Среда, 20 Сентября, 2017
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

А.А. Нагорный: «России надо маневрировать между Соединенными Штатами и Китаем, но при этом держаться ближе к последнему»

Интервью заместителя главного редактора газеты «Завтра» и исполнительного секретаря Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного первому заместителю главного редактора альманаха «Развитие и экономика» Дмитрию Андрееву

Источник: альманах «Развитие и экономика», №7, сентябрь 2013, стр. 74

– Александр Алексеевич, в настоящее время все разговоры о глобальной проблематике так или иначе сводятся к предстоящему в Петербурге саммиту «двадцатки». При всей значимости и самого события, и новой организации, в которой оказались сведенными воедино безусловные лидеры развития и государства, которые еще только набирают темпы роста, не исчезает ощущение, что петербургская встреча – все-таки событие в определенной степени ситуационно-конъюнктурное. Ведь подлинная архитектура проступающего нового миропорядка зависит не столько от того, какими мерами надлежит преодолевать кризис, который никак не желает завершиться, – хотя и от этого тоже, – сколько от каких-то более фундаментальных и определяющих констант глобального развития. Справедливо ли такое ощущение? И если справедливо, то что это за константы?

– В настоящее время разные эксперты по-разному оценивают динамику международных отношений. Одни считают, что уже сложился цивилизованный мир – хотя еще и остаются лакуны нецивилизованные. И идет их медленное притирание друг к другу. Это один подход. Есть и другой подход, сторонники которого считают, что идет бешеная борьба за будущее мира, за конструирование нового миропорядка XXI века. Ссылаются на Хантингтона как на автора концепции «столкновения цивилизаций». Согласно такому взгляду, основные геополитические центры продолжают существовать, их никто не отменял, и они ведут между собой закамуфлированную борьбу. С одной стороны, сотрудничают, а с другой – пытаются за счет друг друга усиливать свои позиции – политические, финансово-экономические, мировоззренческие, идеологические и т.д. Существует и третье мнение, в соответствии с которым глобальный миропорядок фактически близок к созданию, но ситуация остается пока крайне нестабильной, она пребывает в развитии, и вполне еще могут произойти разные неожиданности. Тем не менее этот близкий к, скажем так, затвердеванию миропорядок более или менее контролируют Соединенные Штаты, «вашингтонский обком» или «флагман цивилизованного мира» – кому как нравится. Конечно, для этой – третьей – точки зрения сегодня имеется больше всего подтверждений.

– Это, так сказать, замеры текущего момента. Иными словами несколько десятилетий назад мир начал ощущать себя как нечто цельное и единое, и в этой заново обретенной цельности тут же развернулась борьба за лидерство…

– Глобальный миропорядок вообще всегда существовал, если уж разбираться подробно. Хотя в истории, даже в сравнительно недавней истории XVIII-XIX веков, абсолютным центром была Европа, внутри которой, в свою очередь, тоже шла жесткая борьба за верховенство. Вместе с тем параллельно с Европой существовала и китайская цивилизация. И кстати, та же индийская цивилизация – пускай и под британской короной. И та и другая цивилизации жили по своим канонам и функционировали на совершенно других идеологических основах, нежели Европа.

– Если вернуться к предложенным Вами трем интерпретациям глобального миропорядка, то какое из приведенных мнений представляется Вам наиболее соответствующим действительности?

– Я не согласен с теми, которые считают, что уже сложилась или почти сложилась глобальная система миропорядка. Это далеко от истинного положения вещей. Гармоничности в современном мире очень мало. Мы видим огромное количество столкновений самых разных интересов – и чисто военных столкновений, и региональных конфликтов, и проявлений соперничества между транснациональными корпорациями и влиятельными группами, и соревнований между ведущими мировыми валютами. Все это свидетельствует о том, что мир находится в своеобразном клубковом состоянии, которое куда-то движется. Вместе с тем мне кажется, что от каждой из трех приведенных интерпретаций нынешнего состояния мира можно что-то взять. Но все равно необходимо определиться с исходной позицией. И такая позиция – это именно третье мнение. Хотя бы уже потому, что сейчас никто не может предложить более мощной системы политики, больших конкурентных преимуществ, чем Соединенные Штаты. И здесь дело даже не столько в военно-стратегичес­ких возможностях США, которые тратят на оборону больше, чем все остальные страны вместе взятые. Гораздо более значима финансово-экономическая мощь Вашингтона. Доллар по-прежнему остается самой сильной валютой, доминирующей во всем мире. Она, может быть, подтачивается и расшатывается, но тем не менее ее удерживают. И пока мы не видим ни одного реального соперника, который мог бы на равных конкурировать с Америкой. К роли второго центра силы в финансово-экономической сфере примеряется Китай, который нащупал совершенно иную социально-экономи­ческую систему управления и экономикой, и обществом. И мы видим, что за последние 30 лет эта страна делает совершеннейшие чудеса, какие и не снились ни Японии, ни «четырем азиатским тиграм» – Гонконгу, Сингапуру, Тайваню и Южной Корее, – которые вслед за Токио стали у себя реализовывать японскую модель. Китай, обладая огромной территорией, огромной человеческой массой, сумел сделать рывок из отсталости в современную эпоху. Поскольку валовой национальный продукт Китая наращивается такими темпами, то он, естест­венно, становится соперником США, а юань должен так или иначе превратиться в новую резервную валюту.

– К тому же не надо забывать и то, что Америка задала всему миру определенные стандарты масскульта, которые повсеместно стали считаться эталонными.

– Совершенно верно. Еще более значимым, нежели экономика, является политико-идеологический фактор. Ведь действительно, практически все страны – от самых недоразвитых до самых развитых – ориентируются на культуру и идеологию Голливуда. Подобное идеологическое обрамление просто поражает воображение. Такого не было никогда в истории. И американцы в этом смысле идут на пике человеческого прогресса. Они через Интернет и телевидение навязывают мировоззренческие принципы и молодежи, и старшему поколению. И эта волна охватывает прак­ти­чески все страны, включая и Китай.

– Но вместе с тем Вы все же не считаете, что американская модель утвердилась полностью и окончательно, что наступил, по определению Фукуямы, «конец истории», то есть борьба за передел мира завершилась?

– Реальный геополитический расклад сил не умаляет той ожесточенной борьбы, которую ведут отдельные элементы глобальной мировой системы – в частности, Россия, Европа, Латинская Америка – за свою самоидентификацию и за свои национальные интересы. То есть национальные интересы продолжают работать. И хотя все чаще раздаются голоса, что-де транснациональные корпорации скоро угробят национальное государство, тем не менее национальное государство еще рано списывать со счетов.

 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 756 гостей онлайн