Четверг, 29 Октября, 2020
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

И даже привычно поминаемая «веберовская модель» дает сбои. Макс Вебер, исследуя становление современности, рассуждал о протестантских корнях капитализма. Но если внимательно вчитаться в его работы, можно извлечь су­щест­венные уточнения. Речь, к примеру, идет не столько о протестантских корнях вообще – тем более в масштабах всей Европы, а не преиму­щественно Германии, – сколько о кальвинистских истоках и о влиянии американских пуританских сект. Разница, впрочем, на первый взгляд не столь значительная. Более сущест­венна оговорка Вебера о применимости рассуждений лишь к определенной фазе денежного строя, а не к процессам XX века: « в настоящее время действительно не может быть и речи о какой-либо обязательной связи между хрематистическим образом жизни и каким-либо целостным мировоззрением». И далее провозглашается уже нечто радикальное: « капитализм, одержав победу, отбрасывает эту ненужную ему больше опору».

Загадка капитализма

Кто дал вам губку, чтобы стереть небосвод?

Фридрих Ницше

Успехи почти двухтысячелетней цивилизации Большого Модерна коренятся в христианском сознании, отношении к достоинству человека, высоком и равном статусе человеческой личности, созданной по образу и подобию Творца. Христиане еще на заре новой эры называли себя moderni, отличая от людей предшествовавшего, ветхого мира – antiqui. Рожденная общностью социальная галактика реализует собственную траекторию исторического полета. Ее успехи в экономике связаны с изменившейся ролью творчес­кого дара, феноменом новоевропейской науки, техничес­ким прогрессом, расширенным воспроизводством.

Родовые гнезда Модернити – города-государства, области Италии (Венеция, Генуя, Ломбардия, Тоскана), а также побережье Северного моря (города Ганзейского союза, Антверпен, позже – Амстердам). Противолежащие в лотарингском лимитрофе миры Нидерландов и Венеции объединяет одно обстоятельство – это в прямом смысле рукотворные миры. В земноводье Соединенных провинций рождается альтернативная политическая конструкция, основы которой провозглашены в Генте в 1576 году делегатами 17 провинций: «Не народ создан для государя, а государь для народа. Если государь поступает с гражданами, как с рабами, то перестает быть государем и становится тираном». Принципы, заложенные в декларации, реализовывались в борьбе за Английскую республику, обретались в политконструкции Соединенных государств Америки, воплощались в ходе Великой французской революции.

Сообщества граждан-горожан, бюргеров-буржуа – объединения людей, не только сознающих общность (res populi) перед лицом внешнего мира и потому заинтересованных в правильном управлении коммунальным (общим) хозяйством, но также развивающих новый тип хозяйственной деятельности: интенсивное промышленное производство, приводящее со временем в числе прочих новаций к феномену города-фабрики. Варварское состояние Европы, вся сумятица Темных веков перемалываются на жерновах одолевающей упадок, преображавшей себя и челове­чество городской культуры. Той культуры, которая, отвергнув мир феодальных доменов, сословного общества, породила гражданство, политическую нацию, национальное государство.

Дорожная карта Нового времени начинает отсчет маршрута именно от них – производительных городов-государств, коммунальных сообществ, проложивших путь от средоточия политических функций и экстенсивной торговли к расширенному воспроизводству мануфактур и фабрик, городскому праву и муниципалитетам, соединенным провинциям и республиканскому общежитию. Горожане-граждане формируют институты выборной власти (представительной демократии): местную магистратуру/муниципалитет, то есть избирают членов городского совета, депутатов (deputatus – посланный, заместитель) в парламент (curis regio in parlemento). С течением времени функции парламента менялись, в результате его прерогативой, помимо установления налогов и законодательных функций, стало также формирование кабинета министров (ministerслуга, служитель), отвечающих за различные сферы деятельности. Создаются юридические, судейские органы, в частности, парламент выступает порой в качестве суда высшей инстанции, основные же правовые положения закрепляются в конституции. Кстати, в ряде стран сам статус горожанина освобождал от феодально-ленных связей, отменяя в том числе крепостную зависимость. Возникают политичес­кие союзы городов, насчитывающие порою десятки членов (Рейнский союз объединял свыше сотни городов).

Сумма подобных социально-политических молекул образует распределенную структуру – своего рода закваску национальных государств, перенося логику и правовые основания собственной организации на прежнюю систему правления (отчасти сливаясь с ней) и на обширные пространства, соединенные «непрерывным плебисцитом».

