Понедельник, 26 Июня, 2017
   
(3 голоса, среднее 3.67 из 5)

Война на Украине: предварительные итоги и вероятные перспективы
Александр Храмчихин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №13, июль 2015, стр. 160

Александр Анатольевич Храмчихин – заместитель директора Института политического и военного анализа

Развитие ситуации на Ук­раи­не во многом определяется предшествующими событиями. Они выявили уровень боеспособности сторон, их цели и задачи, степень влияния внешних факторов.

В данном случае необходимо оставить в стороне Крым, где сразу после февральского переворота в Киеве было принято однозначное решение отделяться от Украины, предпочитая статус непризнанного государства. Однако Москва освободила крымчан от необходимости воевать за свою независимость.

Гражданская война в Донбассе стала естественным продолжением киевского переворота, который был организован, профинансирован и медийно обеспечен днепропетровскими и киевскими олигархами с целью разгрома «семьи» (олигархического клана) президента Януковича и, как минимум, существенного ограничения влияния (или тоже разгрома) конкурентов из Донецка. Олигархи из донецкой группировки (наиболее известный и влиятельный из них – Ринат Ахметов) попытались организовать «контролируемый сепаратизм» в Донецкой и Луганской областях с целью удержания своих экономических и частично политических позиций. Именно на их деньги из запасов Вооруженных сил Украины (ВСУ) было приобретено оружие для внезапно возникших здесь формирований. При этом, разумеется, никакое отделение от Украины они не планировали. Соответственно как Евромайдан в реальности не был никакой народной революцией, так и донбасский сепаратизм не был народным восстанием против «киевской хунты». И то и другое было олигархической «разборкой». Однако данный проект достаточно быстро вышел из-под контроля олигархов, поскольку в Донбасс в массовом порядке двинулись добровольцы из России, из других регионов Украины и даже из Европы, вдохновленные кто идеей «Русского (или Славянского. – А.Х.) мира», кто «борьбой с фашизмом». Они и составили основу ополчения самопровозглашенных ДНР и ЛНР. В итоге «контролируемый сепаратизм» перерос в реальную гражданскую войну.

Начало «антитеррористической операции» было провозглашено спикером Верховной рады, и.о. президента Украины Александром Турчиновым 7 апреля. Название этой операции было совершенно абсурдным: можно было выставлять ополченцев Донбасса сепаратистами, но никаких терактов они совершенно точно никогда не совершали. Поначалу операция шла довольно вяло и без особых жертв. С середины апреля центром противостояния стал Славянск на севере Донецкой области. Здесь впервые имел место захват ополченцами и местными жителями техники ВСУ с переходом части военнослужащих-десантников на их сторону. В конце апреля здесь уже шли серьезные бои, в начале мая ополченцы сбили из ПЗРК не менее 3 украинских ударных вертолетов Ми-24, что чрезвычайно осложнило действия украинской авиации и, соответственно, увеличило потери сухопутных войск, лишившихся поддержки с воздуха.

Власти самопровозглашенных республик поначалу контролировали большую часть их территорий. При этом, впрочем, в этих республиках имел место полный управленческий хаос. Здесь действовали местные формирования, созданные олигархами из донецкой группировки (с которых всё и началось), местные формирования, возникшие «по ходу дела» сами по себе, а также разнообразные группы добровольцев. Никто никому не хотел подчиняться, очень плохо обстояло дело даже просто с координацией действий. При этом подавляющая часть населения Донецкой и Луганской областей не поддерживала ни одну из сторон конфликта, пассивно ожидая, кто победит. Те, кто был активно недоволен новыми киевскими властями, предпочитали бежать в Россию, но не воевать за ДНР и ЛНР. Мотивация у местных и пришлых добровольцев была весьма высока, но она не могла полностью компенсировать управленческий хаос и общую нехватку сил.

К началу лета украинское командование более или менее адаптировалось к ситуации и начало давить противника массой, не считаясь с потерями и поражениями. По количеству личного состава и техники ВСУ имели многократное превосходство над ополченцами. Благодаря этому им удалось окружить и 5 июля взять Славянск. Кроме того, с начала июня украинские войска начали наступление вглубь территории обеих республик вдоль их границы с Россией с целью полной изоляции Донбасса от РФ.

Кремль изначально не хотел вмешиваться в донбасский конфликт, потому что это была не его игра. Кроме того, происходящее начинало очень дорого обходиться России в экономическом и политическом смыслах из-за сильнейшего охлаждения отношений с Западом.

Однако и пустить ситуацию в Донбассе на самотек Кремль уже тоже не мог. Ведь в результате им же раздутой пропагандистской истерии в Донбасс двинулся тот самый поток российских добровольцев, которые поломали игру донецким олигархам и превратили контролируемый сепаратизм в настоящий. Прочие россияне, воевать не едущие, но слушающие телевизионную истерию, начали задавать естественный вопрос: почему мы спасли Крым, хотя там еще никто не погиб, а в Донбассе кровь уже льется рекой, но мы его не спасаем? То есть внутриукраинская олигархическая «разборка» стала важнейшим российским внутриполитическим фактором. Более того, возникли признаки того, что некоторые лидеры донбасских ополченцев, приехавшие из России, вполне могут затем стать альтернативными политическими лидерами уже в самой России, что для Кремля просто смертельно. Донбасс стал для Москвы типичным «чемоданом без ручки», который очень тяжело нести, но и совершенно невозможно бросить, хотя это и чемодан-то не наш.

На протяжении нескольких месяцев Москва пыталась взять хотя бы под частичный контроль донбасское «гуляй-поле», маневрируя между креатурами Ахметова (этот олигарх, в свою очередь, не менее активно маневрировал между ополченцами и Киевом) и лидерами добровольцев. Определенных результатов добиться удалось, поскольку реализовался принцип «не было бы счастья, да несчастье помогло». Этим несчастьем стало украинское наступление по всем фронтам и быстрое сокращение территорий мятежных республик.

В первой половине июля в Донбассе сложилась сложнейшая динамическая обстановка, слишком, видимо, сложная для не очень искушенных «полководцев» с обеих сторон. Украинские войска вышли к Донецку и Луганску и предпринимали попытки наступать еще и между ними, изолировав друг от друга ДНР и ЛНР. Одновременно они, как было сказано выше, наступали вдоль границы с РФ. Из-за этого образовалась длинная узкая полоса, контролируемая украинской армией, над которой «нависали» ополченцы. Это был классический «котел», который украинцы создали сами себе. При этом, правда, у ополченцев катастрофически не хватало сил, чтобы сдерживать наступление с севера и запада, одновременно замыкая окружение на юго-востоке. Донбасские мужчины в массовом порядке бежали со своими семь­ями в Россию, но воевать за независимость своего региона не хотели.

Тем не менее, в конце концов, силы ДНР всё же замкнули окружение, а затем и разрезали украинскую приграничную группировку на несколько час­тей. Украинская армия оказалась перед катастрофой. Начались переходы украинских военных на российскую территорию со сдачей техники и оружия ополченцам.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 761 гостей онлайн