Пятница, 24 Марта, 2017
   
(4 голоса, среднее 4.50 из 5)

Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?
Александр Коврига

Источник: альманах «Развитие и экономика», №14, сентябрь 2015, стр. 146

Александр Владимирович Коврига – кандидат экономических наук, директор Центра междисциплинарного прогнозирования общественного развития Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и, ес­тественно, государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности. Прежде всего в понимании мировой истории и в производстве знаний о государстве, мировом и общественном развитии. Знание о реальном институциональном устройстве и динамике общественных систем, государств и «мирового целого» становится всё более сложным. Со времен построения регулярного европейского государства знание о его действительном устройстве имеет стратегический, по сути, тайный характер.

Есть все основания предполагать, что мир вошел в состояние бифуркации, приближаясь к началу нового многосотлетнего цикла, в котором евроатлантоцентричность власти и миропорядка уже не просто подвергается основательной критике и делегитимации, но утрачивает свою абсолютную роль. Совершенно особое место в этих процессах будет занимать Россия – как в полной мере испытавшая на себе практически весь спектр культурного и тектологического влияния со стороны «Большого Запада» и Евроатлантики, но в то же время еще сохранившая ряд принципиальных характеристик суверенной цивилизационности и государственности.

Наряду с передовой мыслью, вместе с обладанием технологией ее воплощения суверенность и способность народа участвовать в мировой истории связаны прежде всего с постановкой практики общественных образовательных процессов – с общенародным извлечением уроков истории. Народ, не удерживающий канвы своего цивилизационного развития, может быть сбит с пути. Презрение к истории не остается безнаказанным. Мы вошли в эпоху, когда история будет столь же важна для мира и государственного дела, его спасения и об­щественного развития, как были важны для него естественные науки с начала XVII и до XX века включительно. Действительно благочинные, прагматичные и ответственные действия теперь еще более будут связаны с переосмыслением, переживанием заново и переусвоением множества уроков мировой и отечественной истории.

В условиях уже развернувшихся и грядущих тектонических трансформаций мироэкономики и геополитики чрезвычайно важно осознание способа, которым в современном мире и в России было конституировано «регулярное государство», государственное дело. Важно различение цивилизационных и институциональных стратегий построения государственности в странах современного трансатлантического ядра и в континентальной Европе. Без этого невозможно суверенное развитие.

Мы полагаем, что одной из центральных задач в этом деле должно стать осознание действующего наследия и исторических уроков камерализма. Забегая вперед, отметим, что понимание того, что породил камерализм как система государствостроительных практик и соответствующих стратегий домонопредметного и донаучного производства знаний, может быть ключом к выявлению оснований и разгадки ряда наиболее сложных и скрытых моментов в организации современного мирового порядка, его основных кризисных тенденций, конфликтов и напряжений.

В результате доминирования в последние 150 лет научно-дисциплинарной, монопредметной организации производство знаний о процессах развития и мировой истории превращено в «предметные ряды» и тоннельные представления. Реконструкция традиции камерализма как практики государственного дела до эпохи доминирования научного подхода и позитивизма может позволить преодолеть эти ограничения историчности и монодисциплинарности.

Глобальный цивилизационный кризис и государственное дело

Судьба суверенного государства как основного и исключительного агента, а также и условия развития – сегодня едва ли не главный вопрос мировой повестки. Роль государства неимоверно возрастает в связи с исключительной важностью переустройства содержания, форм и методов геополитического контроля в рамках формирующегося миропорядка и в ходе посткризисной промышленной и экономической реорганизации планеты. Перед лицом глобальных рисков, присущих исключительно сложной и в равной степени хрупкой сети экономической, культурной и политической взаимозависимости современного мира, государство вновь должно будет сыграть роль катехона. При этом переустройство и обновление самого государственного дела и суверенной государственности – в их отношении к глобальной экономике, геополитике, культуре и цивилизационному развитию – неминуемы. Status quo уже не удержать.

Наряду со стихией глобального финансово-экономического кризиса нашу эпоху определяет кризис геоцивилизационный, смена всей топологии и геополитического измерения мирового развития. Если политика решает вопросы организации жизни человеческих сообществ в рамках определенной цели и мировоззрения, то фундаментальный компонент политики, естественно исходящий из территориальности человеческих сообществ, – это геополитика. С древнегреческих времен домом – oikos – для человека является Земля – geo, отсюда и геополитика. Поэтому экономическое – oikonomia, – государственно-геополитическое и геоцивилизационное измерения трансформации миропорядка являются неразделимыми проблемами.

Сохранится ли суверенное национальное государство как институт? Или транснациональный класс, надгосударственные группы интересов окончательно подорвут не только культурно-исторические основания и все политэкономические условия его существования и развития? Это острейший вопрос мировой повестки дня ближайшего десятилетия.

