Четверг, 18 Января, 2018
   
(9 голоса, среднее 4.22 из 5)

Геоэкономическая формула мироустройства
Александр Неклесса

Источник: альманах «Развитие и экономика», №7, сентябрь 2013, стр. 112

Александр Иванович Неклесса – руководитель Группы «ИНТЕЛРОС – Интеллектуальная Россия», председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, заместитель генерального директора Института экономических стратегий, директор Центра геоэкономических исследований (Лаборатория «Север–Юг») Института Африки РАН

 

Множественность изменений в политическом мироустройстве, генезис версий архитектуры мировой системы свидетельствуют о культурном и цивилизационном транзите, являясь симптомами процесса. Тут можно констатировать следующее:

  • система международных отношений переживает транзит в иное состояние;
  • в рамках транзита возникает новая организация мироустройства;
  • мировой рынок перерастает в оригинальную форму миропорядка.

Рассуждая о генезисе новой модели, порожденной трансформацией привычных форм государственности (nation state), попробуем подробнее рассмотреть геоэкономический аспект комплексного процесса.

Геоэкономика как предмет исследования

Геоэкономика – направление социальных наук, возникшее в первой четверти XX века на стыке экономики и политологии. В предмете геоэкономики просматривается несколько аспектов, объединяющих в единый комплекс вопросы экономической истории, экономической географии, современной мировой экономики и политологии, конфликтологии, теории систем управления. Геоэкономика изучает:

  • географический императив, выражающийся в органичной связи экономики и пространства, во влиянии климатических и ландшафтных особенностей на формы и закономерности хозяйственной деятельности;
  • «мощь и ее актуальный инструментарий», происходящий сдвиг международных силовых игр из области военно-политической в область экономическую – сдвиг, порождающий особый тип конфликтов – геоэкономические коллизии в глобальном контексте;
  • политику и стратегию повышения конкурентоспособ­ности государства в условиях глобализации экономики (унификации и поглощения мировой экономики «вселенским рынком», ее новой структурности);
  • пространственную локализацию (географическую и трансгеографическую) в новом глобальном универсуме различных видов экономичес­кой деятельности, новую типологию мирового разделения труда;
  • слияние политики и экономики в сфере международных отношений, формирование на данном базисе системы стратегических взаимодействий и основ глобального управления.

Наблюдения о связи экономики, истории и географического пространства можно встретить у самых разных ученых XIX-XX веков в широком диапазоне от Фрица Рёрига, Фридриха Листа («автаркия больших пространств») и, конечно, «Политической географии» Фридриха Ратцеля до Фернана Броделя («миры-экономики») и Иммануила Валлерстайна («мир-системный подход»).

Общее понятие о предмете геоэкономики первоначально возникает в русле геополитических штудий для фиксации реалий, относящихся к экономическим аспектам данного направления социальных исследований. Очевидно, что экономика Европы и экономика тропической Африки, равно как экономики стран континентальных и стран прибрежных, в своих существенных характеристиках типологически различны. Так, развитие товарного производства в умеренных широтах стимулировалось сезонным циклом сельскохозяйственной активности и необходимостью складирования собранных продуктов, в то время как экономика тропи­ческой зоны не имела столь выраженной цикличности, а складское хранение заменялось поддержанием экологического баланса определенных растительных зон. В трудах геополитиков отмечалось также отличие базовых экономических моделей Rimland’а (ориентированной на широкий товарообмен) и Heartland’а (в большей мере нацеленной на самообеспечение).

Геоэкономика как самостоятельное понятие и направление исследований возникла в Веймарской Германии в 20-е годы практически одновременно с геополитикой, но пребывала в тени последней, не будучи востребованной в то время. Рассуждения о геоэкономике фиксируются в работе Карла Рейджерса (1927), отмечающего роль географических модификаций, вносимых войнами в человеческую жизнь, как направление человеческой деятельности, более соответствующее новому состоянию человечества. И потому объединяющее геоэкономику, геополитику (а заодно и геоэкологию) в единый комплексный инструментарий изучения актуальной формы практики.

