Четверг, 19 Июля, 2018
   
(2 голоса, среднее 3.00 из 5)

Страсти по рецессии
Василий Симчера

Источник: альманах «Развитие и экономика», №8, декабрь 2013, стр. 202

Василий Михайлович Симчера – доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, директор НИИ статистики Федеральной службы государственной статистики (2000–2010 гг.), вице-президент Российской академии экономических наук, главный редактор журнала «Экономика. Предпринимательство. Окружающая среда» (1999–2005 гг.), руководитель отдела статистики взаимной торговли стран-членов Таможенного союза ЕврАзЭС (2011–2012 гг.)

 

Доходы нам, анонимным бенефициарам, а долги и убытки вам, обманутым народам. Именно по такому сценарию развивается рецессия в современном мире. А как обстоят дела в России? Есть ли она в России или нет ее? И если она есть, кто в этом виноват, где ее истоки, каковы масштабы и последствия, какова цена вопроса? Кто, когда и как будет расплачиваться? Неужели, как в Греции, придется платить натурой – своими исконными островами и приграничными территориями?

Экономический хит в России сегодня – рецессия. Рассуждений о ней море, а вот конкретных оценок ее масштабов и последствий нет, или они попросту надуманные и не имеют практически никакого отношения к реальности. Рецессии, утверждают правительственные чиновники, в России нет. Вместе с тем ее экономика и финансы наяву трещат по швам. Цены растут, рубль тает, долги и невозвраты (и не только коммунальные, но и банковские) зашкаливают, дыры в бюджетах зияют, приставы сбились с ног, платить нечем, все в залоге или ломбарде. Рецессия, утверждают их еще не окончательно ангажированные оппоненты, как нищета миллионов наших сограждан и их ветхое и аварийное жилье, спрятать которые некуда, – на виду у всех, а экономика и финансы страны как-никак держатся на плаву.

Где же правда? А правду, смешанную в условиях действия нынешних двойных юрисдикций и стандартов с подставами и откровенной ложью, как мутную материю, никто не знает. И знать не только не может, но и не хочет. Между тем правда в том, что реальную рецессию в мире путают с виртуальной рецессий в России, а скрываемую реальную заграничную экономику и финансы России – с дотла обесцененными и, следовательно, по нынешним временам куцыми активами субъектов собственно российского производства, которых у нас в чистом и суверенном виде сегодня практически нет.

Дело в том, что нынешняя российская экономика – это отнюдь не единый и целостный конгломерат суверенных национальных предприятий и производств. В обнаженной и малообъяснимой реальности это сегодня – одно некое большое акционерное общество закрытого типа, в котором все 80 процентов долей – и соответственно доходов – принадлежат иностранному (по преимуществу офшорному) капиталу, притворно расписанному на подставных российских марионеток-учредителей. И всего лишь 20 процентов – собственно отечественному капиталу, на который, как правило, списываются все поражения и убытки и который, следовательно, подчас всего лишь имитирует успехи и доходы и соответственно иллюзорную силу и славу российского бизнеса и российской власти в современной мировой экономике. Истинные взаимоотношения в этом обществе, его бенефициары, источники их активов и доходов, о которых «наши» власти предержащие только и пекутся и на увеличение которых наш народ только и работает, – тайна за семью печатями, которая тщательно скрывается и недоступна даже для самых пытливых исследователей.

Поэтому прежде чем судить о рецессии в России, ее истоках, масштабах и последствиях, находить ее виновников и компенсировать причиненный ущерб за их счет, надо ясно понимать, о чьей юрисдикции и о какой собственно – отечественной или заграничной – российской экономике идет речь. Под чьим и каким внутренним или внешним управлением она находится. Кто ее истинные хозяева и бенефициары. А кто за известные 33 серебряника от их имени всеми правдами и неправдами прислуживает ей. Словом, как говорил классик, прежде чем объединиться, надо четко разделиться, чему российские чиновники как раз смертельно сопротивляются. Напротив, боясь неизбежных разоблачений, они делают все для того, чтобы такая смутная ситуация в России как можно дольше сохранялась. Поэтому ныне о таких дифференцированных оценках масштабов и последствий мнимой и реальной рецессии в России даже самые проницательные исследователи только догадываются и толком ничего не знают. Впрочем, без них российской науке сегодня нечего делать и во многих других, если практически не во всех, современных фундаментальных социально-экономических исследованиях, которые в нынешней продажной реальности на самом деле абсолютно ненужные и бесполезные.

