Понедельник, 26 Июня, 2017
   
(5 голоса, среднее 5.00 из 5)

Православный фундаментализм и российское обновление
Александр Казин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №3, август 2012, стр. 114

Александр Леонидович Казин – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой искусствознания Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, старший научный сотрудник Российского института истории искусств, член Союза писателей и Союза кинематографистов России, член исполнительного совета общественной организации «Собор православной интеллигенции Санкт-Петербурга», автор работ по философии культуры, в том числе книги «Последнее Царство. Русская православная цивилизация», изданной в 1998 году по благословению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия II, и книги «Великая Россия. Религия. Культура. Политика», удостоенной в 2008 году литературной премии «Александр Невский»

Зако­ны ис­то­рии – та­ин­ствен­ная вещь. Об их смыс­лах и дви­жу­щих си­лах спо­рят уже не од­но сто­ле­тие. Не так дав­но по­лу­чи­ла расп­ро­ст­ра­не­ние те­о­рия Ль­ва Гу­ми­ле­ва о пас­си­о­нар­ных вол­нах, ко­то­рые не­о­жи­дан­но при­хо­дят из кос­мо­са, при­во­дят в дви­же­ние це­лые им­пе­рии и на­ро­ды. Есть мне­ние, упо­доб­ля­ю­щее ис­то­рию стре­ле, ле­тя­щей из прош­ло­го в бу­ду­щее по за­ра­нее пре­доп­ре­де­лен­ной тра­ек­то­рии. Ли­бе­ра­лы и марк­сис­ты – каж­дые на свой лад – ве­рят в то, что эта тра­ек­то­рия ве­дет нас от низ­ших форм к выс­шим – ли­бе­раль­но­му «кон­цу ис­то­рии» или тор­же­ст­ву ком­му­низ­ма.

Что ка­са­ет­ся хрис­ти­а­нс­ких мыс­ли­те­лей, то их взгляд на ис­то­рию ли­шен на­ив­но­го оп­ти­миз­ма и сле­пой ве­ры в прог­ресс. В прош­лом че­ло­ве­че­ст­ва мож­но разг­ля­деть не толь­ко дви­же­ние от прос­то­го к слож­но­му, но и топ­та­ние на мес­те, вре­мен­ный упа­док и да­же дли­тель­ный рег­ресс. В хрис­ти­а­нс­ком ми­ро­во­з­зре­нии ис­то­рия предс­та­ет веч­ной и про­ти­во­ре­чи­вой борь­бой двух сил – Бо­га и дь­я­во­ла, прав­ды и лжи. Ее ис­тин­ный смысл ле­жит за пре­де­ла­ми ми­ра се­го. Этот смысл во всей пол­но­те отк­ро­ет­ся лю­дям толь­ко в эс­ха­то­ло­ги­чес­кой перс­пек­ти­ве.

В ис­то­рии на­шей стра­ны мож­но вы­де­лить три боль­ших пе­ри­о­да – клас­си­чес­кий, мо­дер­ни­с­тский и пост­мо­дер­ни­с­тский. Клас­си­чес­кая ци­ви­ли­за­ция раз­вер­ну­та по вер­ти­ка­ли и уст­рем­ле­на к иде­а­лу – то есть к Ис­ти­не в хрис­ти­а­нс­ком по­ни­ма­нии. В этом смыс­ле на­шей ма­те­ри­нс­кой ци­ви­ли­за­ци­ей яв­ля­ет­ся Вос­точ­ная Римс­кая им­пе­рия – Ви­зан­тия, для ко­то­рой вся со­ци­о­куль­тур­ная прак­ти­ка све­лась к осу­ще­с­твле­нию пра­вос­лав­но­го иде­а­ла. Власть в па­ра­диг­ме клас­си­чес­кой куль­ту­ры по­ни­ма­ет­ся как выс­ший он­то­ло­ги­чес­кий по­ря­док, про­ис­те­ка­ю­щий от Все­выш­не­го. По­э­то­му фра­за «Мы, ми­лостью Бо­жи­ей им­пе­ра­тор Алек­сандр II» восп­ри­ни­ма­лась пол­то­ра сто­ле­тия на­зад как неч­то са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­ще­еся и не вы­зы­ва­ла ус­ме­шек у боль­ши­н­ства жи­те­лей Рос­сийс­кий им­пе­рии. И де­ло здесь не в иде­а­ли­за­ции мо­нар­хи­чес­кой фор­мы прав­ле­ния, ибо зем­ной царь – вов­се не обя­за­тель­но свя­той, а зем­ное царство – от­нюдь не Эдемс­кий сад. В кон­це кон­цов, пред­наз­на­че­ние го­су­да­р­ства и го­су­да­ря сос­то­ит не в том, что­бы пост­ро­ить рай на зем­ле, а в том, что­бы не прев­ра­тить ее в ад.

