Понедельник, 19 Августа, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Итак, в последние два-три года тема холодной войны в отношениях между Ираном и США стала обычным фоном в публикациях политических комментаторов. Это могло показаться все-таки некой фигурой речи, следствием курса США на «проведение линии от Ливана до Омана» в целях изоляции Ирана и т.п.

Впрочем, о возможности применения к ИРИ политики разрядки, понимаемой как налаживание партнерских отношений, говорили европейские эксперты еще до 2010 г. Однако предписание, данное Хаменеи, вскрыло всю глубину проблемы, по сути, формализовав состояние холодной войны на межцивилизационном уровне. Хотя и было подчеркнуто: «Говорю: не идти войной на Америку, но знать, где расположены противостоящие позиции Америки и западного высокомерия». Новая волна исламского пробуждения, инициированная в Иране, заставляет задуматься не только мир ислама.

 

***

В своем стремлении к независимости Иран в конечном счете решал задачу сохранения своей цивилизационной идентичности. В той или иной форме решение «иранского вопроса» представляет интерес для широкого спектра глобальных игроков и включено во все глобальные стратегические сценарии правящих кругов США, Китая, Японии, Европы, стран мира ислама, Индии.

Основной узел стратегических вызовов ИРИ завязан вокруг вопроса о сохранении ее как суверенного и целостного исламского государства, одного из естественных лидеров возможной исламской интеграции. Для строя Исламской Республики именно принципы независимости и невмешательства во внутренние дела государства являются базовыми, определяющими в системе исламского обоснования внешней политики.

Неэффективность государственного управления внутри самого Ирана провоцирует социальное недовольство части молодежи, что оказывает глубинное воздействие на внутриполитическую ситуацию – большее, чем это предполагалось иранскими руководителями. А это, в свою очередь, показывает, что найденный имамом Хомейни принцип «правления справедливого правоведа» (знатока фикха в исламе, отсюда название созданной в ИРИ системы правления – «велайат-э факих») либо не подходит для создания конкурентоспособного на мировой арене государства, либо не реализован должным образом. Сравнивая реальные и планируемые достижения Исламской Республики за трид­цать лет, можно отметить следующее. Изменилась сама государственность (монархия – исламская республика). Однако заданная в 1970-е годы траектория экономического развития страны сохранилась (хотя достижение намеченных при шахе на 2000-й г. основных индикаторов развития страны теперь ожидается лишь к 2025 г.).

Что даст «исламская справедливость» процессу глобализации в целом – пока сказать трудно. Для остального человечества это «пока» больше звучит как предостережение. В чем-то судьба «открытых писем» президента Ахмадинежада – этой важной формы исламской внешней политики, писем, адресованных американскому народу, а также руководителям США и стран Европы, – повторила судьбу исламского призыва к лидеру СССР Михаилу Горбачеву от руководителя исламской революции в Иране имама Хомейни.

Поиск пути реформирования государственного управления с целью создания эффективной (с точки зрения вхождения в общемировое пространство) и конкурентоспособной модели, обеспечивающей устойчивое развитие иранского шиитского государства, является одной из критических задач, стоящих в повестке дня для Ирана. У Тегерана есть альтернатива, рожденная новыми основаниями международного взаимодействия в условиях глобализации. Суть данного пути в том, чтобы, сохраняя основы правления в самой ИРИ, наладить эффективный диалог с внешним миром в рамках региональной интеграции в сферах, сотрудничество в которых будет определять развитие мира в XXI веке. Это – возникающий формат регионализации, реализуемый на высоком статусно-технологическом основании. И в первую очередь – это сотрудничество в космосе. Вместе с тем необходимо увидеть тонкую грань между курсом ИРИ на всемирную исламскую революцию и участием в регионализации на пространстве Евразии.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1820 гостей онлайн