про­ис­те­ка­ю­щий от Все­выш­не­го. По­э­то­му фра­за «Мы, ми­лостью Бо­жи­ей им­пе­ра­тор Алек­сандр II» восп­ри­ни­ма­лась пол­то­ра сто­ле­тия на­зад как неч­то са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­ще­еся и не вы­зы­ва­ла ус­ме­шек у боль­ши­н­ства жи­те­лей Рос­сийс­кий им­пе­рии. И де­ло здесь не в иде­а­ли­за­ции мо­нар­хи­чес­кой фор­мы прав­ле­ния, ибо зем­ной царь – вов­се не обя­за­тель­но свя­той, а зем­ное царство – от­нюдь не Эдемс­кий сад. В кон­це кон­цов, пред­наз­на­че­ние го­су­да­р­ства и го­су­да­ря сос­то­ит не в том, что­бы пост­ро­ить рай на зем­ле, а в том, что­бы не прев­ра­тить ее в ад.

В Ев­ро­пе клас­си­чес­кая (тра­ди­ци­он­ная) эпо­ха про­дол­жа­лась до Ве­ли­кой фран­цу­зс­кой ре­во­лю­ции кон­ца XVIII ве­ка, а в Рос­сии – до фев­ра­ля 1917 го­да. Пос­ле это­го мы всту­пи­ли в эру Мо­дер­на, ког­да в ми­ро­во­з­зре­нии лю­дей на мес­то Бо­га при­шел че­ло­век и соз­на­ние ста­ло ос­но­вы­вать­ся на че­ты­рех иде­о­ло­ги­чес­ких «ки­тах» – ате­из­ме, ли­бе­ра­лиз­ме, на­ци­о­на­лиз­ме и со­ци­а­лиз­ме. Все наз­ван­ные «ки­ты» – по­рож­де­ния Мо­дер­на, но, как и вся­кие род­ные братья, они мо­гут ссо­рить­ся (наг­ляд­ный при­мер – хо­лод­ная вой­на меж­ду со­ци­а­лис­ти­чес­ким СССР и ли­бе­раль­ны­ми США), а мо­гут и мир­но друг с дру­гом ужи­вать­ся. В Рос­сии же па­ра­докс со­ве­тс­кой влас­ти зак­лю­чал­ся в том, что она под фла­гом марк­сиз­ма смог­ла про­дол­жить клас­си­чес­кую ли­нию раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции. Со­ве­тс­кий Со­юз хра­нил вер­ность вер­ти­каль­но­му уст­ро­е­нию влас­ти и, хо­тя и в прев­ра­щен­ной фор­ме, ос­та­вал­ся мо­нар­хи­чес­ким го­су­да­р­ством. Ген­се­ки бы­ли сво­е­го ро­да ца­ря­ми.

Та­кая си­ту­а­ция ос­та­ва­лась в Рос­сии вплоть до «зас­той­ных» 1970-х го­дов, ког­да энер­ге­ти­чес­кий им­пульс Мо­дер­на стал ис­ся­кать. В стра­не на­чал пос­те­пен­но ут­ве­рж­дать­ся Пост­мо­дерн, ко­то­рый не ори­ен­ти­ру­ет­ся ни на ка­кие выс­шие цен­нос­ти и це­ли вро­де сво­бо­ды, ра­ве­н­ства, брат­ства, на­ции или со­ци­аль­ной спра­вед­ли­вос­ти. Пост­мо­дерн – это иг­ро­вая ци­ви­ли­за­ция, за­ни­ма­ю­ща­я­ся иск­лю­чи­тель­но сво­бод­ной пе­ре­ко­ди­ров­кой смыс­лов и ни­чем бо­лее. Ес­ли в эпо­ху Мо­дер­на для мно­гих лю­дей умер Бог, то с при­ше­ст­ви­ем в мир Пост­мо­дер­на умер и сам че­ло­век.

Осо­бый путь Рос­сии

У каж­дой боль­шой стра­ны-ци­ви­ли­за­ции свой путь в этом ми­ре. Ки­тай – это не Аме­ри­ка, а Ин­дия – от­нюдь не Па­кис­тан.

Действи­тель­ная, а не ми­фи­чес­кая осо­бен­ность Рос­сии сос­то­ит в том, что у нас три эпо­хи ми­ро­вой ис­то­рии – клас­си­чес­кая, мо­дер­ни­с­тская и пост­мо­дер­ни­с­тская – су­ще­ст­ву­ют се­год­ня в рам­ках од­ной стра­ны-ци­ви­ли­за­ции. Мы ос­та­ва­лись сво­е­го ро­да «но­вой Ви­зан­ти­ей» вплоть до на­ча­ла XX ве­ка, с тру­дом пе­ре­ва­ри­вая на­силь­ствен­ную пет­ро­вс­кую мо­дер­ни­за­цию и соз­да­вая на ее ос­но­ве ве­ли­кую куль­ту­ру. Бо­лее то­го, мы ос­та­ва­лись «но­вой Ви­зан­ти­ей» и пос­ле ок­тяб­ря 1917-го, ког­да еще бо­лее жес­то­кий ком­му­нис­ти­чес­кий Мо­дерн по­на­ча­лу чуть не убил стра­ну, но за­тем – не­о­жи­дан­но для са­мих ле­нин­цев-троц­кис­тов – соб­рал ее в не­кое по­до­бие «крас­ной им­пе­рии». Од­на­ко в де­каб­ре 2011 го­да вне­зап­но про­и­зош­ло столк­но­ве­ние трех куль­тур­ных, по­ли­ти­чес­ких и, в ко­неч­ном сче­те, ре­ли­ги­оз­ных по­то­ков оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии. Эта ре­ву­щая встре­ча при­ве­ла в дви­же­ние ты­ся­чи лю­дей в рос­сийс­ких сто­ли­цах, вог­нав стра­ну в зо­ну со­ци­аль­ной тур­бу­ле­нт­нос­ти и край­ней по­ли­ти­чес­кой не­ус­той­чи­вос­ти.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 953 гостей онлайн