В Ев­ро­пе клас­си­чес­кая (тра­ди­ци­он­ная) эпо­ха про­дол­жа­лась до Ве­ли­кой фран­цу­зс­кой ре­во­лю­ции кон­ца XVIII ве­ка, а в Рос­сии – до фев­ра­ля 1917 го­да. Пос­ле это­го мы всту­пи­ли в эру Мо­дер­на, ког­да в ми­ро­во­з­зре­нии лю­дей на мес­то Бо­га при­шел че­ло­век и соз­на­ние ста­ло ос­но­вы­вать­ся на че­ты­рех иде­о­ло­ги­чес­ких «ки­тах» – ате­из­ме, ли­бе­ра­лиз­ме, на­ци­о­на­лиз­ме и со­ци­а­лиз­ме. Все наз­ван­ные «ки­ты» – по­рож­де­ния Мо­дер­на, но, как и вся­кие род­ные братья, они мо­гут ссо­рить­ся (наг­ляд­ный при­мер – хо­лод­ная вой­на меж­ду со­ци­а­лис­ти­чес­ким СССР и ли­бе­раль­ны­ми США), а мо­гут и мир­но друг с дру­гом ужи­вать­ся. В Рос­сии же па­ра­докс со­ве­тс­кой влас­ти зак­лю­чал­ся в том, что она под фла­гом марк­сиз­ма смог­ла про­дол­жить клас­си­чес­кую ли­нию раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции. Со­ве­тс­кий Со­юз хра­нил вер­ность вер­ти­каль­но­му уст­ро­е­нию влас­ти и, хо­тя и в прев­ра­щен­ной фор­ме, ос­та­вал­ся мо­нар­хи­чес­ким го­су­да­р­ством. Ген­се­ки бы­ли сво­е­го ро­да ца­ря­ми.

Та­кая си­ту­а­ция ос­та­ва­лась в Рос­сии вплоть до «зас­той­ных» 1970-х го­дов, ког­да энер­ге­ти­чес­кий им­пульс Мо­дер­на стал ис­ся­кать. В стра­не на­чал пос­те­пен­но ут­ве­рж­дать­ся Пост­мо­дерн, ко­то­рый не ори­ен­ти­ру­ет­ся ни на ка­кие выс­шие цен­нос­ти и це­ли вро­де сво­бо­ды, ра­ве­н­ства, брат­ства, на­ции или со­ци­аль­ной спра­вед­ли­вос­ти. Пост­мо­дерн – это иг­ро­вая ци­ви­ли­за­ция, за­ни­ма­ю­ща­я­ся иск­лю­чи­тель­но сво­бод­ной пе­ре­ко­ди­ров­кой смыс­лов и ни­чем бо­лее. Ес­ли в эпо­ху Мо­дер­на для мно­гих лю­дей умер Бог, то с при­ше­ст­ви­ем в мир Пост­мо­дер­на умер и сам че­ло­век.

Осо­бый путь Рос­сии

У каж­дой боль­шой стра­ны-ци­ви­ли­за­ции свой путь в этом ми­ре. Ки­тай – это не Аме­ри­ка, а Ин­дия – от­нюдь не Па­кис­тан.

Действи­тель­ная, а не ми­фи­чес­кая осо­бен­ность Рос­сии сос­то­ит в том, что у нас три эпо­хи ми­ро­вой ис­то­рии – клас­си­чес­кая, мо­дер­ни­с­тская и пост­мо­дер­ни­с­тская – су­ще­ст­ву­ют се­год­ня в рам­ках од­ной стра­ны-ци­ви­ли­за­ции. Мы ос­та­ва­лись сво­е­го ро­да «но­вой Ви­зан­ти­ей» вплоть до на­ча­ла XX ве­ка, с тру­дом пе­ре­ва­ри­вая на­силь­ствен­ную пет­ро­вс­кую мо­дер­ни­за­цию и соз­да­вая на ее ос­но­ве ве­ли­кую куль­ту­ру. Бо­лее то­го, мы ос­та­ва­лись «но­вой Ви­зан­ти­ей» и пос­ле ок­тяб­ря 1917-го, ког­да еще бо­лее жес­то­кий ком­му­нис­ти­чес­кий Мо­дерн по­на­ча­лу чуть не убил стра­ну, но за­тем – не­о­жи­дан­но для са­мих ле­нин­цев-троц­кис­тов – соб­рал ее в не­кое по­до­бие «крас­ной им­пе­рии». Од­на­ко в де­каб­ре 2011 го­да вне­зап­но про­и­зош­ло столк­но­ве­ние трех куль­тур­ных, по­ли­ти­чес­ких и, в ко­неч­ном сче­те, ре­ли­ги­оз­ных по­то­ков оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии. Эта ре­ву­щая встре­ча при­ве­ла в дви­же­ние ты­ся­чи лю­дей в рос­сийс­ких сто­ли­цах, вог­нав стра­ну в зо­ну со­ци­аль­ной тур­бу­ле­нт­нос­ти и край­ней по­ли­ти­чес­кой не­ус­той­чи­вос­ти.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 849 гостей онлайн