Пятница, 06 Декабря, 2019
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Вопрос признания Косова фактически стал показателем лояльности признающей стороны по отношению к политике США и ЕС. На начало декабря 2012 г. Косово признали 97 государств и 13 готовы сделать это в ближайшее время. Причем весьма показательным выглядит тот факт, что первым признал Косово Афганистан. Из балканских стран, кроме Сербии, независимость Косова не признают Босния и Герцеговина и Греция. Россия также воздерживается от признания, заявляя, что в этом вопросе будет солидаризироваться с Белградом. Однако Сербия уже фактически согласилась на полное вхождение северных сербских территорий (Лепосавич, Звечан и Зубин-Поток), имеющих общую границу с Сербией, в албанскую республику, оставив для отвода глаз некую «финансовую автономию», что свидетельствует о постепенном развороте сербского руководства к США и НАТО. В связи с этим следует помнить, что помимо сил КФОР на территории Косова размещены две крупнейшие военные базы США – Кэмп Бондстил (Урошевац) и Кэмп Филм Сити (Приштина).

За всем происходящим в Косове с особым вниманием следят из Албании, которая всегда поддерживала стремление к независимости косовских албанцев. В середине апреля 1999 г. Тирана разорвала дипломатические отношения с Белградом, которые были восстановлены только в январе 2001 г. По мнению албанской стороны, косовская проблема постепенно утрачивает свою остроту, особенно с учетом перспективы европейской интеграции, включая Сербию и Косово. В то же время официальные албанские лица подчеркивают, что идеи Великой Албании не являются элементом современной политической повестки дня. Тем не менее слова албанского гимна звучат так: «Сам Господь сказал, что наций на земле не будет, но Албания будет жить, за нее, за Албанию, ведем мы войну».

В сравнении с государствами пространства бывшей Югославии встраивание Болгарии в новый мировой порядок выглядит очень мирно. Отсутствие серьезных территориальных и этноконфессиональных проблем позволяет Софии довольно успешно реализовывать свою внешнеполитическую ориентацию на евро-атлантические структуры. Однако некоторые проблемы возникают у Болгарии в связи с ее крепкими экономическими и культурно-историческими связями с Россией. Серьезные разногласия в парламенте и нарекания со стороны западных коллег вызывали такие проекты, как строительство АЭС «Белене» за счет российского кредита и на российском ядерном топливе, а также «дорожная карта» по строительству «Южного потока».

Несмотря на противодействие российским инициативам со стороны западных политических структур и ТНК, 15 ноября 2012 г. между «Газпромом» и «Болгарским энергетическим холдингом» был подписан протокол об окончательном инвестиционном решении по сооружению газопровода «Южный поток» на территории Болгарии. За участие в этом проекте София будет получать по 2,5 миллиарда евро в год за транзит газа в другие страны Европы.

«Южный поток» как фактор интеграции

В условиях военно-политического прессинга НАТО–ЕС на страны региона у России остается только один шанс сохранить свое влияние на Балканах – это энергетическая дипломатия. «Южный поток», будучи серьезным и выгодным экономическим проектом, закономерно вызывает раздражение у западных партнеров. Его успешная реализация не только означает экономическое возвращение России в Европу, но и будет способствовать серьезным геополитическим изменениям в регионе.

Еще в 1990 г. Иосиф Бродский – человек, далекий от большой политики и большой экономики, но тонко чувствовавший грядущие битвы за власть и ресурсы, – провидчески писал: «Подлинным эквивалентом Третьей мировой войны представляется перспектива войны экономической <…> где все средства хороши и где смысл победы – доминирующее положение. Битвы этой войны будут носить сверхнациональный характер, но торжество всегда будет националь­ным, то есть по месту прописки победителя».

Россия, будучи крупнейшей энергетической державой, не только естественным образом оказывается включенной в это противостояние, но и имеет уникальные возможности предлагать и реализовывать интеграционные проекты, отвечающие ее национальным интересам. Возрастающая конкуренция – как за региональные энергетические рынки, так и за мировой энергетический рынок – в целом требует от нашей страны серьезных усилий, поиска эффективных методов внешнеполитической деятельности, диверсификации транспортных коммуникаций, установления надежных партнерских связей с производителями и потребителями энергоресурсов. Продвижение национальных интересов России сегодня во многом зависит от реализации проекта «Южный поток», который пройдет по дну Черного моря – от компрессорной станции «Русская» на российском побережье до побережья Болгарии. Далее две его ветки пройдут через Балканский полуостров в Европу. Общая протяженность черноморского участка составит около 900 километров, максимальная глубина залегания – более двух километров, а проектная мощность – 63 миллиарда кубометров.

