Четверг, 24 Мая, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Участок КВЖД. Начало XX века

Третье дыхание для Сибири и Дальнего Востока
Юрий Тавровский

Источник: альманах «Развитие и экономика», №5, март 2013, стр. 116

Юрий Вадимович Тавровский – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов

Новая скоростная железная дорога 1 декабря 2012 года связала Харбин и Далянь, два китайских города, заложенных Россией в 1898 году при строительстве Маньчжурской железной дороги, которая затем вошла в историю под названием КВЖД – Китайско-Восточной железной дороги. Специально построенное для скоростной дороги полотно прошло вдоль трассы южного ответвления КВЖД, названного Южно-Маньчжурской железной дорогой (ЮМЖД). Первые два месяца поезда пойдут в тестовом режиме со скоростью около 200 километров в час, а затем будет достигнута проектная скорость – 350 километров в час. Новая дорога длиной 921 километр прошла по самым холодным провинциям КНР – Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин, где часто случаются снежные бури и холода достигают до 40 градусов мороза. Связанное с немалыми технологическими проблемами строительство осуществлено в рамках провозглашенной в 2007 году стратегической программы «модернизации старой промышленной базы Северо-Востока Китая». Новая линия с 67 парами скоростных экспрессов в день снизит нагрузку на имеющуюся транспортную систему и позволит увеличить грузопоток между центрами химической промышленности Хэйлунцзяна, автомобилестроительного кластера Цзилиня, предприятиями тяжелого машиностроения Ляонина, а также важнейшим морским портом Далянь. Станет комфортабельнее жизнь населения Маньчжурии, как еще называют северо-восточный Китай, расширится поток туристов, повысится инвестиционная привлекательность региона.

Новость из соседнего Китая вряд ли останется незамеченной на нашем Дальнем Востоке. Жителям Хабаровска и Владивостока, которых связывает 732-километровый участок Транссиба, не приходится даже мечтать о скоростном сообщении. Стратегия развития железных дорог до 2030 года такого проекта не содержит, хотя затраты на развитие инфраструктуры Сибири и Дальнего Востока растут довольно быстро и до 2020 года превысят 1,1 триллиона рублей. Что делать в такой ситуации? Можно словами известного анекдота ответить: «Завидовать будем!» Можно подискутировать на тему коварства китайцев, мечтающих поглотить наши пустеющие Сибирь и Дальний Восток. Но можно создать и претворить в жизнь собственную стратегию модернизации отставших регионов, а заодно отбросить комплекс неполноценности в форме мифа о «китайской угрозе» и применить опыт соседей, не раз прибегавших к нашему опыту.

Речь при этом идет не только о строительстве железных дорог и прочих объектов инфраструктуры к востоку от Урала. Ведь магистраль Харбин–Далянь – это важный, но не единственный компонент стратегической программы модернизации Маньчжурии за счет целевых дотаций из государственного бюджета и стимулирования деловой активности через снижение налогов, программы поощрения инвестиций. К середине 80-х годов минувшего века приморские районы восточного Китая с их специальными экономическими зонами и иностранными заводами намного опередили приграничные провинции Северо-Востока, где доминировали устаревшие гиганты государственной промышленности. На выравнивание опасного с многих точек зрения дисбаланса разных регионов страны и были нацелены стратегические программы «открытости приграничных районов» (с 1992 года), «масштабного освоения западной части страны» (с 1999 года) и «модернизации старой промышленной базы Северо-Востока Китая» (с 2007 года).

Вливание нового вина в старые мехи дало поразительные результаты, особенно наглядные в крупных центрах, возникших благодаря русской КВЖД, а также в новых городах на границе с Россией. Харбин, Чанчунь и особенно Далянь превратились в современные мегаполисы с развитой промышленностью, продвинутой наукой, уютными жилыми районами и удобными транспортными системами. Построенный в Чанчуне по лекалам московского Завода имени Сталина (впоследствии – имени Лихачева) Первый автомобильный завод (FAW) стал системообразующим предприятием, выпускающим надежные грузовики, правительственные лимузины и лицензионные легковые машины европейских и японских фирм, создающим филиалы и в России. Заложенный в 1898 году русскими инженерами одновременно с городом Дальний морской порт был реконструирован в годы советско-китайской дружбы, а сейчас обеспечивает грузопоток в 40 миллионов тонн в год. В 6-миллионном городе действуют военные верфи, машиностроительные и иные «советские» предприятия. Некогда похожий как две капли воды на Хабаровск, город Харбин, также обязанный своим возникновением строительству КВЖД, ныне насчитывает свыше 6 миллионов жителей. Реконструированы и успешно работают 13 крупных предприятий, построенных Советским Союзом, а также десятки новых, современных. Как грибы после благодатного дождя прямо на границе с Россией выросли города Хэйхэ, Суйфэньхэ, Маньчжоули. Еще недавно Богом забытые поселки или перевалочные станции, они теперь насчитывают сотни тысяч горожан, гордятся многоэтажными зданиями, комфортабельным жильем, богатыми торговыми центрами. У них тоже русские корни, их жители не стыдятся употреблять русские слова, есть русский «халеба» и закусывать «водэкэ» солеными огурцами. Мощным стимулом развития пограничных чудо-городов стала торговля с сопредельными российскими территориями, но они вряд ли достигли бы нынешнего процветания без крупных централизованных субсидий и всевозможных льгот.

Наличие или отсутствие работоспособной стратегии развития играет решающую роль в судьбе удаленных от точек роста территорий. Это доказывает и недавнее прошлое китайского Северо-Востока, и нынешнее прискорбное состояние наших Сибири и Дальнего Востока. Вот почему провозглашение президентом Путиным «разворота на Восток», создание небывалого Министерства по развитию Дальнего Востока, серьезные политические и финансовые решения последних месяцев вызывают оптимизм в одних слоях нашего общества и, мягко говоря, озабоченность в других. Будем продолжать топтаться у захлопнутых перед нами дверей в ветшающую Европу или распахнем собственную, хотя и с проржавевшим замком, калитку, которая ведет в поднимающийся Азиатско-Тихоокеанский регион? Как расставим приоритеты в развитии России, куда направим финансовые и людские потоки, с кем и против кого дружить в международных делах? Ответы на эти вопросы пока не даны, и потому полемика становится все более острой. «Китаескептики» не теряют времени. Еще весной группа авторов «Стратегии-2020», предложенной новому-старому президенту России в качестве долгосрочной программы, назвала Китай главной угрозой национальной безопасности. Из недавних же публикаций «китаескептиков» выделяется статья «Континент Сибирь» в «Независимой газете».



Комментарии  

 
0 #1 Дмитрий Бабич 26.06.2013 10:55
Отличный материал. Пол моему мнению, успехам китайских соседей нам, россиянам, надо радоваться. Чем развитее инфраструктура Хейлунцзяна и других пограничных провинций - тем меньше оснований для массового переселения китайцев в Россию, которым нас так активно пугают американцы и японцы. Не хочу сказать об этих нациях ничего плохого: это чистая геополитика, конкуренция, но когда эти "идеи" подхватывают плохо информированные московские либеральные интеллигенты - это уж совсем нехорошо.
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 470 гостей онлайн