В условиях присоединения России к ВТО документально персонализированное определение неразглашаемых активов учредителей и соответственно роли и места российского бизнеса в транснациональной экономике и транснациональной экономики в российском бизнесе по юрисдикциям его учредителей в профессиональных кругах больше не может игнорироваться, поскольку без него им нет места в современном бизнесе.

Представление мирового транснационального бизнеса и мировых экономических отношений продолжается в нынешних превращенных формах и извращающих истинные оценки скалярных величинах. Отсутствует дифференциация такого бизнеса по классовой и национальной принадлежности его собственников и размерам принадлежащих им капиталов в адекватном виде и подлинном формате. А усиливающаяся закрытость мировых капиталов и их владельцев граничит не только с недопустимой монополизацией мирового бизнеса в руках тайной закулисы, но и с его тотальным монополизмом, открывающим шлюзы для неограниченной эксплуатации всего неангажированного бизнеса и уничтожающим всякие начала фальшиво декларируемого равенства исходных условий для всех его участников.

Неудивительно, что в результате отношений, строящихся в рамках подобной юрисдикции, реальную рецессию современной европейской и американской экономики, ее истоки, причины и следствия наши чиновники путают с мнимой рецессией российской экономики, которой как придатку можно приписывать все что угодно. И до тех пор пока этой путанице не будет положен конец, судить о рецессии, разрабатывать и принимать какие-либо вразумительные меры по ее преодолению невозможно. Заниматься изучением подлинных механизмов современного бизнеса вне такого онтологического его понимания и представления – дело абсолютно бесполезное.

В действительности в собственной дефицитной российской экономике рецессии как таковой по определению нет и быть не может. В такой экономике могут происходить, как это демонстрирует экономика Китая, только развитие и подъем. Торможение, стагнация и падение производства в такой экономике попросту алогичны, они ей противопоказаны.

Что же в этом смысле происходит сегодня в России? Почему мы не ограждаем свою экономику от экспансии иностранной рецессии, а скорее напротив ее импортируем и поощряем? Ради чего мы сопротивляемся раздельному учету ее последствий и платим огромные суммы убытков по рецессионным счетам, вменяемым нам подпольными учредителями иностранных компаний? Почему мы до сих пор не используем механизмы, предусмотренные для этого ВТО? Наконец, почему мы до сих пор ограничиваемся куцым счетом ВВП и не имеем, как другие страны, полноценного счета собственного валового национального продукта (ВНП), на основе которого только и возможно было бы получать искомые прозрачные и полномасштабные оценки? В чьих интересах мы терпим у себя столь убыточное и попросту унизительное положение вещей? Полные и ясные ответы на эти вопросы можно получить, опираясь на достоверные цифры и факты, которые как раз и игнорируются нашими чиновниками. О чем говорят эти цифры и факты?

Первое. Начало начал любой рецессии – сокращение физических объемов материальных, трудовых и интеллектуальных ресурсов, необходимых для поддержания расширенного воспроизводства реальных объемов производства. Финансовые ресурсы при этом могут находиться в дефиците. О какой рецессии реального сектора экономики в России можно сегодня вести речь, если его материальные и интеллектуальные ресурсы в целых 10 (не ошибка – десять) раз, а трудовые (с учетом полной занятости) в два раза превышают максимально необходимые? По экономической логистике при уникальном наличии таких избыточных объемов реальных ресурсов на условиях эквивалентной взаимозаменяемости возможно привлечение практически любых объемов выгодных финансовых ресурсов. То же самое касается и спроса, который при наличии таких объемов избыточных ресурсов и минимально рациональном их использовании также способен быть сколь угодно большим. Разумеется, речь в таком случае может идти только об искусственной, или заказной рецессии, образчики которой – в частности, сокращение объемов промышленного производства при кратно избыточных объемах производственных мощностей, в том числе объемов производства углеводородов, – мы сегодня с недоумением наблюдаем.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 700 гостей онлайн