Вторник, 23 Июля, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Поскольку рост человечества зависит исключительно от его численности, а не от каких-либо внешних условий и ресурсных ограничений, то логика диктует искать причину демографического перехода внутри самого человека. Причина эта, по мысли Капицы, связана с тем, что резкое увеличение интенсивности межличностного взаимодействия, радикальное увеличение скоростей информационного обмена, произошедшее на протяжении жизни последних двух поколений (возникновение того, что принято называть информационным обществом), натолкнулись на естественное ограничение – длительность человеческой жизни, лимитирующую процесс приобретения и усвоения новых знаний. Человеческая цивилизация – это цивилизация информационная, точнее – цивилизация идей, цивилизация логосная. «Именно идеи и их результаты, – утверждает Норт, – <…> являются фундаментальной движущей силой человеческого состояния». С ним согласен и историк экономики Джоэль Мокир: «Содержание экономической истории западного мира сводится к материализации его идей».

Сегодня едва ли не общим местом стало утверждение, что современные экономики – это экономики, основанные на знаниях. Но ведь так было всегда. Даже доиндустриальное аграрное общество не может существовать без колоссального массива знаний, касающихся того, когда и как следует сеять, удобрять, поливать, собирать урожай и т.п. Тем более это справедливо для общества индустриального, использующего достаточно сложные технологии. По мнению Мокира, ключевую роль в построении экономики знаний играет создание эффективных механизмов превращения теоретических знаний, или, как их называет Мокир, Ω-знаний о высказываниях, в технологии, или – в терминологии Мокира – практичные λ-знания. Эффективное функционирование таких механизмов становится возможным в значительной степени именно благодаря интенсификации информационного обмена.

Происходящее на рубеже тысячелетий замедление темпов роста населения Земли Капица связывает с радикальным возрастанием интенсивности информационных потоков. По его мнению, отдельный человек просто не успевает приспосабливаться к этим стремительным изменениям. Впрочем, дело здесь не просто в информации. Интенсификация процессов взаимодействия между логосами членов социума приводит к тому, что общество выходит на качественно новый уровень. Оно превращается в своего рода «сверхорганизм», чем-то подобный несепарабельной квантово-механической системе, живущей по законам, отличным от законов развития систем, состоящих из относительно изолированных элементов. На этом фоне происходит кризис ориентированных на предание религиозных институций, всегда бывших хранителями фундаментальных ценностей, которыми человек жил тысячелетиями.

Профессор нравственной философии Адам Смит был убежден в том, что нравственность является одним из основных факторов национального богатства. Хранителем традиционной системы базовых ценностей в обществе является Церковь. Кризис системы ценностей и кризис данного института взаимосвязаны и имеют своим следствием развитие кризисных тенденций глобального характера. Преодоление этих кризисных явлений как на глобальном, так и на национальном уровне требует объединения всех сил и потенциалов культур. Поэтому на современном этапе развития общества вновь возрастает значение как традиционных религий, так и новых религиозных движений, определяющих свое место в стремительно меняющемся мире и выступающих за взаимообогащающий творческий диалог с современной наукой, являющейся главным фактором ускорения цивилизации.

Рассчитывая динамику роста населения Земли, Капица предлагал учитывать характерное время жизни человека, которое определяется «внутренней предельной способностью системы человечества и человека к развитию» (с известной долей условности это время может пониматься как некий параметр, характеризующий динамику внутреннего мира – динамику, связанную с облаченностью человека в кожаные ризы). Учет естественных граничных условий (с одной стороны, вначале скорость роста человечества не может быть меньше, чем появление хотя бы одного человека за время жизни одного поколения, с другой стороны, по мере приближения к точке демографического перехода максимальный прирост человечества за год не может быть больше численности самого населения) приводит к решению, не уходящему в бесконечность, но стабилизирующемуся на уровне 9–12 миллиардов человек:

N = (C / τ) arcctg ((Т1 – Т) / τ),

где Т1 – параметр, равный 2007 году нашей эры – середине второй фазы глобального демографического перехода, τ – характерное время жизни человека – порядка 42 лет. Из этой формулы, в частности, следует, что характерное время демографического перехо­да составляет 2τ, то есть приблизительно 85 лет.

Следует отметить, что предложенная Капицей модель далеко не единственная. Существуют и другие попытки объяснения феномена демографического перехода. Если модель демографического императива Капицы основывается на предположении, что предел экстенсивного роста человечества обусловлен ограниченной возможностью человека усваивать новую информацию, то модель технологического императива ограничение роста связывает с насыщением жизнеобеспечивающих технологий. С тем, что дальнейший прогресс не позволяет существенно увеличить продолжительность жизни и уменьшить смертность. Наконец, модель культурного императива связывает замедление наблюдавшегося вплоть до 1970-х годов гиперболического роста с выравниванием уровня образованности развитых и развивающихся стран, что приводит, с одной стороны, к ускорению экономического роста, с другой – способствует сокращению рождаемости и существенному снижению темпов роста населения. С точки зрения этой модели, основной причиной глобального демографического перехода является рост стоимости человеческого капитала: для воспитания конкурентоспособного члена современного постиндустриального общество требуются огромное количество средств, времени и усилий. А потому происходит неуклонное снижение рождаемости как способа компенсации роста затрат. Примечательно, что все эти модели предсказывают остановку роста и стабилизацию численности населения Земли, то есть фактически наступление новой исторической эпохи.

Похоже, что сегодня наша Земля оказалась в ситуации такого фазового демографического перехода, когда человечество – человечество как целое, как некий сверхорганизм – переходит в какое-то новое состояние. Причем глобальный демографический переход происходит практически одновременно во всем мире, несмотря на разницу исторических путей и экономических потенциалов. И хотя в так называемых развивающихся странах темпы роста населения значительно превосходят темпы роста населения в развитых странах, но даже и там эта скорость начинает снижаться по мере роста экономического потенциала. Если раньше развитие общества зачастую (особенно в советской экономической модели) характеризовалось количественными показателями (величиной валового национального продукта, объемом собираемой пшеницы или выплавляемой стали), то сегодня, по-видимому, мы дошли до рубежа, дальше которого двигаться по той же траектории уже невозможно. Теперь, с наступлением эпохи демографического перехода, количественный рост приостанавливается. «В обозримом будущем нас ожидают переход к новой парадигме развития человечества, переход к обществу, где знания и система образования будут определять развитие, – убежден Капица. – Поэтому должна произойти столь же резкая, как изменение скорости роста, смена целей и ценностей в жизни человечества».

Ощущение радикальных, едва ли не катастрофических перемен пронизывало уже мироощущение начала прошлого столетия. «Двадцатый век наступил непросто. Ведь из четырех цифр сорвались с места три: одна из девяток перескочила к единице, и два нуля многообещающе расчистили дорогу идущему электромагнитному веку», – писал Кузьма Петров-Водкин в своей автобиографической повести «Пространство Эвклида». Перемены, даже чисто «нумерологические», происходящие теперь, несравнимо больше: уже три нуля расчищают дорогу новому – правда, пока не ясно, какому, – веку.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1438 гостей онлайн