Такова общая формула генезиса современного (национального) государства, то есть государства эпохи Модернити как определенной историчес­кой модели политического объединения.

Новая эра утверждает личность самодеятельного гражданина и права общества в перманентной полемике с обстоятельствами.

***

С некоторого времени политические и хозяйственные механизмы начинают входить в противоречие с христианским историческим вектором и социальным идеалом. Вспоминается высказывание Ральфа Дарендорфа о природе экономического плюрализма: «Было бы неправильно предполагать, что все мы движемся к одной конечной станции. Экономические культуры имеют столь же глубокие корни, как и культура языка или государственного устройства». Действительно, вглядываясь в перипетии политэкономи­чес­кого калейдоскопа, начинаешь замечать, как сквозь игры повседневности проступает облик некой неопознанной культуры, влияющей на события.

Питательная среда капитализма, его магнитное поле, силовые линии складываются в сплетении торговых сетей, финансовых трансакций и трофейной экономики крестовых походов преимущественно в приморских ареалах Европы (исключение – «сухопутный порт» ярмарок в Шампани). Капитализм – энергичная субстанция, целостная идеология, замысел и сценарий специфичного мироустройства, стратегия денежного строя, сутью которого являются не само производство и торговые сделки, но комплексные операции, направленные на контроль над рынком и обстоятельствами, имеющие целью перманентное извлечение системной прибыли (сверхприбыли). Он обретает универсальную власть не через административные, национальные структуры, но посредством интернациональных экономических механизмов. Такая власть по своей природе не ограничена государственными границами и распространяется за их пределы, рассматривая Ойкумену как пространство, потенциально открытое для деятельности.

В итоге параллельно проекту построения на земле вселенского пространства спасения – Universum Christianum – мир-двойник создает собственный амбициозный проект, выстраивая глобальный Pax Oeconomicana. «Аналогия с империей в данном случае оправданна, потому что система мирового капитализма управляет теми, которые к ней принадлежат, и из нее нелегко выйти, – описывает положение интеллектуал-миллиардер Джордж Сорос. – Более того, она имеет центр и периферию, как настоящая империя, и центр получает выгоды за счет периферии. Еще важнее то, что система мирового капитализма проявляет империалистические тенденции. Она не может быть спокойна, пока существуют какие-либо рынки или ресурсы, которые еще не вовлечены в ее орбиту. В этом отношении она мало чем отличается от империи Александра Великого или Аттилы Гунна, а ее экспансионистские тенденции могут стать началом ее гибели».

Важным ингредиентом капитализма становятся разноконфессиональные толки и союзы, свободные от ограничений, налагаемых ортодоксальными институтами, прямо или косвенно оплодотворившие сложные соцветия Реформации. С развитием городской культуры, торговых, финансовых, военных коммуникаций подобные учения, сообщества, культурные коды активно распространяются в Европе: эстафета передается от павликиан и богомилов к патаренам и альбигойцам, то есть к общинам катаров и вальденсов, сопрягаясь с движением идей, людей, артефактов после катастрофы, постигшей Византийскую империю. Это также тамплиеры, активно занимавшиеся финансовой деятельностью, трансграничная организация которых – впечатляющий прообраз будущих ТНБ, ТНК и корпораций-государств.

Особо интересны в русле рассуждения вальденсы, определение которых разнится от «еретической секты манихейского толка» до «дореформационной протестантской конфессии», но, возможно, тут нет противоречия. В годы гонений, последовавших за альбигойскими войнами, вальденсы разделились, радикальная часть, отказавшись при­нести покаяние, переселилась в германоязычные страны, в Голландию, Богемию, Пьемонт, Западные и Южные Альпы, где обитали общины, уходившие от государственного христианства со времен IV века: бунтари-багауты и «состязающиеся с дьяволом» агонистики. Но и в городском многоголосье, и в труднодоступных горных местностях – местах ссылок, своего рода европейской Сибири, в суровой борьбе за выживание, пребывая под угрозой обрушения быта, утраты жизни, формируется дух протестантизма, отмеченный особым отношением к труду, повышенным вниманием к обстоятельствам, личным аскетизмом, энтузиазмом, самоотречением, скрупулезностью, корпоративизмом.



Комментарии  

 
+2 #1 Дм. Алексеев 11.07.2015 14:59
Вы б хоть какие-нибудь плохонькие книжки по теме почитали. Ну, чтоб не позориться :sad:
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2020 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1663 гостей онлайн