В годы Второй мировой войны и в последующий период XX века геоэкономика переживает реанимацию (Чарльз Колби, Гриффит Тейлор, Маурицио Пармели) – частично вследствие попытки избавиться от отягощенного одиозными ассоциациями понятия геополитики, активно использовавшегося в нацистской Германии. Геоэкономика очертила при этом предметное поле, отличное от геополитики, взяв от последней, однако, целостный, структурный подход к рассмотрению социальной реальности и полити­ческой динамики. В дальнейшем отдельные (немногочисленные) работы по геоэкономике выходили в странах «третьего мира» и Южной Европы.

В генезисе современного понимания геоэкономики также просматривается преемственность с подходами и инструментарием геополитики, что не в последнюю очередь связано с умонастроениями 90-х годов. В то время многие исследователи прогнозировали смещение силовых игр наступающей эпохи из военно-политической сферы в экономическую и эскалацию нового типа конфликтов – геоэкономических коллизий, развивающихся в контексте международных отношений.

Подобный концепт был положен в основу статьи американского ученого Эдварда Лют­твака «От геополитики к геоэкономике: логика конфликта, грамматика торговли», опубликованной в журнале National Interest летом 1990 года. Люттвак противопоставляет в ней геополитику с ее акцентом на использование военной мощи для достижения внешнеполитических целей – геоэкономике как политике, ориентированной на победу в экономическом состязании. Следует упомянуть также работы Эндрю Лейшона и Уильяма Нестера.

В Европе концепция геоэкономики в те же годы активно разрабатывалась в Италии генералом Карло Жаном, опубликовавшим, в частности, в начале 1991 г. статью «Геоэкономика: инструментарий, стратегия и тактика», несущую отпечаток геополити­ческих конструктов и военно-стратегического стиля мышления автора. По мнению генерала Жана, «геоэкономика основывается не только на логике, но и на синтаксисе геополитики и геостратегии, а в более широком смысле – и на всей практикологии конфликтных ситуаций». В целом в трудах итальянских ученых (Карло Жан, Паоло Савона, Серджо Фиоре, Фульчери Бруни Рочча) под геоэкономикой понимается «дисциплина, изучающая те аспекты международной конкуренции, где главными действующими лицами выступают не корпорации, тресты или банки, а государства».

В 90-е годы во Франции был основан Institut Choiseul for International Politics and Geoeconomics в качестве независимого исследовательского центра, анализирующего международные отношения, экономичес­кие и политические стратегии, а также мировые культуры. В 1997 г. институт, именуемый к тому временем Европейским институтом геоэкономики, начинает издавать академический журнал под названием «Геоэкономика» (на французском языке).

Сыграл роль в развитии геоэкономики также Паскаль Лоро. По его мнению, «геоэкономика анализирует экономические стратегии, в основном торговые, в соответствии с актуальной ситуацией в политической сфере <…> имея целью защиту собственных экономик либо хорошо опознаваемые их сектора с целью либо обрести национальными предприятиями технологии, либо захватить определенные сегменты мирового рынка, соответствующие типам производства в данной стране».

 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №18, декабрь 2017

Сергей Белкин.
Революция 1917 года как цивилизационный выбор России

стр. 5

Октябрьская революция 1917 года была обусловлена историко-культурной спецификой России, особенностями развития и бытования в истории в качестве геополитического субъекта.



Вардан Багдасарян.
Похороны социализма были преждевременными

стр. 8

Социалистический эксперимент в истории: теория и замысел.



Дмитрий Андреев.
Респонсибилизация элиты

стр. 22

Изъяны и недостатки российской элиты при эффективном многоуровневом управлении этим сообществом могут оказаться полезными и даже незаменимыми для стимулирования новой мотивации элиты, ориентированной на национальные интересы.



Максим Михалёв.
Бремя ответственности, или Попытка ресакрализации элит

стр. 32

Как сделать элиты ответственными, осознающими свой исключительный статус и обращающими все имеющиеся у них возможности на служение своей стране.



Владимир Немыченков.
Культура и большие смыслы

стр. 42

Любая культура основывается на больших смыслах, то есть на тех фундаментальных ценностях, которые и предопределяют особенности социального, политического, идеологического, религиозного и иных аспектов национального бытия.



Урбанистические натюрморты Аристарха Лентулова
стр. 60

В главном здании Театрального музея имени А.А. Бахрушина прошла выставка «Мистерия-буфф Аристарха Лентулова», приуроченная к 135-летию со дня рождения мастера русского авангарда

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1147 гостей онлайн