Пятница, 16 Ноября, 2018
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

О.Ю. Атьков: «Только то государство имеет будущее, в котором семья рассматривается как высшая первичная ценность»

Интервью вице-президента ОАО «РЖД» по здравоохранению и работе с общественными организациями, генерального секретаря МОФ «Диалог цивилизаций», летчика-космонавта, Героя Советского Союза, лауреата Государственной премии СССР, лауреата премий правительства РФ, доктора медицинских наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Олега Юрьевича Атькова главному редактору альманаха «Развитие и экономика» Сергею Белкину

Источник: альманах «Развитие и экономика», №8, декабрь 2013, стр. 12

– Благодарю Вас, Олег Юрьевич, за возможность обсудить, быть может, самые главные вопросы, лежащие в русле сквозной темы альманаха, – темы социального развития. Учитывая Вашу беспрецедентную биографию, исключительную широту интересов и практического опыта, хочу затронуть несколько направлений, связанных с развитием общества, в частности, касающихся вопросов семьи и демографии – главной темы текущего номера альманаха. Неслучайно семью называют ячейкой общества, потому что действительно все начинается в семье, в семье формируются базовые жизненные ценности. Сила семьи такова, что она «играет» со всеми прочими социальными институтами на равных, порой переигрывая усилия государства. В связи с этим я бы осмелился говорить о дисфункции семьи в современном российском обществе. Когда общество «катится не туда», семья должна быть спасительным пространством, хранителем и генератором подлинных ценностей. Как должно строиться взаимодействие семейного воспитания и той разнородной, противоречивой среды ценностей, которую предлагает современное общество?

– Несмотря на сложность задачи нашего интервью, а проблемы демографии и семьи – это очень тонкий вопрос, особенно если акценты относятся к социально-политическим аспектам, постараюсь сделать наброски своего видения и ощущения проблемы. Вот Вы говорите, что общество «катится не туда», но если общество живет по Конституции и законам, то вопрос «куда оно катится?» будет излишним. Если с рождения ребенку прививают такие ценности, как доброта, порядочность, искренность, то в дальнейшем возрастает уверенность в адекватной оценке молодежью предлагаемых обществом соблазнов, а также повышается вероятность качества выбора ребенком правильной среды для общения и развития. Здесь нашей задачей будет являться всяческое уменьшение рассадников зла и растления личности. Вы спрашиваете, как семейное воспитание должно взаимодействовать с внешней средой, которая навязывает свои – спорные и противоречивые – ценности. Приведу пример из жизни своей семьи. У моей дочери – три девочки, мои внучки. На осенние каникулы она с мужем, старшей и средней дочками поехала на Святую Землю. Со старшей они там уже бывали: Иерусалим весь исходили, Вифлеем посетили. Накануне этой поездки произошла следующая история. Моя дочь пошла на новый фильм «Сталинград» и взяла с собой старшую дочь, которой сейчас 13 лет. И рассказала мне потом, что сама до слез расчувствовалась, а моя старшая внучка – смотрела кино без подобных эмоций. То есть война от нее так далеко, что она просто не воспринимает ее как нечто, имеющее отношение к ее родной истории – а значит, и к ней самой. И моя дочь говорит: надо что-то делать, вырастает целое поколение, для которого война со всеми ее ужасами – это уже что-то совсем далекое, это уже почти что Куликовская битва. И приехав на отдых, моя дочь повезла обеих своих девочек в Нетанию, где недавно был открыт памятник Красной армии. А со старшей потом еще отдельно побывала в музее Холокоста. Когда они вернулись, я спросил у обеих своих барышень, что им больше всего запомнилось в этой поездке. Семилетняя сказала, что ей больше всего понравился памятник Красной армии в Нетании. И описала мне эти большие крылья. А на старшую самое большое впечатление произвел музей Холокоста. И я очень благодарен своей дочери за ту прививку памяти, которую она сделала своим детям. Вот так и воспитывается память сердца – и воспитывается главным образом в семье.

