Среда, 25 Апреля, 2018
   
(4 голоса, среднее 4.25 из 5)

Идеологии и ценности
Михаил Байдаков, Сергей Белкин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №6, июнь 2013, стр. 8

Михаил Юрьевич Байдаков – издатель альманаха «Развитие и экономика», председатель правления «Миллениум Банка»
Сергей Николаевич Белкин – главный редактор альманаха и портала «Развитие и экономика»

Вопрос об идеологии – ее пагубности или благотворности – не сходит с повестки дня общероссийского дискурса о судьбе страны вот уже не одно десятилетие. Раньше жизненная необходимость «единственно верной» идеологии постулировалась как истина, и директивно назначалась соответствующая сис­тема взглядов. На смену этой жест­кой идеологической дисциплине, имевшей, помимо прочего, еще и статус юридической нормы, пришло отрицание не только господствующей идеологии (что тоже было наспех закреплено в виде конституционного требования), но и надобности в идеологии вообще. Однако Конституция конституирует, а жизнь идет по своим законам. Вопросы идеологии и ценностей представляются нам весьма важными, недостаточно разработанными и, несомненно, пребывающими в общест­венном сознании в хаосе разноголосицы. В связи с этим мы хотим затронуть некоторые из них ради постановки в общественно-политичес­кой дискуссии, предложив в ряде случаев свои оценки и суждения.

Вот некоторые из вопросов, представляющиеся нам важными.

Что такое идеология сегодня, в каких формах она себя реализует в современных обществах? Кто и как создает и внедряет идеологию: государство, правящая политическая партия, культурный, религиозный, политический и иной контекст, формирующийся в разных источниках – научных исследованиях, СМИ, литературе, кино, театре, ТВ, Интернете и пр.?

Существует ли сегодня в России идеология? Нужна ли России идеология? Может ли религия (какая-либо или конкретная) полностью взять на себя функции идеологии?

Какова связь между идеологией и ценностями (личностными, социальными и пр.)? Что первично, что вторично? Какова природа ценностей? Какова палитра ценностей современного российского общества? Существует ли конфликт ценностей? Как он может быть (и может ли быть) разрешен?

Несмотря на пропагандистские попытки убедить общест­венное мнение в пагубности идеологии и в благодатности ее отсутствия с момента принятия Конституции РФ, запрещающей иметь какую-либо господствующую идеологию, она, конечно, существует. Больше того: существует и господствующая, вернее, доминирующая идеология, о которой мы скажем ниже, однако сперва вспомним – что такое идеология.

Предлагается много различных определений понятия «идеология». Все они содержат описание того, что идеология – это система взглядов, идей, идеалов, отражающих мировоззрение и интересы общества в целом или его час­тей. Отличаются определения тем, что одни из них признают в качестве идеологий лишь те системы взглядов, которые оформлены концептуально, скажем, в виде программ политических партий, выделяя тем самым политическую ипостась идеологии как формы общественного сознания. Более «мягкие» определения описывают идеологию скорее как часть культуры, допуская существование множества идеологий у самых разных групп и слоев населения в формах стихийного, неконцептуализированного мировосприятия. В этом случае понятие идеологии приближается к понятиям индивидуальной или групповой системы ценностей, правил и норм поведения, нравственных регуляторов, отражающих системы взглядов семьи, религиозной или этнической группы, профессионального объединения или любого иного социального среза общества.

Практическая политика может определяться как концептуально оформленными идеологиями, так и без них, проводя в жизнь ту систему взглядов и ценностей, которой по факту привержена властная элита. (Употребляя здесь слово «элита», мы имеем в виду узкофункциональный, а не культурно-этический аспект, то есть «элита» – это не самые лучшие люди, а группа лиц или сообщество, принимающее политические решения и воплощающее их в жизнь.) Такая тактика оказывается иногда удобной, поскольку выводит властную элиту из пространства идеологической борьбы, позволяя ей легко уклоняться от всех видов идеологического оружия и давления. Слабость же такой тактики состоит в том, что властная элита ограничена в своих возможностях мобилизации населения как для осуществления проектов развития и достижения общих целей, так и для собственной защиты, поскольку как только оппозиционные политические группы смогут мобилизовать общественное мнение под знамена альтернативной идеологии, удержать власть будет трудно. Основной же изъян, вызванный отсутствием адекватной времени идеологии у правящей элиты, состоит в принципиальной невозможности стратегического планирования судьбы страны и населяющих ее народов как единого целого, обеспечения ее суверенного существования и безопасного развития.

Именно в этой ситуации сейчас находится правящая элита и даже правящая полити­ческая партия «Единая Россия», не манифестировавшая определенной идеологии, а сформировавшая внутрипартийные «платформы» с разной идеологической окраской, о которых Сергей Нарышкин сказал: «Либералы, консерваторы, государственники – все мы патриоты и члены одной партии». И это не ее выбор, а ее родовой признак, поскольку рождалась она по замыслу властной элиты, то есть той социальной группы, которая уже находилась у власти и создавала необходимые ей функциональные политические формы под себя.

Отсутствие манифестированной идеологии не означает отсутствие идеологии как таковой. Любая власть в своих делах проявляет систему присущих ей взглядов и цен­нос­тей, не исключение и российская власть новейшего времени. Диагностируя идеологический выбор власти по принятым ею подходам во внутренней и внешней политике, экономике, культуре, ограничениям или их отсутствию в сфере общественной морали и идеалов, деятельности СМИ, политике в области образования, здравоохранения и других сферах жизни, следует с тревогой признать критичес­кую эклектичность идеологии российской власти. Критическую в том смысле, что в ней на равных правах нали­чест­вуют смертельно противоборствующие системы взглядов – от социал-дарвинизма, неорабовладения и всех иных видов социальной сегрегации до планов и действий по построению социального государства, общества справедливости. Ясно, что такой клубок противоречий в святая святых политической власти не может не привести к ее коллапсу, а вслед за этим и к разрушению государства.

Непривязанность правящей элиты и партии к какой-либо идеологии дает ей временное тактическое преимущество: она может следовать любой политике, поддерживать любую перемену политического курса. В этом смысле партия без идеологии («партия нового-нового типа») становится идеальным инструментом для определенной части полити­чес­кой элиты «нового типа». То есть такой «элиты», которая имманентно не связана идеологией, не имеет высоких идеологических, духовных устремлений, а озабочена лишь собственными меркантильными интересами, удержанием власти, победой во внутренней борьбе частей неоднородной элиты и сохранением покровительства со стороны тех внешних сил, на которые она уповает в своих сокровенных чаяниях.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 961 гостей онлайн