Четверг, 20 Сентября, 2018
   
(4 голоса, среднее 4.75 из 5)

Реванш японских консерваторов
Анатолий Кошкин

Курилы: возможна ли ничья?

Источник: альманах «Развитие и экономика», №8, декабрь 2013, стр. 142

Анатолий Аркадьевич Кошкин – доктор исторических наук, профессор Института стран Востока, академик РАЕН

 

Фиаско демократов и резвый старт Абэ

В конце августа 2009 г. в Японии произошло политическое «землетрясение». Управлявшая в течение полувека страной Либерально-демократическая партия Японии (ЛДПЯ) на всеобщих выборах в палату представителей потерпела сокрушительное поражение и была отстранена от власти. На смену ей пришла не имевшая опыта в практических государственных делах Демократическая партия Японии (ДПЯ). Поддержку народа этой партии удалось завоевать, с одной стороны, на критике затянувшейся стагнации в экономике страны и участившихся коррупционных скандалов в высших эшелонах власти, а с другой – благодаря предложенному ей пакету мер по улучшению жизни народа. В предвыборном «манифесте» демократы обещали увеличить финансовую поддержку крестьянским хозяйствам, сократить строительство дорогостоящих объектов инфраструктуры, ввести ежемесячные пособия на детей, отменить плату за учебу в старших классах средней школы, сделать бесплатными скоростные автомобильные дороги. При этом была объявлена кампания по ограничению власти японской бюрократии, считающейся одной из самых сплоченных и могущественных в мире.

В области внешней политики предусматривалось добиваться большей самостоятельности от Соединенных Штатов Америки, сокращения военного присутствия США на японском острове Окинава, активизации связей и сотрудничества с соседними государствами, в первую очередь с Китайской Народной Республикой и Республикой Корея с перспективой создания Восточноазиатского сообщества по примеру аналогичного европейского объединения. Намечалось предпринять дипломатические усилия для поиска урегулирования существующих проблем с Корейской Народно-Демократической Республикой. Лидер ДПЯ Юкио Хатояма, возглавивший в сентябре 2009 г. правительство Японии, заявил о намерении в ближайшее время разрешить «территориальную проблему» с Россией и активизировать отношения с северным соседом.

Однако столкнувшись с плохо прикрытым саботажем предлагаемых нововведений со стороны крупного капитала и высшего чиновничества, ДПЯ смогла выполнить свои обязательства лишь в малой степени. Следует напомнить, что именно в период правления демократов в Японии произошли мощные землетрясения и цунами, унесшие около 20 тысяч человеческих жизней и нанесшие огромный экономический ущерб пострадавшим районам северо-востока страны. Ситуация усугубилась серьезной аварией в результате землетрясения и цунами на атомной электростанции «Фукусима-1» и радиационным заражением целого района страны и прибрежных океанических вод.

На ликвидацию последствий бедствия потребовались большие дополнительные бюджетные средства. В связи с этим, вопреки своим предвыборным обещаниям не увеличивать существующий потребительский налог с любой покупки и услуги, правительство демократов объявило, что вынуждено в два раза повысить эти сборы в казну – с 5 до 10 процентов. Жестко критикуя политику демократов во всех областях жизни страны и особенно за неспособность быстро и эффективно помочь пострадавшим от стихийного бедствия, ЛДПЯ дискредитировала своих политических соперников в глазах избирателей, представляя ДПЯ как недееспособную политическую силу, не справившуюся с управлением государством в кризисной ситуации и подорвавшую авторитет Японии в мире.

Хотя ЛДПЯ остается в глазах народа «партией денежного мешка», отражающей интересы в первую очередь монополистического капитала страны, на очередных всеобщих выборах в декабре 2012 г. избирателям пришлось из двух зол выбирать меньшее. Считая, что политика демократов ведет страну к хаосу и ослаблению позиций на международной арене, большинство из них вновь отдали свои голоса ЛДПЯ и ее союзнику – клерикальной партии «Син-Комэйто», обеспечив их возвращение к власти. Затем эти партии одержали убедительную победу и на июльских выборах 2013 г. в верхнюю палату советников, что завершило длительный период так называемого скрученного парламента, когда поочередно большинством в одной палате обладали демократы, а в другой – их политические соперники. Это означает, что по крайней мере в течение предстоящих трех лет законодательная власть в стране будет в одних руках. Подобная ситуация позволяет преодолеть и негативную тенденцию, когда в Японии практически каждый год менялись премьер-министр и правительство.

Для возвращения к власти либерал-демократы во главе с избранным председателем партии, а затем премьер-министром, ранее (в 2007-2008 гг.) уже руководившим правительством, Синдзо Абэ пошли на рискованные монетаристские меры. Для преодоления сдерживавшей в течение 15 лет экономический рост дефляции было решено на уровне Банка Японии искусственно стимулировать так называемую мягкую инфляцию. Одновременно были предприняты шаги по удешевлению японской иены. Если осенью прошлого года за доллар давали лишь 77 иен, то теперь около 100 иен, то есть японская валюта в одночасье подешевела на четверть. Это весьма важно для традиционно экспортно ориентированной японской экономики. В первую очередь – для автомобильной промышленности. Насаждавшийся в довоенные годы в США лозунг: «Что хорошо для “Форда”, то хорошо для Америки», – в известной степени применим для японского государства в государстве – «Тойоты». Этот концерн даже в годы стагнации неизменно оказывался в прибыли.

Предпринятые кабинетом Абэ меры несколько оживили японскую деловую активность, привели к росту стоимости акций крупных японских компаний. Однако велика и цена такого оживления. Ведь либерал-демократы ради завоевания поддержки избирателей вновь встали на порочный путь выпуска государственных облигаций. В результате внутренний госдолг Страны восходящего солнца достиг в прямом смысле слова астрономических размеров – один квадриллион (!) иен. Это означает, что правительство должно сумму, составляющую 240 процентов годового валового национального продукта. Другими словами долг почти в 2,5 раза превышает стоимость всего производимого в стране продукта и услуг. Это породило серьезные опасения за будущее государства.

Некоторые специалисты настроены весьма пессимистично. «Не думаю, что Япония доживет до 2020 года», – говорит экономист, депутат верхней палаты японского парламента Такэси Фудзимаки. По его словам, «Банк Японии в огромных количествах скупает японские гособлигации и тем самым упраздняет в стране основные принципы работы рынка». «Монетарное стимулирование экономики создает пузырь японских облигаций. Рано или поздно этот кредитный риск отразится на рынке», – убежден парламентарий. По оценке Министерства финансов Японии, «за стартовавший в апреле финансовый год на обслуживание госдолга уйдет 22,2 триллиона иен – это примерно 24 процента бюджета, или более половины всех налоговых поступлений».

Покрывать долги и компенсировать меры по поддержке крупных компаний, как всегда, придется населению страны. Для этого ЛДПЯ утвердила план удвоения потребительского налога, лишь подсластив пилюлю. Объявлено, что в 2014 г. он повысится до 8, а годом позже – до 10 процентов. При этом кабинет намерен также отменить существовавшие десятилетиями протекционные меры, защищающие фермеров, врачей, фармацевтические компании. Естественно, будет продолжено наступление на завоевания людей труда, выхолощена созданная в годы быстрого экономического роста система социальной поддержки населения, которую некоторые называли даже «японским социализмом». О том, что это именно так, свидетельствует неуклонно расширяющийся разрыв в доходах японских богачей и малоимущих.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 873 гостей онлайн