Завершающие десятилетия XX века доминирующей была западноцентричная англосаксонская ноополитика – политика представлений о мире и способах его восприятия – как самая технологично изощренная, подкрепленная силовым интеллектуально-военно-промышленно-финансовым потенциалом. Глобальная индустрия управления представлениями (ГИУП) – global perception management industry, – построенная трансатлантическим миром на протяжении нескольких веков и наиболее интенсивно в ходе холодной войны, проецирует на весь мир абсолютно идеализированное представление о «рыночной демократии», «свободном предпринимательстве» и «рыночной экономике».

В эту эпоху большинство современных практик и систем производства знаний не только опираются на «предсказания» и специально вменяемые представления-верования о мире, но вынужденно пребывают в зависимости от целого ряда стратегических мифов. Чтобы вырваться из этой клетки исторической предрешенности и фатализма, необходимо не только осознать ее наличие, но и понять, как она устроена. Для совершения какого-либо действия необходимо выйти за границу этих индустриально вменяемых представлений, увидеть когнитивные сети, стреноживающие проектоспособность, суверенность и право на историческое творчество и развитие.

Кризис знания о государстве, как и общемировой цивилизационный кризис, впрямую обу­словлены еще и тем, что наука «о рынках» стала доминантной, вытеснила все представления о мире, заменила собою науку об обществе и развитии. Среди прочего в своих принципиальных и фундаментальных моментах данная ситуация связана с вытеснением камерализма в последние 200 лет либеральной организацией общества и экономики. В рамках установки глобального капитала на увеличение прибыли национальные государства трактуются главными источниками непроизводительных издержек – трансакционных расходов, – в стратегическом плане они подлежат ослаблению или полному устранению. Государства создают «суверенные риски», регуляторные разрывы на границах, мешают глобальному регулированию и глобальной деятельности финансового и промышленного капитала. Принято считать, что недостатки работы глобальной финансово-инвестиционной и экономической системы напрямую связаны с этими трансакционными расходами. Хрестоматийным примером здесь является современная история Европейского союза, события вокруг Греции. В ответ на глобальный кризис трансатлантический мир наметил следующий сценарий: ведущие корпорации США и ЕС продвигают замысел нового мирового экономического порядка, ликвидации государственных «конституционных преград» для более свободной торговли, расширения рынков. В этом и состоит основной смысл и задачи проекта Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) Евросоюза и США. В июле 2015 года Европейский парламент уже принял резолюцию-рекомендацию о продвижении к соглашению о ТТИП. По замыслу, учреждение ТТИП ликвидирует «барьеры» для коммерции не только в Евроатлантике, но также и во всём мире. То есть демонтаж государств определен в качестве центральной задачи. Вслед за согласованиями на Давосском форуме в 2012 году «Рабочая группа высокого уровня для Генерального директората ЕС по отношениям США–ЕС» рекомендовала преодолеть, наконец, иллюзию о возможности национальных суверенитетов в Евросоюзе. В XXI веке евро-американское Трансатлантическое партнерство должно выступить трамплином для новых норм и правил всего мирового управления во всех сферах. Согласно плану-прогнозу Жака Аттали, самое позднее в 2050 году должна быть развернута окончательная деконструкция государств, «капитализм придет к своему пределу: уничтожит всё, что ему не принадлежит. Он превратит мир в огромный рынок, судьба которого не будет связана с судьбой наций и который будет свободен от требований и ограничений “сердца”». Как и в 1919-м, начале 1940-х и 1970-х, этот план построения нового мирового порядка основан на фундаментальных «метатеоретических допущениях» о мировых истории и развитии, мировой цивилизационной иерархии, предназначении и роли государств.

Игра вокруг трактовки сути и содержания государственности и государственного дела на усиление или ослабление государств, их мощи и деятельного потенциала – непрерывный процесс европейской и мировой истории.

С получением к середине XVII века Северо-Западной Европой относительных структурных преимуществ и развитием сильного государственного механизма работа по выделению мировой периферии, где государственный механизм ослаблялся, стала едва ли не ключевым фактором. Как только образовалась разница в силе государственных машин, в действие вступил неравный обмен, навязываемый сильными государствами слабым. С того времени евро-атлантический капитализм использует не только присвоение прибавочной стоимости, производимой в пределах национальных экономик ядра, но за счет структурных преимуществ и сильного государства – и присвоение прибавочной стоимости, производимой в мироэкономике в целом. В этом и состоит политэкономический смысл политики глобализации и соответствующих изменений государственного дела.



Комментарии  

 
0 #2 Сергей Белкин 04.07.2016 12:22
Цитирую lawn treatment:
Hello there, You've done an excellent job. I'll certainly digg it
and personally recommend to my friends. I am sure they will be benefited
from this web site.


Thank you!
We will try to continue this work (in spite of the difficulties that we are experiencing in recent months).
Moderator
Цитировать
 
 
0 #1 lawn treatment 28.10.2015 23:42
Hello there, You've done an excellent job. I'll certainly digg it
and personally recommend to my friends. I am sure they will be benefited
from this web site.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 902 гостей онлайн
права на снегоход в спб, pravanaspectehnikurf.com