– Среди широкого спектра ценностей – национальных, религиозных, политических, культурных, которые могут от се­мьи к семье отличаться по своим приоритетам, – есть, как мне кажется, группа ценностей, вроде бы, общая для всех. Я имею в виду здоровье – свое собственное и своих детей.

– Начну с неутешительной констатации: у большинства наших граждан нет мотивированного ценностного отношения к собственному здоровью как к необходимому жизненному ресурсу. Отсюда и большинство проблем – низкая рождаемость, высокая смертность, небольшая продолжительность жизни, значительное число абортов и многое другое. По данным Росстата, с 1992 по 2010 год численность постоянного населения Российской Федерации имела устойчивую тенденцию к сокращению, в некоторые периоды – до 700 тысяч человек в год. Прогнозы Росстата до 2030 года показывают, что только при очень благоприятном стечении обстоятельств, то есть если сильно повышается рождаемость и также сильно снижается смертность, только в этом случае перекрывается естественная убыль населения.

– Пока, к сожалению, трудно рассчитывать на рост рождаемости… А вот число абортов продолжает расти.

– Тут, наверное, вообще впору ставить вопрос о необходимости воспитания у нашего населения принципиально другого отношения к детям и детству. В связи с этим хочу напомнить Вам один факт из нашей сравнительно недавней советской действительности. После страшного землетрясения в Спитаке в 88-м осталось много детей-сирот. Так вот, я не помню, в течение какого именно срока, но всех их разобрали по семьям – либо родственники, либо соседи, либо просто близкие люди. Ни одного ребенка не осталось без новой семьи – понимаете, ни одного! В Армении вообще тогда не существовало детских домов. Нет их и в Израиле. Почему бы нам – России – не взять пример с них в этом вопросе? И ведь раньше-то у нас было участливое отношение к детям, а потом его утратили. Вот, кстати, была бы достойная цель – добиться того, чтобы в нашей стране не было ни одного беспризорного или сироты. У нас богатое государство, и нам это вполне по силам. Конечно, надо очень серьезно думать, как бороться с абортами. Надо, чтобы с женщинами, готовыми пойти на такой шаг, занимались не только психологи. Должна быть выработана целая программа, которая бы делала беременную женщину предельно защищенной – и не только морально и психологически, но и в экономическом и социальном отношениях. Важно, чтобы будущая мать понимала и чувствовала, что она не будет одинокой и брошенной, даже если у нее нет мужа. Необходима разработка комплексного механизма защиты материнства. Безусловно, в этот проект необходимы капиталовложения, которые окупятся уже через какие-то 18–20 лет – когда ребенок вырастет и станет работать, приносить пользу стране. Иначе говоря, речь идет о среднесрочных инвестициях. Требуется осознание: иного выхода нет, перемены в демографической картине – вещь небыстрая. Особых математических формул не требуется, чтобы понимать элементарную закономерность: через 5–10 лет активного репродуктивного возраста достигнут женщины, относящиеся к малочисленному поколению 90-х. И в среде их семей, в сознании этого поколения как никогда важна ориентация на рождение, как минимум, второго и третьего ребенка. Задача государства – значительно расширить социальные гарантии семьям при рождении детей. Параллельно необходимо реализовывать меры идеологического, воспитательного, информационного характера, направленные на формирование мотивированной потребности в многодетной семье. Следует помнить и о том, что установка на воспитание гражданина должна быть присуща обоим родителям еще до рождения у них ребенка. Хотя, конечно, все это – во многом благие пожелания, а жизненные реалии гораздо более сложные и непредсказуемые. В связи с этим вспоминается фраза из еще старой – советского времени – интермедии Жванецкого, которая звучит примерно так: «Если бы Вовин папа больше зарабатывал, а Вовина мама уделяла бы своему сыну больше времени, то государству не пришлось бы тратить большие средства на перевоспитание ребенка».

 



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 950 гостей онлайн