Строительство «Южного потока» без преувеличения можно назвать балканским прорывом энергетической дипломатии России, которая в свою очередь создает стартовые возможности для более широких интеграционных проектов. В течение долгих шести лет с момента заключения предварительных соглашений между «Газпромом» и компанией «Сербиягаз» в декабре 2006 г. российская сторона не раз сталкивалась с множеством трудностей, вызванных давлением со стороны некоторых западных стран и конкурирующих ТНК. И наконец, осенью 2012 г. были подписаны окончательные инвестиционные решения по строительству венгерского, словенского и болгарского участков трубопровода. Определяющими для проекта оказались встречи президента РФ Владимира Путина с главами Сербии и Республики Сербской в сентябре прошлого года. В результате ранее обещанные сроки старта «Южного потока» были выдержаны – 7 декабря в Анапе в присутствии президента России состоялась символическая сварка первой трубы газопровода.

Геополитическое, геостратегическое и геоэкономическое значение Балкан не только для России, но для мировой системы в целом переоценить сложно.

Во-первых, Балканы являются уникальной для Европы природной кладовой ресурсов практически всех видов.

Во-вторых, этот регион – удобный плацдарм для размещения военных баз НАТО в целях контроля Малой Азии и сдерживания непредсказуемого постсоветского пространства. Поэтому экономическое присутствие России в регионе, которое предполагает и политическое влияние (как говорил классик, «политика есть самое концентрированное выражение экономики»), крайне невыгодно нашим евро-атлантическим визави.

В-третьих, Балканы – срединная зона энерготрафика. Поэтому, отталкиваясь от концепции известного геополитика Хэлфорда Джона Маккиндера, можно утверждать, что тот, кто будет контролировать Балканы, станет не только управлять энергетическими потоками, но и определять политику зависимых от энергоресурсов стран. Балканы для современной Европы – своего рода Хартленд. Если контролировать этот Хартленд, то можно не только управлять дугой Западная Европа – Аравия – Индокитай, но и командовать миром.

В-четвертых, Балканы – последний европейский рубеж психоисторической войны Запада против России. Утрата Россией позиций и влияния в этом регионе будет означать окончательное выдавливание ее из Европы и лишение потенциальных союзников.

При таком значении Балкан исключительную роль для российской политики в этом регионе играли и играют территории, на которых проживает традиционно русофильский народ – сербы. «Наши чувства, даже когда мы поглядываем в сторону Европы, всегда на стороне России» – одна из любимых поговорок сербов.

Однако в современном прагматичном мире защита национальных интересов выстраивается прежде всего в плоскости экономической. В этом смысле «Южный поток» и более широкое экономическое сотрудничество с Россией становятся едва ли не единственными возможностями выхода из кризиса сербских территорий, а для нас – существенно расширяют зону влияния. Российские вложения в экономику Сербии только за 2012 г. превысили один миллиард долларов, что больше суммарного объема российских инвестиций в сербскую экономику за предыдущие девять лет. Кроме того, именно российские компании «Лукойл» и дочка «Газпрома» являются крупнейшими налогоплательщиками в Сербии. При этом чистая прибыль «Нефтяной компании Сербии» («НИС»), контрольный пакет акций которой принадлежит «Газпром нефти», достигла в первом полугодии 2012 г. 230 миллионов долларов, а инвестиции «НИС» в производство за этот период – 179 миллионов долларов.

«Южный поток» позволил также укрепить и расширить российское влияние в Республике Сербской. 21 сентября 2012 г. ее президент Милорад Додик в ходе своего визита в Сочи подписал меморандум о взаимопонимании с «Газпромом», который предусматривает строительство ответвления трубопровода «Южный поток» на территории Республики Сербской. Незадолго до этого, 26 июня 2012 г., правительство Республики Сербской придало программе подключения своей страны к газопроводу «Южный поток» статус «национального проекта».

Энергетическая дипломатия серьезным образом активизирует и гуманитарные аспекты сотрудничества между народами стран региона и Россией. В этом направлении активно работают Российский совет по международным делам, Российское историческое и Российское географическое общества, Россотрудничество, Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, фонд «Русский мир», целый ряд обществ дружбы, созданных как в России, так и в балканских странах, другие неправительственные организации. Все вместе они формируют совершенно новый – интеграционный – климат.

В заключение подчеркну, что экономические проекты, предлагаемые Россией, являются шансом сохранить самодостаточность и независимость балканских народов, не раствориться в евро-атлантическом космополитизме, сберечь свою самобытность, культуру, историю, не превратиться в глубокую периферию глобального капитализма – а значит, обеспечить себе будущее.

Сегодня отношения между Россией и странами региона вступили в качественно новую эпоху – эпоху расширения интеграционных горизонтов. Однако успех на этом пути требует не только огромных усилий и политической воли, но и знаний сложнейших перипетий экономических и политических войн, а также понимания особой природы феномена, имя которому – Балканы.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1704 гостей онлайн